Сила слова

Государственная машина всегда смотрела на неформальное искусство настороженно, ограничивая его теми или другими способами. Потому что музыканты или режиссеры например сегодня формируют сознание людей гораздо больше, чем политическая администрация, даже такая как США или России. Подумайте только, какая-то группа, всего три-четыре человека, без денег и любых экономических и силовых рычагов, имеет больше влияния на умы, чем весь политический аппарат страны, со всеми его ресурсами, подконтрольными ему СМИ и т. п.Посмотрел немного канал альтернативной музыки. Если брать тяжелых музыкантов или любую другую альтернативу, то там они все с убеждениями так или иначе, или с какой-то более менее оформленной идеологией. Они могут рассуждать о природе вещей, обосновывая свои взгляды и убеждая других.

Их всегда спрашивают, что вы думаете о том или об этом… Собственно поэтому государственная машина всегда смотрела на неформальное искусство настороженно, ограничивая его теми или другими способами. Потому что музыканты или режиссеры например сегодня формируют сознание людей гораздо больше, чем политическая администрация, даже такая как США или России.

Подумайте только, какая-то группа, всего три-четыре человека, без денег и любых экономических и силовых рычагов, имеет больше влияния на умы, чем весь политический аппарат страны, со всеми его ресурсами, подконтрольными ему СМИ и тп. Также государственный аппарат может влиять только в пределах своего государства, но влияние музыкантов может распространяться на многие страны, иногда на весь мир. В этом смысле убеждения определяют гораздо больше, чем деньги, физическая сила и т.п. и в словах или в звуке реально выражена максимально возможная власть.

Опять же, если мы возьмем, например, любое предприятие, или дело, то оно начинается с того, что приходит какой-то неординарный человек и начинает говорить. И под это уже все формируется. Со звука формируются целые государства — возьмите Ленина или другого идейного политика — и звуком или уже диструктивной идеологией целые государства слабеют и уходят в небытие. Если вы возьмете, например Ленина, или другого выдающегося организатора, то с физической точки зрения это просто маленький никчемный человек, издающий какие-то звуки. Но посмотрите — вокруг этого начинает организовываться целая империя. Вокруг мышления, вокруг убеждений.

И чем более могущественна идеология, тем больше она определяет — и в пространстве и во времени. С этой точки зрения наиболее могущественная идеология это идеология Бога, поскольку с Него начинает разворачиваться целая вселенная. Если бы какой-то политический администратор мог понимать, что говорит писание, он бы мог проявить конечно невероятную силу, он мог бы управлять не только любым городом или страной, но также всей планетой или вселенной. Вселенная — не так уж много было бы для него. Она уже организована и управляется.

Источник:
Тихоход
Нилачала.ru