Борьба за свободу информации как классовое противостояние

Информация по своей сути стремится к тому, чтобы быть свободной. Её невозможно «закрыть» при помощи какого-либо юридического акта, как бы это не хотелось классу капиталистов, извлекающих прибыль с чужого труда. Основное отличие между информацией и материальным объектом как продуктами труда заключается в том что, во-первых, информация может распространяться (копироваться) без материальных затрат, во-вторых, что информация, которая не распространяется и не модифицируется, теряет свою потребительную стоимость — или, проще говоря, ценность в силу своего устаревания.В общественном сознании термин «классовая борьба» главным образом ассоциируется с движением промышленного пролетариата. Недавняя забастовка на заводе «Форд» [1] вызвала волну высказываний о нарастании классовой борьбы на постсоветском пространстве. К сожалению, мало кто из участников современного «левого» движения замечает, что параллельно с борьбой промышленного пролетариата идёт противостояние на другом фланге классового противоборства, которое началось не так давно, но с каждой секундой становится лишь острее. Это противостояние – борьба за свободу информации.

В начале декабря, через пару недель после начала забастовки всеволжских рабочих, произошло событие знаковое для российского интернет-сообщества. Житель Ростова-на-Дону Сергей Абрамов был осуждён за компьютерное пиратство. Случай сам по себе абсолютно не новый, дело только в том, что к году лишения свободы условно был приговорён «пират», распространявший информацию абсолютно безвозмездно, то есть без цели извлечения прибыли. Возможно, это и не первый подобный судебный процесс на территории России, но только он один получил широкую огласку. [2]

Практика свободного обмена продуктами интеллектуального труда (программами, музыкой, графикой, текстами и.т.д.) настолько широко распространена среди пользователей интернет, что при желании «правоохранительные» органы могут привлечь к ответственности за нарушение авторских прав каждого второго компьютерного любителя. А если учесть, что доказательством вины в данном случае является само по себе наличие «пиратского» (то есть скопированного в обход закона) продукта на компьютере подозреваемого, то привлечь уже можно практически каждого пользователя.

Разумеется, простое владение персональным компьютером и выходом в интернет не делает человека принадлежащим к эксплуатируемому классу, который может подвергаться репрессиям со стороны государства. Если понимать под классами группы людей, различающиеся по их роли в системе общественного производства и по их отношению (большей частью оформленному законах) к средствам производства [3], то, тем не менее, можно выделить два «класса» людей относительно процесса умственного труда и его результатов. Средством производства в данном случае, как правило, является компьютерная техника и программное обеспечение.

Первый класс (эксплуатируемый) – это те, кто производят и распространяют информацию — назовём его пролетариатом умственного труда, или информационным пролетариатом. Второй класс (эксплуатирующий) – те, кто владеет правами на произведённую информацию.

Многие делают ошибку, когда говорят, что «пиратство» отбирает заслуженный заработок у производителей информации. Это неправда. Возьмём, например, дело Сергея Абрамова. Его осудили за распространение программы, находящейся в собственности фирмы «1С». Формально, фирма «1С» и есть «производитель», но если углубится в процесс производства, то станет ясно, что непосредственным производителем программы является не вся фирма, а только штат наёмных работников-программистов. Программисты получат за созданный ими товар лишь заработную плату, в то время как огромная прибыль от продажи их труда достанется менеджменту и администрации компании. И этим программистам нет никакого дела до того, легально или нелегально распространяется продукт их труда, потому что он им уже не принадлежит. Причём это касается не только программистов, но и всех других представителей умственных и творческих профессий, будь то музыкантов, передавших права на музыку своей звукозаписывающей компании или, например, писателей, чьи книги и статьи становятся собственностью издателя.

То, что интересы производителей не имеют ничего общего с интересами правообладателей, можно проиллюстрировать на примере конфликта между некоммерческой электронной библиотекой Либрусек [4] и конторой по защите авторских прав «»Internet Copyright Agency»» [5]. Тогда библиотеке пришлось убрать из открытого доступа произведения уже умершего Станислава Лема из-за отсутствия отчислений его «литературному агенту». Кстати, на том же «Либрусек» опубликована переписка с писателем Леонидом Кагановым [6], который считает, что его «тексты нельзя продавать в Интернете…Они могут раздаваться в открытых сетях только бесплатно». Деньги от издателей он, тем не менее, берёт. И грех с них не брать.

Попытку освободиться от корпорации-капиталиста по «защите» прав производителя можно также увидеть в недавней акции группы Radiohead, которая позволила скачивать свой последний альбом из интернета фактически бесплатно [7].

Итак, мы определили, что есть «класс» эксплуатируемый и есть «класс» эксплуатирующий. Но здесь возникает другой вопрос. Заочно мы отнесли Сергея Абрамова к эксплуатируемому классу, но неизвестно создал ли он сам, своими руками, а вернее головой, хоть одну программу или хотя бы картинку под аватар. Здесь уместно вспомнить концепцию «совокупного рабочего», которую Маркс изложил в I-м томе «Капитала»: «Продукт превращается вообще из непосредственного продукта индивидуального производителя в общественный, в общий продукт совокупного рабочего, т.е. комбинированного рабочего персонала, члены которого ближе или дальше стоят от непосредственного воздействия на предмет труда. Поэтому уже сам кооперативный характер процесса труда неизбежно расширяет понятие производительного труда и его носителя, производительного рабочего. Теперь для того, чтобы трудиться производительно, нет необходимости непосредственно прилагать свои руки; достаточно быть органом совокупного рабочего, выполнять одну из его подфункций» [8]. Следовательно, если пользователь компьютера занимается лишь распространением информации, чтобы другие могли ей пользоваться, изменять её и распространять дальше, то его труд является «производительным». Так же, как, например, труд водителя грузовика, доставляющего детали из одной части завода в другую.

По результатам исследования фирмы Nokia к 2012 году четверть всей информации из области культуры и развлечений будет создаваться, редактироваться и распространяться через прямые контакты между людьми, а не посредством традиционных средств массовой коммуникации [9]. Этот феномен получил название ‘Circular Entertainment’, то есть информация циркулирует в глобальной сети «по кругу», постоянно обогащаясь. И в процессе создания этой информации участвуют все без исключения пользователи интернет – это поистине коллективное творчество.

Информация по своей сути стремится к тому, чтобы быть свободной. Её невозможно «закрыть» при помощи какого-либо юридического акта, как бы это не хотелось классу капиталистов, извлекающих прибыль с чужого труда. Основное отличие между информацией и материальным объектом как продуктами труда заключается в том что, во-первых, информация может распространяться (копироваться) без материальных затрат, во-вторых, что информация, которая не распространяется и не модифицируется, теряет свою потребительную стоимость — или, проще говоря, ценность в силу своего устаревания. Если вы отберёте у своего соседа молоток – это будет воровство, если он расскажет вам частушку, а вы её измените и расскажете другому – это будет свободное распространение информации. Есть ещё вариант, что частушку может услышать другой сосед, записать её на бумагу, издать и запретить её рассказывать вслух – это будет называться действием современного закона об авторском праве (copyright).

Собственность, как известно, ключевая категория экономической системы. И здесь важно понимать, что если рассматривать категорию собственности как отношение к средствам производства и создаваемым с их помощью материальным благам, а не просто как формальное право, то информация сразу после своего создания де-факто становится «общественной собственностью». Владеющий «пиратской» версии программы пользователь может использовать её как средство производства, но не иметь права на программу, юридически закреплённую в законе. Технически ограничить распространение программы очень сложно, поэтому она быстро распространяется среди пользователей всего мира, которые начинают её незаконно использовать. Единственным способом воспрепятствовать свободному распространению информации является начало уголовного преследования пользователей, так как саму информацию «закрыть» просто невозможно в силу её общественного характера производства. Есть, правда, ещё один вариант – уничтожить все компьютеры или хотя бы сеть интернет, но я не думаю, что властьпридержащие на это пойдут.

В данной ситуации, основное противоречие капитализма как противоречие между общественным характером процесса производства и частнокапиталистической формой присвоения его результатов доходит до своего апогея, принимающего гротескные формы.

Если раньше это противоречие частично разрешалось путём экономических кризисов, то в информационной среде экономические законы пробивают себе путь либо путём распространения «пиратской» информации, либо путём распространения информации под особой «полупиратской» версией авторского права (если это возможно), которое, правда, тоже стремятся сделать незаконным, но пока не получается. Любопытствующих могу направить изучать поправки в Гражданский Кодекс РФ, вступающие в силу с нового года [10].

Такая «полупиратская» версия авторского права называется копилефт (copyleft), как бы пародируя официальное авторское право – копирайт. Кратко, суть её заключается в том, что она оставляет за автором неимущественные права (право упоминания авторства, право первой публикации и.т.д.), но позволяет без разрешения автора вносить изменения и распространять дальше продукт первоначально созданный им. Делается это главным образом для того, чтобы информация, находящаяся в общественной собственности (public domain) и ничем не защищенная, не попала под копирайт какого-нибудь хитреца, решившего присвоить себе народное достояние [11]. Хитрец может, к примеру, опубликовать сказку про колобка под своим именем и взимать с каждой рассказанной «копии» деньги. Можно сказать, что копилефт является диалектическим снятием интеллектуальной частной собственности, так как устраняет негативные черты авторского права («закрытость информации»), сохраняет его позитивные черты («собственно авторство») и соответственно выводит отношения в сфере интеллектуального производства на новый уровень.

Разумно констатировать, что угнетаемый «класс» стремится уничтожить («снять») частную собственность на информацию, в то время как «класс» эксплуататоров стремится её сохранить и навязать всеми доступными способами. Разумеется, полное уничтожение частной собственности на информацию невозможно без обобществления материальных средств производства, на которых основывается производство информационное. Нельзя отменить капитализм в какой-то отдельной отрасли, с другой стороны каждый точечный удар по капитализму – это удар по капитализму в целом.

Деятельность всей современной капиталистической системы была бы парализована с отменой интеллектуальной частной собственности. Всё общественное производство сейчас невозможно представить без вычислительной техники, связанной в глобальную сеть. Но если в этой глобальной сети начинают действовать принципы, отрицающие логику капитализма, то сам крах последнего становится лишь делом времени.

Капитализм, однако, не собирается легко сдаваться, поэтому необходимо понимать, что борьба с интеллектуальной частной собственностью (движение «копилефт») является одной из важнейших задач современного левого движения. Борьба с копирайтом – это не просто точечный удар по капитализму, это удар прямо в его сердце.

P.S. Может показаться, что автор статьи позволяет себе слишком вольно обращаться с марксистской терминологией. В оправдание автор имеет сказать, что доказательство правильности употребления каждого термина увеличило бы объём самой статьи в разы. Многие термины берутся в кавычки, тем не менее.

Примечания

[1] — http://community.livejournal.com/dspa/13028.html
[2] — http://offline.computerra.ru/2007/714/342788/ «Зачищенная сеть»
[3] — Частичное цитирование «ленинского определения классов» (Ленин В.И «Великий почин» / ПСС В.И. Ленина Т. 39. С. 15.). Далее термин «классы» берётся в кавычки.
[4] — http://lib.rus.ec/
[5] — http://rusec.livejournal.com/22609.html
[6] — http://lib.rus.ec/node/694
[7] — http://finance.blotter.ru/news/article19039/default.asp?news=102457
[8] — (ПСС К. Маркса и Ф. Энгельса т. 23, с. 516-517)
[9] — http://www.nokia.com/A4136001?newsid=1172517
[10] — http://www.wto.ru/ru/press.asp?msg_id=17978
[11] — http://community.livejournal.com/ru_cc/5088.html

Источник:
Jamao