Привет из Пиндостана

Новая книга Виктора Пелевина называется «П 5», что означает «Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана». Удивительно, что в названии этом, при всей его вроде бы бессмысленности, есть и вполне понятное и даже устойчивое языковое клише. «Политическими пигмеями» называют маленьких политиков, выдающих себя за крупных персон. Собственно, этого и ждали от новой пелевинской книги, слухи о которой издательство «Эксмо», вообще, умеющее грамотно раскручивать свои издания еще до их выхода, запустило в прессу примерно за месяц до выхода «П 5».Новая книга Виктора Пелевина называется «П 5», что означает «Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана». Удивительно, что в названии этом, при всей его вроде бы бессмысленности, есть и вполне понятное и даже устойчивое языковое клише. «Политическими пигмеями» называют маленьких политиков, выдающих себя за крупных персон.

Собственно, этого и ждали от новой пелевинской книги, слухи о которой издательство «Эксмо», вообще, умеющее грамотно раскручивать свои издания еще до их выхода, запустило в прессу примерно за месяц до выхода «П 5». Собрали журналистов, отвезли в типографию, показали, как из-под печатного пресса вылетают свеженькие книжечки с двумя миленькими девочками чукотско-индусского вида на обложке, дали всем по кусочку из романа и обещали каждому автограф САМОГО. К счастью, я туда не поехал, дорогостоящего автографа САМОГО не получил, так что, извините, не куплен-с…

Характерно, что передняя обложка и задник книжки испещрены всевозможными зазывными слоганами. Это говорит не в пользу Пелевина. Одного его имени уже не достаточно, чтобы заманить 150 100 покупателей (именно такой тираж у книги). Слоганы такие: «Предупреждение: Книга написана с применением технологий боевого НЛП». НЛП, если кто еще не знает, это нейролингвистическое программирование, область знаний, изучающая структуру субъективного опыта людей, занимающаяся разработкой языка его описания, раскрытием механизмов и способов моделирования опыта с целью совершенствования и передачи выявленных моделей другим людям. В Интернете можно найти кучу рекламы, предлагающей «курсы НЛП по вечерам». Что там такое происходит на этих курсах «по вечерам», не знаю, не бывал. И вам не советую. Свои мозги все-таки дороже.

Еще один слоган: «Правда жизни в каждом слове!» И — сноска: «Гарантия распространяется на каждое слово, но не относится к сочетаниям слов в количестве от двух и больше, независимо от частей речи, членов предложения, падежей, склонений, других грамматических форм или языковых признаков, а также места в тексте и порядка прочтения».

Если перевести эту кучерявую фразу на русский язык, то получится примерно вот что: «За каждое слово отвечаю, а вот за два, поставленных рядом, уже нет». Очень смешно! Это такой фирменный пелевинский топорновато-юморноватый прикольчик, которыми он всегда славился, превзойдя в вульгарности юмора самого Владимира Маяковского. Именно такими прикольчиками он и создал себе славу, особенно среди подростков, которые еще что-то читают. Подростки такое любят. «Слышь, прикол!»

«Зачищены три олигарха!» Кто такие? Уже интересно.

Вообще, рассматривать обложку книжки Пелевина куда любопытнее, чем читать сам роман. Недаром над дизайном ее потрудился сам автор. Здесь вам и «телепузик» с огнестрельной дыркой во лбу в обрамлении похоронного венка и надписью: Forever young (Навеки юный). Тоже — ужасно смешно! Давно так не смеялся. С тех пор, как посмотрел самих «телепузиков».

Проблемы начинаются, когда читаешь сам текст, который читать в принципе невозможно. Роман состоит из пяти новелл, напичканных грубыми политическими издевками и мутной эзотерикой. Вот пример политической издевки: «Швыдкой» — не имя собственное, а бранный малоросский эпитет с гнусным антисемитским душком». Газета Александра Проханова «Завтра» отдыхает. Примеров мутной эзотерики приводить не буду: все равно ничего не поймете.

Грубоватая порнушка, солдафонские шуточки: «А теперь на коленки, девчата, — сказал майор. — Поиграем в Катынь. Не бойтесь, хе-хе, это не больно».

В лексиконе наиболее активных пользователей «ЖЖ» есть такой хлесткий термин: «АЦТОЙ». То есть отстой, фигня, но уже как бы совсем фигня, как бы уже дальше некуда. Увы, ничего лучшего о книге Пелевина сказать не могу.

Но обложечка дивная!

Источник:
Павел Басинский
«Российская газета»
№4785 от 31 октября 2008 г.