Туда и обратно

Термин near-death experience (предсмертное состояние) в США вошел в широкий обиход в середине 70-х годов прошлого века с выходом книг Рэймонда Моуди «Жизнь после жизни». Американский психиатр обобщил рассказы о переживаниях 250 умиравших и вернувшихся к жизни больных. Сам Моуди не спешил с выводами, но многие религиозные люди восприняли собранные им данные как неоспоримое доказательство существования загробной жизни.Молодая американка Лиза — одна из тех, кому удалось вернуться с того света. Три года назад, пытаясь снять боль, она переборщила с лекарствами. Пока врачи боролись за ее жизнь, Лиза успела увидеть нечто странное. «Я очутилась в помещении, похожем на университетскую аудиторию, только без парт и стульев. Звучала музыка, а под нее танцевали люди с разноцветными флагами. Затем ко мне подошел мужчина в одеянии, похожем на тогу, взял за руку и сказал: «Здравствуй, Лиза. Я — Петр, добро пожаловать на фестиваль». Он открыл огромную дверь, за которой оказалась белая комната, где находилось еще несколько человек уже в обычной одежде. В этот момент я услышала посторонний голос, звучавший из ниоткуда. Он говорил, что врачи работают над моим телом, и я должна спешить… А потом очнулась в больнице».

Похожих сообщений от людей, переживших клиническую смерть, наберется немало. Одни видят свет в конце тоннеля, другие парят над операционным столом и врачами, третьи, подобно Лизе, видят что-то другое. Эти истории будоражат публику уже не один десяток лет. И вот недавно стартовал трехлетний проект AWARE: американские и британские ученые изучат 1500 пациентов, у которых на время останавливалось сердце или отключался мозг. Быть может, в ходе проекта удастся дать ответ на один из самых волнующих вопросов бытия: есть ли жизнь после смерти?

Иногда они возвращаются

Термин near-death experience (предсмертное состояние) в США вошел в широкий обиход в середине 70-х годов прошлого века с выходом книг Рэймонда Моуди «Жизнь после жизни». Американский психиатр обобщил рассказы о переживаниях 250 умиравших и вернувшихся к жизни больных. Сам Моуди не спешил с выводами, но многие религиозные люди восприняли собранные им данные как неоспоримое доказательство существования загробной жизни. Разумеется, такая трактовка вызвала возражения ученых. В 1980 году в одном из американских научных журналов появилась статья под названием «Реальность переживаний при умирании», автор которой назвал все воспоминания о потустороннем мире одной из форм токсического психоза.

Специалисты объясняли схожесть впечатлений тем, что патологическая продукция умирающего мозга у всех людей однотипна — это чистой воды физиология. А нейробиологу Джеку Ковану даже удалось объяснить феномен тоннеля — в околосмертном состоянии мозг из-за недостатка кислорода генерирует лишь полосы активности вдоль коры. В сознании они преобразуются в узкий спиралевидный тоннель, который могли видеть пациенты. Однако объяснить феномен отделения невидимой оболочки от телесной, когда сознание пациента наблюдает за операцией со стороны, пока никому не удалось.

Экспериментальный метод

Новое исследование AWARE, которое возглавляет доктор Сэм Парниа из медицинского центра Weill Cornell в Нью-Йорке, призвано экспериментально проверить некоторые данные, связанные с предсмертным состоянием человека. Сам Парниа говорит так: «Существует ли потусторонний мир или нет, это вопрос не моей компетенции. Вы удивитесь, но воспоминания о пережитом опыте сохраняются лишь у 10-20 процентов пациентов, переживших клиническую смерть. Мы же просто хотим понять, что происходит с мозгом в этот момент».

При всем при том авторы многочисленных научных и околонаучных статей работали постфактум, то есть просто слушали и записывали показания свидетелей. Конечно, некоторые из них можно и вправду назвать удивительными. Один американский врач-реаниматолог, услышав рассказ своей пациентки, ужаснулся — она в деталях описала все, что говорили и делали члены бригады, когда пытались заставить работать ее сердце. Сам Сэм был поражен историей, поведанной ему родителями двухлетнего мальчика, которого врачи вытащили с того света. Ребенок начал рисовать картинки, на которых изображал операционную палату, себя, лежащего на кровати, и еще одного себя — стоящего в стороне и наблюдающего за врачами. Правда или мистификация?

На этот вопрос ответить поможет простой эксперимент. В реанимациях двадцати пяти больниц, участвующих в исследовании, на полках разложат картинки. Пациент, привезенный в реанимационную палату, их увидеть не сможет. Однако если во время остановки сердца сознание, как это уже описывалось, покинет тело, то этот «сторонний наблюдатель» сумеет разглядеть не только себя и врачей, но и спрятанные картинки. Если возвращенный к жизни человек сможет описать их, то это будет сильным аргументом в пользу того, что сознание способно существовать отдельно от тела. В противном случае ученым придется списать феномен на случайные ощущения, иллюзии или ошибки памяти.

Конечно, было бы интересно изучить и мозг, чтобы узнать, какие его доли остаются активными в тот момент, когда человек находится на грани жизни и смерти, но это пока вряд ли возможно. И это вопрос не столько технологии, сколько врачебной этики. Когда жизнь человека находится в опасности, главная задача — всеми возможными способами вытащить его с того света, а не копаться у него в голове. Поэтому и приходится ученым разбираться с загробной жизнью с помощью простых экспериментов.

Каков бы ни был результат исследования, специалисты готовы к любому развитию событий. Их нисколько не пугает тот факт, что сознание способно существовать даже при «выключенном» мозге — для них это очередной вызов и новое поле деятельности. «Поскольку мы уже пытаемся пробиться через границы традиционной науки, то ждем самых удивительных открытий, — говорит Сэм Парниа. — В конце XIX века физики работали с законами Ньютона и не сомневались, что они все объясняют. Однако когда дело дошло до изучения атома, оказалось, что там работают другие законы. Так же и с мозгом. В 99 процентах случаев мы не можем отделить разум от тела, они работают вместе. Но в экстремальных состояниях все может быть по-другому. Поэтому нас интересует смерть как самое экстремальное из возможных состояний». На тот случай, если доказать существование сознания вне тела удастся, уже есть рабочая гипотеза.

Во время смертельной опасности мозг выкладывает все свои козыри. Именно этим некоторые исследователи объясняют тот факт, что в критической ситуации перед нашими глазами проносится вся жизнь. Это вовсе не божественный акт, суммирующий итог жизни и отделяющий благое от грешного, а скорее последняя попытка совершенного биокомпьютера разыскать в накопленных файлах тот универсальный код, который сможет найти и устранить сбой в главной программе. Может, и отделение сознания от бездыханного тела — это аварийная функция мозга, которую он без крайней необходимости не активирует. Ведь известны случаи, когда у людей, переживших клиническую смерть, появлялся экстрасенсорный дар. Возможно, проект AWARE поможет ученым поставить под знамена жизни даже такой феномен, как смерть.

Тонкий момент

Геннадий Порошенко, ведущий научный сотрудник НИИ общей реаниматологии РАМН, доктор биологических наук:
— Многие из тех, кто пережил клиническую смерть, утверждают, что видели свет в конце тоннеля, якобы это указывает на существование загробной жизни. Я пережил подобное состояние и тоже видел туннель и свет, но не берусь утверждать, что это ворота на тот свет. В момент клинической смерти мозг испытывает гипоксию — нехватку кислорода, в результате чего начинается гибель различных клеток, нарушаются функции организма. Недостаточное поступление кислорода в сетчатку глаза будет восприниматься именно как свет.

Аналогичный процесс происходит, когда вы получаете удар кулаком в глаз: следует яркая вспышка. Отсюда выражение «искры из глаз посыпались». В клинике момент смерти определяется по остановке сердца и прекращению дыхания. Мозг же еще какое-то время живет. И человек может что-то слышать или даже видеть, хотя по всем клиническим признакам он мертв. Мы, современные люди, не знаем, как работает и что на самом деле представляет собой человеческий мозг.

С анатомической точки зрения, конечно, он изучен хорошо. Был такой выдающийся хирург, профессор Войно-Ясенецкий, которого как-то спросили: «Вот космонавты летают в космос, а Бога не видят. Почему?» Он подумал и сказал: «Я провел сотни операций на мозге, но ни разу там мыслей не увидел». Поэтому, как мы мыслим и что такое мысль, а тем более существует ли загробная жизнь, пока для нас — темный лес.

Александр Шеповальников, главный научный сотрудник Института эволюционной физиологии и биохимии им. И. М. Сеченова РАН, доктор медицинских наук, профессор:

— Когда человек умирает, он умирает постепенно. Бывает, что во время клинической смерти человек все прекрасно слышит, ощущает, но сказать или подать сигнал не может. Такие предсмертные состояния многократно описаны. Описаны даже случаи, когда тяжелобольной, находясь в коме, переживал, что ему собираются отключить искусственный аппарат дыхания. Были и другие потрясающие случаи: в предсмертные часы человек как бы рождался заново и даже недуг вроде бы отступал. Но спустя несколько часов человек все равно умирал. Думаю, что это связано с проблемой биологического времени, которое нелинейно. Эту зону — между жизнью и смертью — мы знаем довольно плохо.

Источник:
Максим Морозов, Степан Кривошеев
Итоги