Сватотатство

«Будда нас больше не видит. Его ослепили», — говорит Камаль (имя изменено по его просьбе) из деревни Джаханабад близ пакистанского города Мингора. Он с грустью смотрит на скалу из серо-коричневого песчаника. В ней вырезано огромное изображение Будды. Этому изображению около 1400 лет. Все местные жители — правоверные мусульмане. Они всегда относились с уважением к древней святыне.«Будда нас больше не видит. Его ослепили», — говорит Камаль (имя изменено по его просьбе) из деревни Джаханабад близ пакистанского города Мингора. Он с грустью смотрит на скалу из серо-коричневого песчаника. В ней вырезано огромное изображение Будды. Этому изображению около 1400 лет. Все местные жители — правоверные мусульмане. Они всегда относились с уважением к древней святыне.

Два года назад долина Сват, где расположен знаменитый монумент, превратилась из туристической достопримечательности в поле боя. Пакистанская армия ведет там перманентную операцию против исламистских группировок, связанных с афганским «Талибаном». Перед Новым годом военные отправили в долину танки и артиллерию, но каких-то значительных успехов пока не видно — исламисты по-прежнему фактически контролируют долину.

С начала января боевики убили в Свате 7 человек. Одного из них, обвинив в связях с властями, они обезглавили. Знаменитая на весь Пакистан танцовщица Шабана была изрешечена пулями на главной площади Мингоры — главного города долины Сват, который до сих пор был центром древней танцевальной культуры. Около тысячи танцовщиц покинули город в последние месяцы, но Шабана решила остаться, несмотря на угрозы. Экстремисты угрожали и женским школам. Сейчас они все закрыты: преподаватели решили не гневить группировку «Техрик-е Талибан-е Пакистан», которая разослала письма с требованием закрыть школы для девочек в месячный срок.

Будде экстремисты не угрожают. Они последовательно уничтожают его, подражая афганским талибам, которые разрушили знаменитые гигантские статуи в Бамиане. Именно тогда мир понял, кто такие талибы. Но принять меры не успели, и вскоре случилось 11 сентября.

ДЕИДОЛОГИЗАЦИЯ

Попытка разрушить сватского Будду была предпринята еще в сентябре 2007 года. Вооруженные люди в чалмах и камуфляже сначала расстреливали его из автоматов и пулеметов, потом попытались взорвать, но тогда удалось лишь повредить барельеф. Следующая атака повторилась в ноябре. А в конце 2008 года боевики дважды атаковали памятник. Он все еще не был уничтожен, но лишился самой выразительной части — лица.

Семиметровое изображение медитирующего Будды создано в VII веке нашей эры. Тогда на территориях нынешних Пакистана и Афганистана существовала культура Гандхары. Здесь встретились буддийский Восток и античный Запад. В наследство этим странам остались уникальные изображения Будд и Бодхисаттв, одетых в греческие хитоны, и несвойственные буддизму фигуры атлантов, удерживающих небесный свод. «С тех пор как были взорваны статуи в афганском Бамиане, Будда из Джаханабада считается самым большим из сохранившихся изображений этого периода. Оно было практически не тронуто временем», — рассказывает представитель департамента музеев Свата Мухаммад Аклим.

Судьба других памятников в долине Сват тоже под угрозой. Мухаммад Аклим уверен, что полицейские не в состоянии их защитить: им самим бы спастись от боевиков. «Власти ничего не делают. Официальные лица боятся боевиков и готовы закрыть глаза на то, что они творят. Или не знают, что делать», — говорит известный пакистанский тележурналист Мухаммад Аслам Догар.

Исламисты, напротив, прекрасно понимают, что делают. Они уверены, что при настоящем шариате никаких идолов быть не должно. Лидер талибов мулла Омар в свое время объяснил, почему он решил разрушить Будд: «Однажды ночью я почувствовал сильную тяжесть, сдавившую мою грудь, увидел яркий свет и услышал голос, который спросил, почему еще не уничтожены эти ложные идолы?»

ГОВОРИТ «ТАЛИБАН»

Еще недавно Сват считался знаменитым курортным местом. Вплоть до 2007 года сюда приезжали туристы со всего Пакистана и из-за рубежа. Живописная зеленая долина, окруженная горными пиками, тянется вдоль реки Сват, давшей название всему региону. На берегу стоят десятки гостиниц — от дешевых, по несколько рупий за койку, до дорогих, где селились люди с деньгами и иностранцы. Климат тут прохладный и очень комфортный. Летом туристы бежали сюда от жары, а зимой долину наводняли любители горных лыж. Приезжало много паломников-буддистов из Японии, Шри-Ланки и Таиланда. Сват был известен еще во времена Британской Индии — здесь любил отдыхать молодой Уинстон Черчилль.

Пуштунское население Свата известно своими строгими мусульманскими правилами, но туристы чувствовали себя здесь спокойно. Все кончилось в 2007 году, когда по долине прокатилась серия мощных взрывов — смертники принялись атаковать армейские конвои и полицейские участки.

Лидером исламистов стал мулла Фазлулла. Утверждается, что раньше он работал на горнолыжном подъемнике. Фазлулла воевал в Афганистане на стороне талибов, а в Пакистане к нему быстро приклеилась кличка Мулла Радио. Он организовал собственную коротковолновую радиостанцию и в прямом эфире призывал население долины установить «настоящий шариат».

Идея, что все беды происходят из-за того, что власти отступили от норм ислама, нашла в Свате немало сторонников. Вскоре под ружьем у муллы оказались около 5000 человек. Дошло до того, что властям пришлось срочно перебросить сюда почти двадцатитысячный контингент. Год назад военные провели жесткую зачистку, убили 300 боевиков и пленили еще пару сотен. Самого Муллу Радио поймать так и не удалось — военные признались, что тот ушел в горы «с отрядом из 200–400 непримиримых террористов».

Фазлулла установил тесные контакты с другим видным лидером боевиков — Баитуллой Мехсудом. Теперь они выступают единым фронтом. Нападения на памятники — часть стратегии исламистов. «Боевики пытались этой акцией поставить пакистанские власти в неудобное положение перед всем миром, а также привлечь внимание. Мол, нас атакуют, а поэтому ответная реакция будет жесткой», — полагает известный политический эксперт Мухаммад Тахир Хан.

Религиозные деятели Пакистана относятся к акциям талибов по-разному. Рао Мухаммад Ахтар, религиовед из Института политических исследований в Исламабаде, полагает, что уничтожение памятников противоречит исламу. «Мусульмане не должны плохо обращаться с богами и верованиями других, ведь в священном Коране сказано: не поносите тех, кого они призывают помимо Аллаха, а то они станут поносить Аллаха из вражды и невежества». Ахтар считает, что правительство страны обязано защищать старинные статуи и барельефы.

В свою очередь, видный член одной из ведущих религиозных партий «Джамаат улема-е ислами» («Общество мусульманских богословов») Маулави Рахат Хусейн уверен, что изображения Будд сохранять не стоит. «Эти статуи должны быть разрушены, ведь в Свате давно нет никакой буддистской общины, а значит, их разрушение не принесет никому вреда», — заявил он Newsweek.

Источник:
Евгений Пахомов
Русский Newsweek