Аэроионная катастрофа

Для аэроионотерапии Чижевский сконструировал устройство, известное теперь как люстра Чижевского, хотя сам изобретатель называл её электроэффлювиальной люстрой. Она представляет из себя круглую металлическую сетку диаметром около метра, подвешенную на изоляторах и соединенную с источником высокого напряжения (100 кВ). На пересечениях решетки были припаяны металлических иглы, с которых и стекали отрицательно заряженные аэроионы в результате коронного разряда. За прошедшие годы разработано огромное количество приборов — от знаменитой люстры Чижевского до простейших настольных устройств. Но до сих пор бытовой ионизатор — редкость в наших квартирах.Ещё 80 лет назад Александр Леонидович Чижевский поставил опыт: поместил мышей под герметичный стеклянный колпак и начал подавать в него воздух через 12-сантиметровый ватный фильтр. Уже через неделю мыши начали вести себя вяло, а через 3 недели после начала опыта животные впали в коматозное состояние, затем началась агония, и, в итоге, на 24 день сдохла последняя мышь. Вскрытие показало, что животные умерли от малокровия, как при хроническом кислородном голодании. Сам Чижевский назвал это аэроионным голоданием. Дело в том, что ватный фильтр очистил воздух не только от пыли, но и от всех аэроионов (ни один электрический заряд не прорывается через ватный барьер), и что самое главное, от отрицательно заряженных аэроионов, а без них полноценное усвоение кислорода кровью невозможно. Чистый дезионизированный воздух биологически инертен. Подобные опыты проводились задолго до Чижевского, только исследователи не могли понять причину гибели животных.

Усложнив опыт, ученый насытил отфильтрованный воздух отрицательными аэроионами с помощью электростатического аэроионизатора, и мыши, дышавшие этим обогащённым воздухом, не просто стали себя прекрасно чувствовать, но ещё и демонстрировать повышенную живучесть. Например, когда вообще выключили подачу воздуха, и мышки уже лежали неподвижно и прерывисто еле дышали, то при включении ионизатора садились на задние лапки, обнюхивали воздух и даже начинали ходить по камере. Когда выключали ионизатор — снова брякались на пол. При повторном включении ионизатора они опять оживали на некоторое время, пока низкое содержание кислорода и высокое углекислоты их все же не доканывало.

Разнообразные многолетние опыты на мышах, крысах, морских свинках, кроликах, голубях показали, что с помощью ионизации можно лечить различные заболевания. Более того, стало ясно, что причина многих болезней жителей городов — низкая сопротивляемость организма, в которой виновато аэроионное голодание. Так как в том воздухе, которым дышат горожане, катастрофически не хватает отрицательно заряженных аэроионов.

В городских квартирах: 50-100 ионов/куб.см
На городских улицах: 100-500 ионов/куб.см
В лесу и на морском побережье: 1000-5000 ионов/куб.см
На горных курортах: 5000-10 000 ионов/куб.см
У водопадов: 10 000-50 000 ионов/куб.см
После грозы: 50 000-100 000 ионов/куб.см

А для полноценной жизни требуется 3000-5000 ионов/куб.см. Больше 20 000 — начинается терапевтическое воздействие.

Для аэроионотерапии Чижевский сконструировал устройство, известное теперь как люстра Чижевского, хотя сам изобретатель называл её электроэффлювиальной люстрой. Она представляет из себя круглую металлическую сетку диаметром около метра, подвешенную на изоляторах и соединенную с источником высокого напряжения (100 кВ). На пересечениях решетки были припаяны металлических иглы, с которых и стекали отрицательно заряженные аэроионы в результате коронного разряда.

За прошедшие годы разработано огромное количество приборов — от знаменитой люстры Чижевского до простейших настольных устройств. Но до сих пор бытовой ионизатор — редкость в наших квартирах.

В чем тут дело — только ли в нашей инертности или в чём-то другом? Когда я стал задавать вопросы знакомым, то столкнулся с фактом практически тотальной неинформированности окружающих. А многие полагали, что всё отлично знают, и с уверенностью утверждали: «О, это избитая тема, о ней столько написано. Покупаешь такую штучку, включаешь в розетку, и вокруг распространяется запах озона, прямо как после грозы…» Ту же песню про чудесный аромат грозовой атмосферы можно встретить в доброй половине текстов в интернете, посвященных теме ионизации. Стоп! Какой озон, какая гроза? Речь вообще не о том. Наличие сильного запаха озона свидетельствует о том, что устройство смонтировано неправильно. Это ещё Чижевский особо оговаривал. Последние сомнения в актуальности написания статьи отпали.

Вот статистика по лечению некоторых заболеваний с помощью лампы Чижевского.

   Вылечилось (%)   Без изменений (%)   Ухудшение (%) 
Гипертония 81 19 0
Бронхиальная астма 80 18 2
Хронический ревматизм 42 55 3
Язва желудка 95 5 0

Грипп — пациенты, прошедшие аэроионотерапию демонстрируют не только быстрое выздоровление, но и приобретают надолго иммунитет, не заболевая повторно, даже находясь в контакте с больными. Таблица составлена по усредненным данным опытов приведенных в книге «Аэроионификация в народном хозяйстве»

Список можно продолжать, кому любопытно — скачайте книгу А. Л. Чижевского «Аэроионификация в народном хозяйстве».

Впечатляет? После получения таких результатов и возник план «аэроионизации всей страны». Он предусматривал насытить отрицательными аэроионами воздух помещений промышленных предприятий, медицинских учреждений, общественных зданий, квартир, животноводческих ферм, теплиц и даже впоследствии улиц крупных городов. Этим планам не суждено было сбыться: в 1942 году Александр Леонидович Чижевский был осужден по ложному доносу, а реабилитирован только в 1958 году. Причем даже в лагерях он продолжал работу. Умер великий ученый в 1964 году.

После смерти Чижевского многие изобретатели приложили усилия для создания новых устройств по аэроионизации воздуха. Далеко не всем удалось в своих конструкциях добиться нужного эффекта. Многие аппараты не смогли достичь нужной производительности аэроионов, часть вообще оказалась способна только пыль отрицательным зарядом заряжать. Напряжение же в бытовых ионизаторах 25-30 кВ, то есть на нижнем пороге того значения, когда ионы образуются. И когда такой «ионизатор» вокруг все потихонечку зарядит, то процесс ионизации может и остановиться. Хорошо, если есть куда заряду стекать, а если вокруг одни диэлектрики…

Но тем не менее, если в эпоху Чижевского всё было более-менее понятно и относительно однозначно, во всяком случае к началу 40-х годов основные постулаты теории стали ясны большинству ученых, то в наше время всё стало очень и очень запутанно. Дело в том, что наука не стоит на месте и новое поколение исследователей подвергло пересмотру многие базовые аксиомы Чижевского. Во-первых, появились биполярные ионизаторы. Аппараты Чижевского были униполярными, то есть производили только отрицательные аэроионы, а эти — новые, биполярные — по очереди генерируют то отрицательные, то положительные аэроионы. Изменился и принцип работы: если Чижевский работал исключительно с коронным разрядом, то теперь появились и устройства на радиоактивных изотопах. (Мы же люди образованные, и стойку при слове радиоактивность делать не будем. Хорошо? Ведь речь идёт не об изотопе плутония, а всего лишь об изотопах трития или никеля. Тем более, что в бытовых устройствах это не используется, только в научных и медицинских.)

Зачем все эти сложности? Куча диссертаций защищена по теме биохимических процессов, происходящих в крови под воздействием отрицательных аэроионов. А роль положительных толком до сих пор не изучена. Известно только, что когда положительных становится больше чем отрицательных, то это однозначно плохо. Здоровые люди это ещё как-то переносят, но больные туберкулезом начинают харкать кровью.

Вот аргументы разработчиков биполярных устройств. Главный — в том, что в природном воздухе одновременно содержатся как отрицательные, так и положительные аэроионы, и это совершенно не мешает этому воздуху быть полезным. И на высокогорных курортах, и в сосновом бору, и возле водопада — везде, где так полезно находиться, в воздухе летает множество положительных и отрицательных аэроионов одновременно. Главное, чтобы было много отрицательных, а от положительных требуется, чтобы их было не больше. Просто Чижевский когда выяснил, что пользу приносят именно отрицательные, то только ими и занимался.

Процесс естественного образования аэроионов в природе, по Чижевскому.

1. Эманация радия, находящегося в воздухе.
2. Радиоактивные излучения почвы, воды, снега и др.
3. Фотоэлектрический эффект.
4. Ультрафиолетовый свет солнца (высокие слои атмосферы).
5. Солнечное излучение (высокие слои атмосферы).
6. Космические лучи.
7. Электрические разряды в атмосфере (молнии, огни св. Эльма и т.д.).
8. Баллоэлектрический эффект (дробление и распыление воды над водопадами, прибой, дождь).
9. Трибоэлектрический эффект (взаимное трение песчинок, частиц пыли, снега, града).
10. Гниение органических веществ; многообразные химические реакции, протекающие на поверхности почвы; испарение воды.

Вроде логично: зачем производить то, что не нужно? Но тут возникает другая проблема: если насытить воздух только отрицательными аэроионами, то вокруг все пространство будет электростатически заряжено. А вместе с потоком аэроионов, которые из-за разности потенциала устремляются к потолку, стенам, полу помещения, летит и пыль. Она ведь тоже электризуется. Помещение чернеет почти на глазах. После каждого сеанса приходится делать влажную уборку помещения. Люди тоже электризуются, прикоснись ненароком после сеанса к батарее — шарахнет. Можно, конечно, запретить к батареям подходить, но может проще разрядить атмосферу, включая попеременно то генерацию отрицательных, то положительных частиц, раз от последних вреда нет? Так и поступили разработчики биполярных ионизаторов. Конечно, раз нет разности потенциалов, то нет и направленного движения частиц. Из той же люстры Чижевского аэроионы летели примерно со скоростью 5 метров в секунду, а тут пришлось вместо ионного ветра вентилятор прикрутить. Зато избавились от статики и стены перестали чернеть. Также удалось полностью избавиться от выделения озона. Раз ионный ветер уже не нужен, то можно уменьшить напряжение. С люстрой Чижевского полностью эту проблему решить было нельзя. С иголочек стекали не только аэроионы, но и озон. Это одна из причин, почему сеансы терапии были короткими — 5-6 минут.

(Опять же, если мы говорим об озоне, то не нужно забывать: когда речь идет о профилактических устройствах, работающих круглые сутки, конечно, озон недопустим, но в случае с лампой Чижевского, включавшейся на несколько минут терапевтического воздействия, главное — уложиться в нормативы. В конце концов, есть целое направление немедикаментозного лечения, которое так и называется — озонотерапия.)

Все это прекрасно, наука не должна стоять на месте. Пусть будут и новые устройства.

Но началась полная неразбериха. Пока был только Чижевский со товарищи, как я уже писал, все было просто: придумал прибор, испытал — работает, польза есть — запатентовал. Патент подарил любимой родине. Пользуйтесь, все выверено, сколько напряжения подать, какой диаметр у люстры, расстояние между иголочками и так далее. А теперь свободный рынок: изобрел — сделал, как устроено, никому не скажу (секрет фирмы). Зато ассортимент моделей в продаже гигантский. Только что выбрать? Классическую люстру Чижевского никто уже не производит. Продашь такой пылераспылитель, потом выслушивай от покупателя всё, что он о тебе думает. Проще сделать послабее, чтобы не пылило, но назвать гордо: «люстра Чижевского». А кто проверял это устройство, есть от него толк или нет?

Обилие на рынке устройств неизвестного происхождения породило вполне обоснованную волну негодующих материалов со стороны тех, кто занялся выпуском серьезных устройств, прошедших клинические испытания. Кстати, на всех современных подводных лодках и космических кораблях установлены именно биполярные ионизаторы. Но и тут перегнули палку, разгорелась целая информационная война между сторонниками биполярных и униполярных систем, плюс масла в огонь подливают ортодоксы-самоделкины, которые канонизировали люстру Чижевского и считают любое отступление от оригинала преступлением.

В итоге, человеку, думающему, что приобрести, приходится основательно поломать голову. Рассчитывать, что продавец-консультант сможет дать толковый совет, — иллюзия. Приобретать счетчик аэроионов, и тестировать самостоятельно — отличная мысль, только счетчики стоят 26,5 тысяч рублей, что на порядок дороже ионизатора. Остается ориентироваться только на данные, указанные в паспорте изготовителем. Ну и на престиж предприятия. Если есть информация, что его изделия проходили клинические испытания — отлично. Если неизвестно, то, наверное, лучше его не брать. Так как если он даже и ионизирует воздух, то какой у него на выходе процент легких, средних и тяжелых аэроионов — кто его знает. Нужны в первую очередь легкие аэроионы. Тяжелыми они и так станут в процессе «энтропии», секунд за 10…

Справка Согласно нормам, опубликованным в Санитарно-эпидемиологических правилах и нормативах СанПиН 2.2.4.1294-03 http://www.niiot.ru/doc/doc053/doc_00.htm, содержание отрицательных аэроионов в воздухе допускается в пределах 600-50 000 ионов/куб.см. Положительных — 400-50 000 ионов/куб.см. Причем коэффициент униполярности ионов (К+/К-) должен быть ближе к единице. В природе в разных местах при различных природных условиях этот коэффициент меняется, но не выходит за пределы 0,7-1,3. А тут: http://kvn.plazon.ru/qu-ans/ans19.html можно познакомиться с интересной точкой зрения, откуда взялся этот нормативный документ и какие последствия он будет иметь.

Предыстория люстры Чижевского

Сам Чижевский, рассказывая о том, как он пришел к идее создания люстры, вспоминал про историю из письма бенедиктинского монаха Императи, датированного 1602 годом. Там было описано интересное явление. На одном из бастионов замка Дуино на побережье Адриатического моря было закреплено копье, на острие которого перед грозой появлялось огненное свечение. (Коронный разряд, возникающий на концах мачт кораблей, одиноко стоящих деревьев и скал. Наблюдается, когда напряжённость электрического поля в атмосфере у острия достигает величины порядка 500 В/м и выше. Это свечение вошло в историю как огни Святого Эльма — в честь покровителя моряков, христианского мученика, умершего около 303 года н.э. в Италии.)

Монах писал, что вокруг копья очень бурно цвела растительность. Стремительный рост травы и часто появляющееся свечение стало достопримечательностью замка, а местные жители поговаривали о священной природе явления.

Известно, что в 1748 году профессор физики Туринского и Парижского университетов аббат Нолле усиливал прорастание семян горчицы с помощью электрической машинки.

Затем, в 1780-е годы другой французский аббат Бертолон, профессор экспериментальной физики Генеральных Штатов Лангедока, член провинциальных Королевских академий, член многих иностранных академий, поливал растения из леек, соединенных проводом с кондуктором электростатической машиной. Овощи и фрукты созревали скорее и были на редкость вкусны.

Экспериментировал с электричеством и французский революционер Жан-Поль Марат. Он установил электростатическую машину, провода от которой протянул в дома горожан, считая, что это укрепит здоровье и дух революционеров. Но толком из этой затеи ничего не вышло, кинжал Шарлотты Корде прервал благое начинание.

Свой вклад в историю создания устройств ионизации воздуха внес и один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин. После создания громоотвода он увлекся идеей использования атмосферного электричества в лечебных целях и разработал паукообразный электрод, который подсоединялся к электростатической машине и подвешивался над головой пациента. Этот способ лечения в честь изобретателя был назван франклинизацией.

Принципиальным отличием всех опытов до Чижевского был поиск некого лечебного действия электричества. Чижевский же установил, что дело в отрицательных аэроионах, а не в электричестве как таковом.

А. Л. Чижевский: «При проходе через ватные, угольные, масляные, марлевые и др. фильтры воздух лишается всех аэроионов. То же наблюдается при
4000
прохождении воздуха через вентиляционные системы и установки для кондиционирования. Поэтому фильтрацию воздуха и некоторые другие виды обработки, без дополнительной ионизации, следует считать недопустимыми при снабжении воздухом жилых и общественных зданий»
.

Личный опыт

В конце 70-х у нас дома появилась люстра Чижевского. Мне тогда было лет 10, отец работал в Опытном конструкторском бюро автоматики и, естественно, не смог устоять от соблазна спаять люстру. Это была классическая люстра Чижевского, диаметром 1 метр, с булавками. Повесили мы это чудо под потолок. Запах озона был точно, помню. Действительно, как после грозы. Надеюсь, что не больше. Обещанный холодок на руках, когда подносишь руки близко к лампе, тоже был. Потолок стал черным, стены посерели буквально за месяц эксплуатации, и это при том, что включали только на несколько минут в день. Диву давались, откуда столько копоти в воздухе нашлось, вроде жили далеко от пыльных дорог. За окном — тополя густым рядком стоят, а тут не пыль — точно копоть в стены въелась. Начали экспериментировать. Отец снял люстру, натянул только один проводок между стенками и на него подал напряжение. Те места, где к стене был прикреплен проводок защитили газетами, стали на них копоть собирать. Запах озона исчез. Счетчика аэроионов у нас не было, и о том, что процесс идет, догадывались только по чернеющим газетам. Хотя, возможно, на этом этапе мы только пыль электростатикой заряжали. В общем, отец кому-то подарил эту люстру вместе с преобразователем напряжения, на том все и закончилось. Наигрались. Конечно, в том, что Чижевский прав и что люстра полезна для здоровья, сомнений ни у кого не было, но борьба с копотью уничтожила весь первоначальный энтузиазм.

Источник:
Научно-популярный журнал о медицине «Medical Science»