Школа самоспасения

Как мы все устали от морозов! Можно ли представить себе, что есть люди в Крыму, которые даже при минус тридцати регулярно, утром и вечером, с удовольствием становятся под полузамерзший водопад? Сейчас таких ребят не меньше тридцати. Живут они в лесных лагерях, разбив на укромных полянах стационарные армейские палатки с печками. В Крыму четыре таких лагеря, они объединены под общим условным названием «Школа самоспасения». Главный «офис» этой школы построили на месте пересечения двух веток общепланетарного тектонического разлома, в мощнейшем, как говорят в народе, «месте силы».

Как мы все устали от морозов! Можно ли представить себе, что есть люди в Крыму, которые даже при минус тридцати регулярно, утром и вечером, с удовольствием становятся под полузамерзший водопад?

Сейчас таких ребят не меньше тридцати. Живут они в лесных лагерях, разбив на укромных полянах стационарные армейские палатки с печками. В Крыму четыре таких лагеря, они объединены под общим условным названием «Школа самоспасения». Главный «офис» этой школы построили на месте пересечения двух веток общепланетарного тектонического разлома, в мощнейшем, как говорят в народе, «месте силы». Наука еще не может проникнуть в этот феномен, но природное воздействие налицо: юноши, живущие в палатках по уставу монастыря, быстро избавляются от своих пороков, крепнут физически, здоровеют духовно. В спортзале и на природе они занимаются специальными упражнениями; в комплексе — медитации, восточные методики оздоровления и рукопашный бой по школе Тигра-Дракона. Воспитанники (или, может быть, послушники) осваивают начала сложнейшей философско-религиозной системы. Поражает невиданная, сосредоточенная тишина во время тренировок. Здесь боевая техника спрятана от посторонних и сочетается с оздоровительной. Она входит в программу как продолжение теоретического познания многомерного мира, от законов которого зависит каждый из нас. Этот всеобщий добровольный труд — не просто оздоровление, но таинство постижения мировой мудрости.

Там можно различить элементы разных религий. Но мы не будем пытаться давать свою характеристику того, что непостижимо, как душа человека и как вечный Божий мир. Лучше смотреть да слушать, чувствуя себя на неведомом, каком-то неземном островке, где лишь на первый взгляд все просто и понятно. Устав и самый дух школы построены на доброте, доверии, равенстве. Гостей здесь принято встречать и провожать с улыбкой.

В двадцати пяти километрах от Симферополя, на окраине села Перевального был когда-то захламленный пустырь и забросанный мусором, поруганный колодец. Учитель физкультуры Валерий Александрович Маржин собрал мальчишек-энтузиастов, и все вместе расчистили участок. А потом взялись за колодец. Работали по очереди, в защитных робах и противогазах. «Зачем ты мучаешь детей, — кричали прохожие. — Выкопайте колодец рядом!» Но учитель спокойно отвечал, что прежде чем очиститься, надо искупить грехи родителей. Да, воспитанники, не сговариваясь, стали называть Валерия Александровича Учителем и даже стричь головы «под Маржина». Они работали добровольно, ибо чувствовали, понимали, знали, что дело их настоящее.

И расчистили-таки колодец! Промыли, дезинфицировали, сдали воду на анализ в санэпидстанцию…

А потом, во время долгой засухи, вода из спасенного ребятами колодца спасла целое стадо коров…

Молодые люди живут в палатках лесными отшельниками. Готовят на печке, летом и зимой купаются в студеном ручье, тренируются, проводят медитации под звездами. Спят они, как истинные бойцы, в любую минуту готовые к обороне. В начале «пути воина» вместо кровати у них доска шириной в полметра, покрытая матрасом. Каждые три месяца ложе меняют — кладут доску поуже и поднимают выше. Подготовленный воин школы Тигра-Дракона должен спать в двух метрах над землей, на двадцатисантиметровой жердочке. Так он приучает себя улавливать малейшую потерю равновесия даже во сне и подсознательно запускать механизмы самоспасения. Вот кто «всегда готов!». Иконы в палатках прикреплены к дощечкам рядом с боксерскими перчатками. Тела отшельников загружены повседневным трудом и тренировками, души — познанием Вселенной, самосовершенствованием, молитвами. Место выкорчеванного ядовитого анчара засажено чудными экзотическими цветами, и не пробиваются сквозь них сорняки.

— Вы не хотели бы вернуться? Вы разве не скучаете по городу?

Я спросил и тут же понял, что вопрос ненужный. Здесь не принято напоминать о прошлом: не у каждого из живущих здесь оно было безоблачным. Но ведь в монастырь не идут от хорошей жизни. Нет, этих парней не смутишь, теперь у каждого из них душа на месте. За всех ответил старший:

— В город я бы съездил, но для того, чтобы привезти сюда родственников!

Для меня это знакомство стало настоящим открытием. Чего только не рассказывали в Крыму про монастырь в Перевальном! Многие боготворят учителя, который всегда шел избранным путем, был вне политики и превыше всего заботился о здоровье тела и духа своих послушников. Учитель одит с ними в пятидневные походы с посещением крымских святынь, соблюдает обеты молчания, проводит медитации, долгие (до пятидесяти суток) лечебные голодания, отмечает дни рождения каждого, музицирует… Я с первого взгляда поверил в опасного мечтателя и в его школу. Воспитанный среди атеистов, я даже принял его религию, которую он никому не навязывает и называет истинным христианством. Я в ней разглядел что-то от буддизма, что-то от язычества и очень много — от здравого смысла гордых сильных людей, не рабов, но истинных сынов Божьих.

Источник:

Игорь Чижевский

Всекрымская общественно-политическая газета «Таврида»

№3 (355) 27 января 2006 г., с.16
МаржинРу