Интернетофилия vs. интернетофобия

Впервые слово «интернетозависимость» я встретил очень давно, лет пять-семь назад. Прочитал я его в статье, опубликованной в одном очень известном, профессиональном и вместе с тем откровенно желтом издании. Автор вещал о том, что человечество стремительно катится в никуда, что пройдет еще лет пятнадцать — и мы получим поколение социально неадаптированных граждан, совершенно неспособных к жизни в нормальном, внесетевом обществе.Впервые слово «интернетозависимость» я встретил очень давно, лет пять-семь назад. Прочитал я его в статье, опубликованной в одном очень известном, профессиональном и вместе с тем откровенно желтом издании. Автор, некий практикующий психолог и «кандидат естественных наук» (до сих пор помню эту замечательную степень), видимо, будучи сильно обеспокоенным будущим мира, с трагизмом (его голос прямо-таки был слышен с газетных строчек) вещал о том, что человечество стремительно катится в никуда, что пройдет еще лет пятнадцать — и мы получим поколение социально неадаптированных граждан, привыкших исключительно к взаимоотношениям в виртуальном пространстве и потому совершенно неспособных к жизни в нормальном, внесетевом обществе. В рамках борьбы с надвигающейся опасностью сей продвинутый персонаж предлагал либо ввести возрастные ограничения на доступ в Сеть, либо организовать в ней некие «детские сады», изолированные от внешнего мира, то есть среду, полезную для неокрепшей психики детей.

Оставлю за скобками как реалистичность предложенных схем, так и адекватность автора статьи, но нельзя не отметить, что он с опережением на несколько лет описал более чем распространенное в наше время явление — зависимость от Сети, явно имеющуюся у отдельных граждан. Да, действительно, есть целая категория людей, причем довольно многочисленная (увы, нет никакой внятной статистики, только невнятная, но почему-то принято считать, что их достаточно много), которые проявляют свою социальную активность преимущественно через интернет. Не в интернете, как принято считать, а с его помощью.

Да, они очень много времени проводят перед компьютером, да, большая часть их развлечений расположена по другую сторону монитора, и, наконец, многие даже работают в Сети, что с формальной точки зрения окончательно отрезает их от нормальной жизни. Кстати, из личных наблюдений: подобный образ жизни почему-то быстро приводит к существованию преимущественно в ночное время. Но это так, детали.

Все вышесказанное справедливо — с формальной точки зрения. Но, во-первых, чтобы я окончательно согласился с этим, предложите мне четкое определение так называемой нормальной жизни (лет десять этим вопросом мучаюсь и не скажу, что нашел на него ответ). А во-вторых, кто сказал, что люди, которых общественное мнение относит к категории интернетозависимых, этой самой зависимостью вредят себе или окружающим?

Я знаю кучу сетян и, более того, сам в какой-то степени отношусь к ним. Да, я предпочитаю, чтобы у меня даже в лесах Смоленской области, где я порой провожу досуг, были ноутбук и мобильник, с помощью которых можно когда угодно и откуда угодно вылезти в интернет. Да, я чувствую себя неуютно, если по каким-то причинам это сделать не могу. Ну и что? У меня жизнь такая, идут разные процессы, происходят неожиданные события, а наиболее удобно и корректно участвовать в них и влиять на них — через Сеть. Более того, не вижу ничего зазорного в том, чтобы неспешно почитывать новостную ленту у костра. Мне кажется, тут даже некий шарм есть…

«Нет, — скажет мне несогласный читатель. — Это не сетевая зависимость. Зависимость — это когда человек с красными глазами две недели подряд играет в онлайновую игру, а потом падает замертво от сердечной недостаточности прямо перед компьютером. Или, как вариант, проводит недели на форумах, посвященных садоводству. А всякие там костры с ноутбуками и легкий дискомфорт из-за отсутствия GPRS под боком — так, кокетство».

Ладно. Но только тогда речь идет об исключении, а не о правиле. Да, есть такие нездоровые товарищи, которые способны по месяцу не мыться, сидя за компом. Но, простите, если бы их было очень много, то, во-первых, среди пользователей Сети начался бы падеж, а во-вторых… ну, это было бы заметно.

Вот, например, вокруг меня много людей, которых по количеству времени, проводимого ими в Сети просто так или по делу, и по степени увлеченности ею, господа психологи точно отнесли бы к разряду зависимых. Но только это никоим образом не мешает им быть более чем адекватными членами нашего общества. Они занимаются спортом, ходят в походы, имеют четко очерченную и ярко выраженную гражданскую позицию (чем, кстати, многие далекие от Сети люди похвастаться не могут), да и вообще все у них нормально. Ну а то, что человек носит на поясе смартфон с постоянно включенной ICQ, — его личное дело. Мне не жалко.

Наконец, самое главное. Количество пользователей интернета растет быстро, но что-то жаждущие излечения сетяне не стоят в очередях к психиатрам, а ведь, по логике апологетов идеи веб-зависимости, число таких пациентов должно стремительно расти. Ведь интернет — это же наркотик!

Вот только ничего не растет, даже наоборот, в последнее время наметилась совершенно парадоксальная тенденция. Многие начинают сокращать время пребывания в Сети и сужают спектр своих занятий там, потому что опасаются всевозможных «ужасов». Вирусы, хакеры, троянские программы, воровство паролей и перехват управления компьютерами — все это пугает пользователей. Тут компания Cybersecurity Awareness Survey опрос провела. Правда, репрезентативностью особой он не отличается, ибо участвовало в нем только полтысячи человек, но все равно результат интересный. Оказалось, что 66% опрошенных ограничивают свою деятельность в интернете, боясь страшного. А 43% респондентов ощущают беспокойство при работе в Сети, опасаясь каких-либо проблем.

Причем, что характерно, подавляющее большинство проблем, которые могут возникнуть у сетянина, с высокой степенью вероятности предотвращаются выполнением банальных действий, вернее, не действий. Не надо открывать файлы, которые приходят с незнакомых адресов, не надо соглашаться на запуск апплетов неясного происхождения, необходимо изредка обновлять операционную систему и следить за тем, чтобы файрволл был включен. И никаких проблем не будет, и все вирусы позорно вымрут задолго до того, как попадут на винчестер вашего компьютера.

Но это в данном случае не особенно важно, ибо страх, о котором идет речь, совершенно иррационален, хотя, разумеется, любой человек, испытывающий его, обязательно попытается подвести под это чувство некую логическую аргументацию (у психологов это называется рационализацией. — Прим. ред.), поскольку современному человеку как-то неудобно бояться интернета, разве нет?

В общем, что-то мне подсказывает, что интернетозависимость в обозримом будущем настоящей проблемой не станет. Да, неизбежны отдельные проявления неадекватности у некоторых граждан, но это не с интернетом связано, а с неадекватностью. Зато представляете, какой неожиданностью для экспертов станет распространение интернетофобии, а не интернетофилии?

Хотя на то они и эксперты, чтобы объяснить, почему все предыдущие прогнозы были ошибочными, и придумать новую, не менее красивую версию происходящего. Смешные… По крайней мере, некоторые из них.

Источник:
Журнал:«Upgrade»
Автор: Remo