По пути Коэльо

Когда мне предложили сопровождать Пауло Коэльо в его путешествии по России, я представил себе сотни юных дев, от которых придется отбиваться, прячась за широкие спины охраны. Девы мечтают продолжить род Коэльо, я мечтаю спокойно поговорить с предметом их обожания, а в это время охрана, которая мечтает выспаться, сдерживает подростков, мечтающих заполучить автограф…

Когда мне предложили сопровождать Пауло Коэльо в его путешествии по России, я представил себе сотни юных дев, от которых придется отбиваться, прячась за широкие спины охраны. Девы мечтают продолжить род Коэльо, я мечтаю спокойно поговорить с предметом их обожания, а в это время охрана, которая мечтает выспаться, сдерживает подростков, мечтающих заполучить автограф…

Пауло Коэльо на Байкале

Обстановка всеобщего фанатизма, которой окружен Пауло, диктует свои правила. Я и не надеялся, что в сложившейся ситуации мне удастся спокойно поговорить с Коэльо. Мы путешествовали по пути следования Транссибирского экспресса. Целых 18 дней я находился рядом с писателем, но наедине удалось побыть всего лишь несколько считаных часов в поселке Листвянка, в 60 км от Иркутска.

Ароматный утренний кофе, за окнами белые шапки Саянских гор и ледяной Байкал. Подходит Коэльо, желает мне доброго утра, присаживается рядом.

— Ты выспался?

— Ага, — радостно отвечаю я, — а вы почему так рано проснулись?

— Хочу пройтись по берегу Байкала, один, без охраны, — полушепотом отвечает писатель.

— Завтракаем как обычно? — интересуюсь я и получаю кивок.

На завтрак у Пауло обычно апельсиновый фрэш, тост с маслом, двойной эспрессо и сигарета. Курит он «Мальборо».

— Ну, как вам впечатления от поездки? Екатеринбург и Новосибирск позади, теперь вот Байкал — что чувствуете?

— Я заметил, как стала менять ся природа. Очень широкий горизонт. Такой простор помогает душе открываться. А еще меня поразили глаза людей, в них отражается невинность, внутренняя чистота души. Это прекрасно. У меня здесь был очень интересный опыт. В молодости я хипповал и без денег объехал всю Европу, а сейчас в Новосибирске на улице какие-то ребята вдруг кричат: «Пауло, хиппи с вами!» Меня обрадовало, что хиппи оказались и здесь, в Сибири. Это движение очень много для меня значило. Перед поездкой сюда я начал было изучать тему путешествий по Транссибу, а потом вдруг решил ничего не читать — захотелось увидеть все глазами ребенка. Если бы я желал чего-то конкретного — что-то посмотреть или с кем-то встретиться, — мое странствие не имело бы смысла. Я хотел, чтобы путь сам меня вел.

После завтрака мы встаем и идем к Байкалу. Молчим. Я уже привык к тому, что Пауло иногда нужно помедитировать в тишине. Издалека вижу припаркованный на обочине джип, рядом с машиной какая-то девушка. «Очередная фанатка», — понимаю я, когда она сломя голову бежит к нам.

— Пауло! Это ведь Пауло Коэльо? — спрашивает она, сжимая в руках набор открыток с видами Байкала. — Меня зовут Ксения. Мы с другом едем за вами с самого Иркутска. — Я перевожу ее слова на английский для Пауло. — В спешке забыла книги, но у меня есть открытки, вы не подпишете их мне? — просит она.

Писатель выполняет ее просьбу, и Ксения убегает к машине. Мы идем дальше вдоль берега озера. Кто-то прямо по земле разбросал обычные игральные карты. Зная, что Коэльо уделяет различным знакам большое внимание, указываю ему на них.

— Знаешь, существует четыре пути,- рассказывает Пауло, — по количеству мастей в картах. Первый я совершил в 1986 году, когда прошелся пешком в Сантьяго-де-Компостеллу (об этом первая книга Пауло «Дневник мага»). Второе путешествие случилось в 1989-м, когда я открывал в себе женское воплощение. Это было паломничество в Рим. Между вторым и третьим путешествиями прошло почти 17лет!.. А теперь вот эти карты, которые кто-то разбросал здесь…

Обращаю его внимание на валяющуюся прямо под ногами червовую даму: «Вам на пути встретится какая-то блондинка».

Все так и вышло — уже в следующем городе, Владивостоке, Коэльо встречала светловолосая девушка. Студентка Валентина Ульянкина пришла на вокзал, сжимая в руках бразильский флаг и плакат с надписью на португальском: «Добро пожаловать в город!» Предсказание сбылось, карты не соврали.

— Вы считаете себя магом? — осторожно спрашиваю я, памятуя о том, что Пауло не очень любит такие вопросы.

— Я знаю некоторых людей, которые решили идти по пути встречи видимого и невидимого мира. Это их выбор, я не могу никого осуждать. Путь в Сантьяго научил меня видеть оба мира, этот же путь подсказал мне, что нужно упростить свои поиски. Все придет само. Вот смотри, я еду по Транссибирской магистрали, ничего не ожидая. Я просто открыт миру, а значит, и мир открыт для меня. И тот, кто должен встретиться мне на пути, обязательно встретится. Для этого не нужна никакая магия.

— Ваше творчество стало своего рода религией для современной молодежи…

— Я с этим не согласен. Мои книги лишь отражают мою душу. Они не заменяют веру, это не так, они дарят людям ощущение, что есть кто-то, кто мыслит похоже, что они не в пустоте. И с каждым разом эти ощущения становятся сильнее. Моя цель — построить мост между людьми, чтобы они не чувствовали себя одинокими.

— А как вы относитесь к замечаниям о том, что многие сюжеты вы заимствовали у других?

— Еще четыре тысячи лет назад Соломон сказал, что нет ничего нового под солнцем. Вообще в жизни есть только четыре сюжета: история любви между мужчиной и женщиной, между тремя людьми, борьба за власть и путешествия. Все мои книги основаны на этих сюжетах. В каком-то смысле, все писатели рассказывают истории, которые когда-то уже были рассказаны.

Возле нас снова останавливается знакомый уже джип, из него вылезает смущенная улыбающаяся Ксения — оказывается, забыла попросить автограф для своего друга, который, собственно, поддался на ее уговоры и приехал из Иркутска на берега Байкала в поисках Пауло.

— И где же твой друг? — спрашивает писатель. Из автомобиля тут же показывается крупный парень лет тридцати, протягивает руку, представляется, говорит, что читал много книг мастера.

— И что вам понравилось больше всего?

— «Книга воина света», — отвечает парень, — я хотел бы им стать, но в жизни это не так просто…

— Ничего, ничего, — успокоил Коэльо, — я помогу тебе, отойдем в сторону.

Они прошли чуть вперед, встали лицом друг к другу. Писатель положил руки парню на плечи и начал что-то нашептывать. Я все понял: на берегу Байкала мастер посвятил одного из своих почитателей в воины света.

— Я благословил его, — объяснил Коэльо позже, — он отличный человек, открытый и добрый.

После этого парочка уже не отходила от нас ни на шаг. Пауло предложил Ксении игру: сначала вопрос задает он, потом — она.

— Какая из книг понравилась тебе больше всего?

— «Одиннадцать минут», — ответила Ксения, — она перевернула мое сознание. А когда читала «Вероника решает умереть», сначала не понимала главную героиню, зато потом сходила с ума вместе с ней. Как вам удается так точно передавать женские ощущения?

— Потому что я — женщина, потому что я — мужчина. У меня много лиц, — без тени смущения ответил Коэльо. — Теперь ты задаешь вопрос!

— Что значит ваша татуировка на левой руке?

— История ее появления связана с любовью. В 1980 году, когда я женился, то сказал своей супруге, что не хочу носить обручальное кольцо. Я решил сделать татуировку. Однако написать на своем теле «я люблю Кристину» не мог — вдруг любовь закончится? И тогда я решил, что это будет символ алхимии и преобразования — бабочка. Он стал и охраняющим символом нашего брака: мы с Кристиной до сих пор вместе. Теперь моя очередь.

И он спросил, что заставило Ксению приехать сюда в субботу утром.

— Когда я читала «Одиннадцать минут», — ответила девушка, — то вдруг очень захотела увидеться с вами. Я тогда этого так сильно пожелала, что, когда узнала, что вы приехали в Иркутск, поняла, что не могу упустить шанс исполнить свою мечту. Поэтому я здесь.

Это признание очень тронуло Пауло.

— Без таких преданных читателей меня как писателя не было бы!

Мы простились с молодыми людьми и пошли в сторону отеля. И тут, когда мы снова остались одни, Пауло сказал мне: «Путь всегда преображает человека. А встречи, которые происходят в дороге, не случайны. И понимание смысла этих, казалось бы, ничего не значащих встреч наступит позже, как и понимание сущности нашего пути. Мы все поймем потом, а пока надо идти вперед».

Источник:

Денис Захаров

«Досуг»

Май-июнь 2006 года