Уникальный опыт или путь к самопознанию

Буддизм в своих различных аспектах является более прагматическим, чем мистическим учением. Вы можете повсюду встретить молодых мужчин и женщин, ежедневно практикующих медитацию «дзадзэн» до или после работы. При этом большинство из них вовсе не ищут просветления «сатори» или чего-либо в этом духе – таким образом они просто пытаются отвести от себя острое лезвие тяжелой жизни.Молодые японцы, которые все чаще стали обращаться к традиционным духовным ценностям, считают, что роль и назначение буддизма для человека значительно шире, чем выполнение похоронных обрядов.

Цуёси Тада почувствовал острую необходимость изменить свою карму.

Непрерывно ссорясь со своей подругой и ее родителями, 31-летний житель префектуры Осака сам устал от своего вулканического характера.

Но вместо того, чтобы пройти курс терапии по управлению гневом, Тада отыскал в интернете методы буддийской аскетической практики и решил направиться в храм Риккокудзи, расположенный в префектуре Тиба, который предлагал трехдневный курс медитации.

Когда Тада позвонил в храм, ему ответили, что курс медитации начнется на следующий день. Через пару часов Тада уже сидел в скоростном экспрессе Синкансэн, уносившем его на восток, туда, где он надеялся успокоиться и улучшить свое состояние. На третий день пребывания в храме Тада громко распевал сутры и занимался дыхательными упражнениями, доводя себя до состояния, близкого к гипоксии.

Но все эти сложные дыхательные упражнения и не очень удобные приемы сидения было как раз то, что он искал.

«Я хотел оказаться в ситуации, где я должен преодолевать трудности», – говорит он.

Постепенно уходят в прошлое те дни, когда многие японцы относились к буддизму просто как к традиционной религии, назначение которой заключается лишь в совершении похоронных обрядов. Теперь все буддийские храмы предлагают краткие учебные курсы медитации для любого желающего. Есть даже специальные туры по святым местам, предназначенные для ухода от стрессов повседневной жизни.

И действительно, многие отмечают, что буддизм в своих различных аспектах является более прагматическим, чем мистическим учением. Вы можете повсюду встретить молодых мужчин и женщин, ежедневно практикующих медитацию «дзадзэн» до или после работы. При этом большинство из них вовсе не ищут просветления «сатори» или чего-либо в этом духе – таким образом они просто пытаются отвести от себя острое лезвие тяжелой жизни.

Храм Риккокудзи открыл курсы обучения медитации в 2000 году и с тех пор их прошли более 270 человек. Иногда компании посылают сюда своих служащих.

«Мне сказали, что обучение на этих курсах даже тяжелее, чем тренировки в Силах самообороны», – с гордостью сказал монах Кэйкан Сайто.

Возможно, это и так, но многие попадают на эти курсы случайно и воспринимают духовные упражнения как нечто новое по сравнению с обычным уик-эндом и скучным сидением в горячем источнике.

«У меня появились три свободных дня – такое количество выходных я не могу получить в обычное время. И мне захотелось испытать нечто новое», – говорит 34-летний Масаити Хигасияма, который на прошлой неделе прошел курс трехдневного обучения медитации вместе с Тадой.

Конечно, обстановка в храме не похожа на привычную светскую атмосферу. Здесь нет телевизора, не говоря уже об интернете, и все участники занятий обязаны сдать свои мобильные телефоны. Во время своего пребывания в храме они должны в течение многих часов сидеть в положении «сэйдза» – на коленях с поджатыми под себя икрами, медитировать, петь и переписывать сутры.

«Вы можете представить, что будет с вашими ногами, если вы будете неподвижно сидеть в положении «сэйдза» более часа?» – со стоном говорит Хигасияма.

«Это больше, чем просто онемение конечностей. Кости моих ног начали так сильно болеть, что я был вынужден ползать на полу, потому что не мог встать».

25-летняя Аи Сато из Хоккайдо совершила длинную поездку в Риккокадзи в апреле прошлого года после того, как напряженные отношения с коллегами по работе заставили ее уйти из фирмы.

«Я быстро становлюсь нервной и возбудимой, когда общаюсь с другими людьми, – объясняет она. – Я хотела побороть свою чрезмерную сосредоточенность на себе и быть спокойной всю оставшуюся часть моей жизни».

«Сейчас люди ведут жизнь, далекую от буддизма. Многие из них даже не знают, к какой буддийской секте традиционно принадлежала их семья, – говорит Догэцу Канаи, монахиня храма Эмманин в Оцу. – Но в то же время интерес к религии начинает расти, поскольку общество становится все более и более напряженным».

Канаи начала практиковать духовные упражнения, предназначенные для монахов в апреле прошлого года, в древнем храме, имеющем тысячелетнюю историю. Она говорит, что большинство занимающихся на курсах медитации являются людьми от 30 до 40 лет и многие из них – женщины.

Бесконечный экономический спад и связанная с ним потеря рабочих мест создают в обществе еще больше напряжение.

Когда Каори Ватанабэ узнала о том, что в храме Ринсэндзи, расположенном в районе Бункё возле ее офиса, каждую среду по ночам работают курсы медитация «дзадзэн», она стала их посещать, а затем пригласила туда и своих друзей по работе.

«Мы все сталкиваемся с различными проблемами на работе, – говорит 30-летний служащий коммерческой компании. – Немного выпить с друзьями после работы, конечно, очень приятно, но при этом я чувствую, что подобным образом я только отвожу взгляд от истинных проблем».

Многие считают, что возвращение молодежи к буддизму – это реакция на процесс глобализации и отказ от идеи бескомпромиссного единобожия, которая в итоге привела к многочисленным международным конфликтам.

«Начиная с раннего средневековья люди стали свидетелями столкновения различных идей об истине и справедливости», – говорит Сокю Гэнъю, монах из префектуры Фукусима. Недавно Гэнъю опубликовал книгу «Ватасидакэ-но буккё» («Мой личный буддизм»).

И в то время как суровость некоторых наиболее экстремальных буддийских сект может походить на военный учебный лагерь, в целом спокойный японский буддизм создал возможности для процветания духовных тренировок и для мирян. Кратковременные курсы медитации в храме существенно отличаются от обычных гимнастических упражнений, во время которых человек не испытывает ни боли, ни физического дискомфорта.

В отличие от получившего распространение в Юго-Восточной Азии буддизма Теравады, который обещает спасение только тем, кто полностью отказывается от мира и достигает просветления, японцы практикуют буддизм Махаяны.

Менее строгий, он позволяет обычному человеку достичь спасения и дает возможность мирянам принимать участие в совершении религиозных действий.

Конечно, многие из прошедших краткие курсы медитации признают, что религиозное спасение для них не главная цель.

«Я не стремлюсь к просветлению, – говорит 31-летний служащий, который посещает занятия «дзадзэн» в храме Ринсэндзи с декабря. – Скорее, я хочу иметь время для размышлений. А дома вы не можете легко это делать».

Монахиня Канаи из храма Эмманин говорит: «Японцев часто называют нерелигиозным народом. Многие шутят по поводу того, что мы празднуем Рождество, посещаем буддийский храм в канун Нового года и синтоистский храм в первый день года».

В Японии исторически храмы служили и помещениями для проведения культурных и общественных мероприятий прихожанами, которые поддерживали эти храмы. Но процесс урбанизации и раздробления семейной ячейки лишил молодых японцев устойчивой основы, на которой держалась буддистская традиция. И теперь главным назначением храмов стало совершение похоронных церемоний.

Незнание основ традиционной религии зачастую приводит молодежь к новым религиям и культам, одни из которых весьма опасны, а другие – просто смешны. Применяя всевозможные средства, они с успехом отравляют неустойчивое сознание молодежи.

«Раньше мое отношение к религии было отрицательным из-за деятельности секты Аум Синрикё и других религиозных организаций, которые влияли на политику, – говорит Сато, застенчивая 25-летняя девушка из Хоккайдо. – Я считаю, что должно быть больше храмов, отвечающих потребностям обычных людей».

Возможно, потребность в переменах ощущает еще более сильно сама буддийская община страны.

«Храмы имеют только два пути к выживанию в будущем, – говорит Канаи. – Один основан на традиционной системе «данка» – пожертвований местных прихожан. Другой – деятельность, отвечающая повседневным нуждам современных людей».

«Буддизм – это своего рода бизнес сферы обслуживания. Если вы не будете удовлетворять потребности своих клиентов, они пойдут в другое место. Наш краткий курс медитации – всего лишь попытка удовлетворить эти потребности», – продолжает она.

Однако любое отступление от традиции может вызвать споры внутри буддистской общины, которая существует в Японии в течение многих столетий.

«Мои коллеги говорят, что следует жестко обращаться с плотью (в отличие от мертвого), – говорит со смехом Сайто из Риккокудзи. – Но буддизм является учением, которое спасает живущих, а не мертвых».

Возникает вопрос: может ли кратковременное посещение курсов буддийских духовных упражнений считаться подлинным религиозным актом?

Служители храмов говорят, что это действительно буддийский духовный опыт.

«В отличие от христианства, в буддизме нет единственного источника, как Библия, из которого следует черпать духовное знание», – говорит Гэнъю, монах из Фукусимы. В своей книге он рекомендует людям черпать знания из различных религиозных источников, точно так, как они берут обед в буфете.

«Медитация – это то, чему вы не научитесь по книге. Ее можно освоить только путем практического опыта», – говорит он.

«Я не намеревался «приобрести» буддистское учение, – признается Хигасияма, который надеялся только на то, что в результате жесткой тренировки произойдет изменение его индивидуальности. Но вместо того, чтобы целиком переделывать свою жизнь, он понял, что ответ на мучивший его вопрос лежал прямо перед ним.

«Я понял, что прежде всего необходимо быть самим собой. Это самое важное, что я узнал за эти три дня».

Источник:
Саяка Якусидзи
inopressa.ru