Количества электричества — 3

Водородная энергетика принципиально изменит все. Первая область, где ее имеет смысл задействовать, — это транспорт. Автомобили, работающие на водороде, до неузнаваемости изменят окружающий мир. Существенно улучшится экология, в мегаполисах станет можно дышать днем, вырастет травка, запоют птички. Однако массовое внедрение водорода в качестве топлива для транспорта превратит мировую систему экономических отношений во что-то совершенно новое, и как станет выглядеть мир, покрытый травкой и полный поющих птичек, не очень ясно.Водородная энергетика принципиально изменит все. Первая область, где ее имеет смысл задействовать, — это транспорт. Автомобили, работающие на водороде, до неузнаваемости изменят окружающий мир. Существенно улучшится экология, в мегаполисах станет можно дышать днем, вырастет травка, запоют птички.

Однако массовое внедрение водорода в качестве топлива для транспорта превратит мировую систему экономических отношений во что-то совершенно новое, и как станет выглядеть мир, покрытый травкой и полный поющих птичек, не очень ясно. К тому же изменения эти с высокой степенью вероятности будут сопровождаться войнами различного масштаба, и какие-либо внятные прогнозы делать сложно, ибо все бонусы от экологической чистоты водорода могут быть с легкостью сведены на нет двумя-тремя ядерными боеголовками.

Впрочем, много что препятствует такому развитию событий. В частности, надо решить ряд серьезных технологических задач, поскольку по-прежнему де-факто нет рентабельных способов добычи водорода в масштабах планеты, а также рентабельных способов его хранения и транспортировки. И решение вышеперечисленных проблем не только принципиально изменит автопром, но и окажет благотворное влияние на все остальные области человеческой деятельности, в которых нужна энергия (ну, то есть кустарные промыслы все это мало затронет). Например, сразу же появятся топливные элементы на водороде для мобильных электронных устройств. Представляете себе такой ноутбук?

Но на самом деле, наверное, когда-нибудь все политические, экономические и технические препятствия будут преодолены, и, как следствие, мы получим термоядерную энергетику, которая породит энергетику водородную. По идее, на выходе получится много очень дешевого электричества (правда, скорее всего, доступного не всем, но в данном случае речь не об этом).

Пытаться представить планету, у населения которой (ну, ладно — у части населения) есть невероятно дешевое по нынешним меркам электричество, — занятие непростое, требующее фантазии, так как изменения будут тотальными (см. «Краеугольный камень цивилизации»). Но как внедрение водородной энергетики отразится на отдельных отраслях (при условии, что они к тому моменту еще будут существовать), вообразить несложно.

К примеру, всем на высокотехнологичном рынке известно, что производители денно и нощно бьются над понижением энергопотребления комплектующих. Периодически до нас доходят победные рапорты о том, что очередной компании удалось сделать девайс, который потребляет на 10% меньше электроэнергии, чем изделия конкурентов. Что самое интересное, в большинстве случаев это правда.

Впрочем, отдельные успехи на этом поприще в целом на ситуацию влияют слабо. К примеру, потребление электричества комплектующими большинства видов в последнее время только растет. Если несколько лет назад особых поводов интересоваться мощностью блока питания при покупке компьютера не было, то сегодня слабенький питальник способен сделать адекватную в остальном систему совершенно неработоспособной. Более того, относительно недавно тайваньская компания FSP первой на рынке сообразила и выпустила отдельный блок питания для видеокарты, который вставляется в отсек для дисковода (мы про него писали номеров десять назад). Согласитесь, это о чем-то говорит. Хочется спросить: а что дальше будет, понадобятся ли отдельные блоки питания для других компонентов компьютера?

В наше время мощным считается блок питания на 800 Вт. Лет пять назад этого хватило бы на полдесятка компьютеров. Правда, и общий уровень производительности был бы существенно ниже. Отношение количества потребляемой электроэнергии к производительности в наше время становится важным, потому что производительность-то выросла, но и энергии это хозяйство ест не в пример больше, чем еще совсем недавно.

И тут мы плавно переходим еще кое к чему интересному. Как вы, наверное, слышали, есть такая компания — Sun Microsystems. Организация старая, уважаемая, на рынке давно, занимается много чем, но обслуживает главным образом корпоративных клиентов, поэтому конечные пользователи непосредственно с ее деятельностью сталкиваются нечасто. Так вот, эта самая Sun Microsystems больше года назад запустила один любопытный проект, который называется Sun Grid.

Смысл его в том, что компания торгует машинным временем здоровенной вычислительной сети и выставляет клиентам счет на оплату машиноресурса. Например, надо вам обсчитать что-нибудь очень сложное (скажем, из области биологии) — никаких проблем. Даете задачу, ее обсчитывает вычислительная сеть, после чего вы платите за определенное количество машино-часов некоего эталонного компьютерного комплекса. Так как над обсчетом задачи одновременно трудится множество различных девайсов, фактически процесс занимает несколько секунд, но они на самом деле эквивалентны пятнадцати часам машинного времени.

Между прочим, одной из главных составляющих стоимости машинного времени является цена электроэнергии, затраченной на функционирование оборудования, участвующего в процессе. Тут недавно один из топ-менеджеров Google жаловался: чем дальше, тем больше электричества потребляют серверы, на которых, собственно, поисковик и существует. Ну, Google, в общем, все равно, у него столько денег, что он может себе позволить отдельную атомную электростанцию, но ведь далеко не все так богаты.

Можно продолжить повествование и пофантазировать насчет того, как повлияет на стоимость вычислений резкое удешевление электричества и к каким результатам оно, в конечном счете, приведет, но делать это бессмысленно, так как дешевое электричество (а значит, и водородная энергетика) ожидается не то чтобы очень скоро — лет через десять. В лучшем случае. А к тому времени компьютеры претерпят столько принципиальных изменений, что и на компьютеры-то не будут похожи.

Вообще, я, честно говоря, буду искренне рад термоядерной энергетике как катализатору общемировых изменений, только если наша страна окажется в числе лидеров этой отрасли. В противном случае ценность запасов энергоносителей на нашей территории существенно снизится, а этого нам совершенно не надо, по крайней мере, на данном этапе развития. Вот через некоторое время, если как следует подготовиться, тогда да.

И потом, любое системное нововведение в мире обычно производится через системный же кризис общества. Резкая — по историческим мерам — смена источника питания нашего мира неизбежно приведет к куче разных проблем, и, хотя после того, как они закончатся, жизнь станет… ну, вряд ли лучше, но другой, все равно не хочется принимать участие в этих проблемах. Ни прямо, ни косвенно.

Так что да здравствует прогресс, который никого не убивает. Ибо в наше время это большая редкость.

Источник:
Журнал:«Upgrade»
Автор: Remo