Небеса, дзэн и лотос

Больше полугода в Москве по приглашению Центра изучения традиционного боевого искусства Шаолиньского монастыря находится шаолиньский монах мастер Ши Янбин. Его цель – научить всех желающих кунг-фу. Как странно видеть настоящего шаолиньского монаха в условиях России, в маленьком дворике одного из филиалов Центра. Молодой, не старше 35 лет, невысокий. Безмятежное лицо, долгое теплое рукопожатие, искренняя улыбка. Специально для съемки мастер надел монашеский коричневый халат с длинными рукавами.В России понятие кунг-фу воспринимают, как правило, однобоко – как чисто боевое искусство. Когда китайский мастер говорит: «Я научу тебя кунг-фу», – он имеет в виду, что научит не только махать руками и ногами, но и правильному образу жизни, питанию, этике поведения. Кунг-фу – это вся твоя жизнь, путь к вершине. Им можно заниматься целый день – во время еды, сна, сидя и стоя. Кунг-фу – это и правильное дыхание, и даже правильная осанка.

Особая необъяснимая энергетика. Ее чувствуешь уже в воротах монастыря. Словно попадаешь в совсем другой мир – чистый, добрый, сказочный. Где еще ты увидишь «трепещущее дерево»? Монахи говорят, что на прикосновение хорошего человека оно реагирует трепетом листвы, а стоит его коснуться человеку с негативными эмоциями, дерево остается неподвижным. Здесь есть свое волшебное место – «Дом 1000 буддистов» – пол бугристый от бесчисленного количества топтавших его ног, на стенах рисунки с изображением 500 божественных монахов. Время от времени одни лица исчезают, а другие четко проступают на гладком камне. Ничто и никто не уходит отсюда бесследно.

ВЕЛИЧАЙШИЙ МОНАСТЫРЬ ПОД НЕБЕСАМИ

1500 лет в китайской провинции Хэнань на двух вершинах гор Сонгшан – Тайши и Шаоши – стоит легендарный Шаолиньский монастырь. Своими названиями вершины обязаны китайскому императору Сиа Ю. По преданию, он был двоеженцем, и это можно смело вменить ему в заслугу, ведь в те далекие времена каждый правитель Поднебесной имел не менее трех сотен жен. Первую жену Сиа Ю поселил в доме на «тай-ши» (восточная часть) Сонгшан, а вторую – на западной («шао-ши»). Так и жили они много лет в мире и согласии.

Тридцать монастырей в составе Шаолиньского комплекса расположились на высоте 1800 метров. Чтобы попасть на такую высоту, необходимо полчаса подниматься по канатной дороге. Как говорится, ближе к небесам – ближе к истине.

Две тысячи монахов проживали в монастыре в период его расцвета. Многие из них: императоры, поэты, ученые, художники – жертвовали роскошью дворцовой жизни ради постижения духовности. От «сердца к сердцу» мастера передавали древние знания о космической и жизненной энергии, которые современные ученые только сейчас стали использовать в своих исследованиях. Великие наставники имели отчетливое представление об измененных состояниях сознания, а психологи лишь недавно осознали, что оно имеет многоуровневую структуру.

Монахи бережно хранили знания как важнейшую государственную тайну. И шпионам нередко приходилось рисковать собственной жизнью, чтобы похитить из библиотеки монастыря секретные руководства. В настоящее время, к счастью, уже нет необходимости становиться ниндзя или принимать монашеский сан, чтобы прикоснуться к монастырским сокровищам.

ЗВЕЗДЫ ПАДАЮТ НА ЗЕМЛЮ

Выбор Настоятеля Шаолиньского монастыря – решение крайне сложное, и принимается оно единогласно буддистами всех стран. По этой причине последние 300 лет обязанности Настоятеля выполняли наместники. И вот совсем недавно на эту высокую должность был избран монах Ши Юнсин. По его наставлению, по всему миру разъехались монахи, чтобы передавать людям древние знания, дарить здоровье и радость.

Больше полугода в Москве по приглашению Центра изучения традиционного боевого искусства Шаолиньского монастыря находится шаолиньский монах мастер Ши Янбин. Его цель – научить всех желающих кунг-фу.

Как странно видеть настоящего шаолиньского монаха в условиях России, в маленьком дворике одного из филиалов Центра. Молодой, не старше 35 лет, невысокий. Безмятежное лицо, долгое теплое рукопожатие, искренняя улыбка. Специально для съемки мастер надел монашеский коричневый халат с длинными рукавами. А пока мы беседовали, его помощники принесли еще одно одеяние желтого цвета для занятий кунг-фу, белые хлопчатобумажные гольфы и черные ленты, которыми гольфы перетягиваются. Как объяснил мне мастер, при всей внешней простоте монашеской одежды, надеть ее в первый раз без помощи наставника невозможно. Например, штаны заправляются в гольфы особым способом, и обучение происходит не в положении стоя, а сидя на полу, чуть ли не в поперечном шпагате.

«Магия Cosmo» (MC): Мастер, а что значит монах 34-го поколения? Ваши предки были монахами?

Ши Янбин (ШЯ): – Нет, я родился в обычной китайской семье. Мой отец учитель, а мать домохозяйка. Поколения у монахов исчисляются по учителям. Например, мой учитель – монах 33-го поколения, учитель моего учителя – монах 32-го поколения, а мои ученики будут монахами 35-го поколения.

(MC): – Как Вы оказались в монастыре?

(ШЯ): – Монастырь – это не школа, куда приходит всякий желающий. Одного желания мало. Здесь нет вступительных экзаменов или специального отбора. Прежде всего, нужно быть буддистом, любить буддизм, знать его, вести правильный образ жизни. Но самое главное, что приводит в Шаолинь, это судьба – юаньфень. Будда дает тебе указания придти, а настоятелю – принять тебя.

ОБИТЕЛЬ ОТВАЖНЫХ ВОИНОВ

В Китае говорят: «Овладев хотя бы одним из шаолиньских сокровищ, вы научитесь искусству более ценному, чем умение превращать камень в чистое золото».

В 527 году н.э. великий индийский монах Бодхидхарма прибыл в Шаолиньский монастырь, чтобы проповедовать буддизм. В то время физическое здоровье монахов, проводивших долгие часы в медитационных позах, не отличалось особой крепостью. И для того, чтобы помочь им расслаблять мышцы, Бодхидхарма научил их комплексу физических упражнений, известному как «Восемнадцать ладоней Лохань», и комплексу внутренних упражнений «Мышечные метаморфозы». Впоследствии первый комплекс трансформировался в шаолиньское кунг-фу, а второй – в шаолиньский цигун.

Мастер сидит очень прямо, и я тоже, опомнившись, выпрямляю спину, ставлю ноги параллельно друг другу и перестаю бессознательно задерживать дыхание. Вообще поза «нога на ногу» чрезвычайно вредна – она нарушает жизненно важный поток Ци. А стоит в течение нескольких месяцев последить за правильным положением ног, как в жизни начинают происходить благоприятные изменения. «Не принимайте ничего на веру, – говорят шаолиньские монахи, – убедитесь на своем опыте!»

ФАНЬ ЧЖАНЬ
Или «Десятифутовый квадрат». Так издревле называется келья Настоятеля. Объясняется это тем, что Настоятелю уделялось гораздо больше места для отдыха, чем простым монахам, которые спали на циновках размером 5 на 2 фута (приблизительно 1,5 на 0,6 метров). Таким образом, буддийский монах спал на боку, согнув ноги в коленях. Одна рука служила подушкой, другая покоилась на бедре. В Шаолиньском монастыре даже появилось выражение «спать в позе лучника». Именно в такой позе изваяны многие статуи отдыхающего Будды.

(MC): – Как рано начинается день в монастыре?

(ШЯ): – В пять часов утра. «В году самое хорошее время – весна, а в сутках – утро.» Поэтому в Древнем Китае занятия по кунг-фу начинались еще раньше, в 4 часа. В столь ранний час возможность быть увиденными лазутчиками противника была крайне мала.

(MC): – Сколько часов в день монахи посвящают занятиям кунг-фу?

(ШЯ): – Это зависит от конкретного человека, его уровня знаний и способностей. В течение дня мы изучаем общеобразовательные науки, непременно китайский язык и один иностранный. Четыре часа в день – занятия с мастером кунг-фу. Все монахи, независимо от возраста и уровня подготовки, занимаются вместе. Здесь все едины.

(MC): – У вас есть градация по поясам?

(ШЯ): – Любой элемент соревновательности в монастыре отсутствует. Пояс мы используем по его прямому назначению – как элемент одежды. Обычно он черного цвета. И носят его как мастера, так и ученики. Мы не выделяем первых, вторых, третьих. У нас есть Настоятель Шаолиня, которому мы все подчиняемся, и монахи.

(MC): – В китайских фильмах часто показывают, как мастер кунг-фу остается невредимым в единоборстве с многочисленными вооруженными противниками. Известно, что древние шаолиньские мастера умели бегать с умопомрачительной скоростью, почти мгновенно перемещаться на огромные расстояния и совершать прыжки на недоступную обычному человеку высоту. Это придуманные факты?

(ШЯ): – Я бы сказал, преувеличенные. Реально существуют две методики искусства легкости и ловкости – «Цветок сливы» и «Плутание по лесу», благодаря которым действительно можно стать неуязвимым. Тренировки представляют собой выполнение приемов кунг-фу сначала на пяти нарисованных на земле кругах в виде цветка сливы, а по мере приобретения навыков – на пяти столбах высотой в 210 см, и перемещение между ними, не касаясь их. Увеличение скорости и времени тренировки дают необходимый результат.

(MC): – В чем заключается главный секрет овладения приемами кунг-фу?

(ШЯ): – В Шаолине говорят, что если одно упражнение повторять сто раз, то движение будет легким, приятным и радостным. Задача состоит не в том, чтобы выучить как можно больше приемов, но в постоянном повторении одних и тех же до тех пор, пока их исполнение не станет совершенным с точки зрения формы, силы и скорости. Существует история о бойце, прозванном «Быстрый кулак», который ограничивался одним прямым ударом кулака для одержания полной победы. Если бы он пытался отразить несколько ударов противника, то непременно был бы повержен. Поэтому он и не предпринимал тщетных попыток, а наносил свой коронный удар с опережением.

(MC): – Шаолиньские монахи никогда не были воинственны, хотя владели уникальной боевой техникой. Почему?

(ШЯ): – Кунг-фу имеет религиозную основу. Изучая его, человек не развивает в себе агрессию, но успокаивает ее, становится очень миролюбивым и сострадательным. Например, согласно шаолиньской традиции, нужно сделать все возможное для того, чтобы избежать поединка со смертельным исходом. Известно немало случаев, когда специалисты по кунг-фу бросали вызов монахам, и те просто уклонялись от смертельной схватки:
– Сифу (учитель), мы искренне верим в то, что у нас есть все шансы победить.
– Именно поэтому вы и должны остановиться. Лучше бы вы потерпели поражение, и на этом бы все закончилось. Если вы победите, этому не будет конца.
– Но мы ведь должны защитить нашу честь.
– Если наши действия приносят вред другим, мы воздерживаемся от таких поступков.
– Но ведь нас публично обвинили в обмане.
– Вы действительно кого-то обманули?
– Конечно же, нет!
– В таком случае ни о какой защите собственной чести не может идти речи. Обвинение ложно, и оправдания не нужны. А то, что ты называешь «честь», есть не что иное как уязвленное самолюбие.

СИЛА ДРАКОНА

Популярность кунг-фу феноменальна, так как его принципы мудры и продуманны. Три основные цели единоборства – приобретение эффективных боевых навыков, прекрасной физической формы и целостного восприятия жизни, что достигается с помощью тренировок, цигун и медитации.

(MC): – Почему мастера Шаолиня полны сил и энергии даже в преклонном возрасте? И более того, с годами их мастерство становится все более утонченным и совершенным?

(ШЯ): – Во-первых, кунг-фу – это не спорт, а стиль жизни. Спортсмены, изнуряющие себя чрезмерными нагрузками с целью одержать верх над соперником, годам к 35, а зачастую и раньше, теряют силу и здоровье. А мастер кунг-фу, наоборот, с возрастом приобретает и то и другое.

Во-вторых, врачебная наука Шаолиня, как и китайская медицина, кардинально отличается от европейской. Мы считаем, что до 80 процентов заболеваний, таких как рак, болезни легких, печени, сердца, гипертония, язвы и т.д., вызываются психоэмоциональными расстройствами. Причины заболеваний обычно связаны с семью видами эмоций: чрезмерной радостью, гневом, горем, чрезмерными раздумьями, печалью, страхом и ужасом. Любая эмоциональная встряска в результате возбуждения или попытки подавления эмоций может привести к болезни. Например, внезапный гнев может нарушить работу печени, перевозбуждение расстроить работу сердца, горе и чрезмерные раздумья – деятельность селезенки и поджелудочной железы, от печали происходит сбой в работе легких, а от ужаса – почек.

Чтобы стать здоровым, необходимо привести неупорядоченный ум в состояние расслабленности и комфорта, то есть, «отрегулировать» его. Нет ничего мистического в достижении успокоения ума. Делайте цигун! Эти простые плавные упражнения замечательно тренируют дыхание и обеспечивают ровный поток Ци.

(MC): – Насколько полезно и важно вегетарианство? Возможно ли достичь высот в кунг-фу, не отказываясь от продуктов животного происхождения?

(ШЯ): – Монахи не едят убойную пищу, так как она мешает ощутить внутреннее спокойствие, равновесие сил в окружающем мире. При употреблении ее человек не способен эффективно выполнять упражнения с необходимой концентрацией. Но мирским людям позволено есть мясо. Все зависит от конкретного человека, его взглядов и устремлений.

РАСПУСКАЮЩИЕСЯ ЦВЕТКИ ЛОТОСА

Даосы говорят: «Намерение сердца управляет движением тела, рук и ног». Поэтому высшим достижением в шаолиньском кунг-фу считается духовная самореализация, независимо от того, какую религию исповедует тот или иной адепт. Монахи считают, что нравственность является основой духовности; для аморального человека пути к просветлению закрыты. Согласно буддийскому учению, родиться человеком – большое счастье, а нравственная нечистоплотность ведет к более низкому перевоплощению в будущей жизни. Например, сердце, преисполненное жадности и страха, в будущей жизни будет принадлежать животному.

По степени погруженности в чань-буддизм, частью которого является кунг-фу, монахи берут на себя определенное количество обетов. Со временем их количество увеличивается – в процессе медитации монахи понимают, сколько еще обетов они смогут выполнять. Об этом они сообщают мастеру, и тот решает, готов ли монах перейти на следующую ступень развития.

(MC): – Возможен ли путь настоящего духовного роста для мирского человека? Или его проходят только монахи?

(ШЯ):
– Нельзя утверждать, что только монах может идти по истинному пути развития. Это зависит от духовных целей конкретного человека. Конечно, в монастыре этот путь в каком-то смысле легче. Ведь мы сознательно отказываемся от получения удовольствий в жизни в пользу духовного постижения и ежедневно подвергаемся значительно меньшему количеству соблазнов и искушений, чем люди, живущие в миру.

(MC): – Вы ощущаете себя свободным человеком?

(ШЯ): – Свобода – в моей душе. Я абсолютно свободный человек. И монастырь ни в коем случае не ограничивает мою свободу. Наоборот, правила, которые я соблюдаю, помогают мне на пути духовного роста.

(MC): – Одиночество – бич европейцев. Вы когда-нибудь переживали это чувство?

(ШЯ): – Монахи иначе воспринимают одиночество. Мы не страдаем от него, осознавая, что приходим в этот мир и уходим из него поодиночке. Одиночество – это замечательная возможность остаться наедине с собой. Только в тишине мы можем прикоснуться к нашему Духу и найти ответы на свои вопросы.

(MC): – У современного светского человека всегда «много проблем». А как Вы справляетесь с проблемами?

(ШЯ): – Все социальные проблемы являются результатом духовной недостаточности, и вылечить их можно только духовным путем. Проблемы возникают из привязанностей. Необходимость доказать свою правоту, добиться победы любой ценой, обладать кем-то или чем-то или заставить других поверить в ваше превосходство над ними – все это ни что иное, как привязанности. Чтобы освободиться от них, необходимо взглянуть на себя по-другому. Если вы привыкли отождествлять себя со своим телом и прочей собственностью, то вашей жизнью изначально руководит чувство эгоизма. Только укротив эгоизм, вы сможете освободить свой дух. Ведь вы – существо, наделенное духом, ваш мир определяется состоянием вашей души. Во Вселенной нет ничего личного. Нет желаний, нет проблем, нет страхов, нет побед и поражений – они не реальны. Они существуют только в наших умах.

(MC): – Как Вы относитесь к другим религиям?

(ШЯ): – В Шаолине обучались представители разных религи
4000
озных учений: даосы, конфуцианцы, христиане, мусульмане. Например, Вячеслав Рогов, Старший Наставник Центра изучения традиционного боевого искусства Шаолиньского монастыря, в данный момент является единственным русским учеником Настоятеля монастыря. Настоятель дал ему имя Ши Янвэй.

Мы не рассматриваем свою религию в западном смысле этого слова. Буддизм – это великое учение, доступное всем людям. Мы не стараемся обратить в свою веру учеников, придерживающихся иных религиозных взглядов, потому что верим, что обращение в буддизм замедлит процесс их духовного развития, ведь они уже встали на свой путь духовной самореализации.

(MC): – Какие наставления Вы могли бы дать людям, живущим в миру?

(ШЯ): – Любите и прощайте. Любви никогда не бывает много, а прощение – это лучшее средство для избавления от обид. Никого не судите. Учитесь просто наблюдать. Наслаждайтесь всем, что приходит и уходит, но не позволяйте своему счастью зависеть от привязанности к какому-либо предмету, месту или человеку. Творите добро. Умножайте число друзей, но не врагов. Учитесь не брать, а отдавать – это главная цель жизни.

Прощаясь с мастером Ши Янбином, я ощущаю необычный прилив энергии и воодушевления. Хочется как можно скорее бежать на тренировку тайцзи-цюань, которым я занимаюсь, и ускорить процесс достижения «Великого Предела». Что значит слово «воодушевление»? Оно явно произошло от слова «душа»! Наделение душой. Наделение жизнью. Смыслом жизни.

Источник:
Юлия Береговая
Журнал «Магия Cosmo»
апрель 2006г.