С рождением Николы Теслы всё изменилось

У Теслы была собственная теория электромагнетизма, не расшифрованная и по сей день. Он открыл не только возможность беспроволочной передачи энергии сквозь Землю и атмосферу без каких-либо потерь, но и доказал небывалую «пробивную силу» этих волн в преодолении пространства. Существует неподтверждённая легенда о том, что Тесла был первым, кто послал к звёздам периодические сигналы — закодированные геометрические теоремы, такие как теоремы Фалеса и Пифагора, а также формулу Архимеда относительно гармонических рядов.Частым ночным посетителем лаборатории Теслы был известный писатель Сэмьюэль Клеменс, более известный под псевдонимом Марк Твен. Тесла был настолько близок с ним, что годами после его смерти говорил о нём, как о живом. Писатель Твен умер в 1910 году, и через шесть лет после этого была опубликована его загадочная новелла «Таинственный странник». В ней речь шла об ангеле, который сходит с неба в маленькое австрийское село, где он встречается с группой мальчишек, которых посвящает в тайны мироздания. Если маленькое австрийское село принять за Смоляны, а образ Ангела за Теслу, то возникнет объяснение довольно странной теории о человеческих судьбах и космологии, высказанной в этом коротком рассказе, заметно отличающемся от остальных рассказов писателя. Ангел говорит о моральном чувстве — источнике всех человеческих бед и несчастий, происходящих от непонимания истинного смысла самых мелких событий, каждое из которых определяет дальнейшие звенья последующих событий.

Свободная воля людей, как он считал, есть чистый обман чувств, ибо всё предопределено и приходит к принципиально предсказуемому результату. Поэтому данная человеческая индивидуальная психосоматическая структура обладает ограниченным числом возможных судеб — этих рядов событий, и человек может переходить из одного ряда в другой, благодаря воле высших существ. Ангел, например, участвует в том, закрывает или открывает данная особа окно, что было предопределено, — и судьба этой особы, в зависимости от её конкретного действия, пойдёт по совсем иному пути, вызывая новую цепь событий. Это целиком совпадает с идеей представления человека у Теслы как «автомата» космических сил и весьма убедительно показано с помощью простых драматургических средств великого писателя. Наконец, прежде чем Ангел покинет своих друзей, сельских мальчишек, он приобщит их к последней магической тайне, которая их ужаснёт, — тайне Небытия. «Всё есть только мысль, — скажет он. — Ничего нет», или «я есть только мысль, одинокая мысль, блуждающая по пустому пространству Вселенной…»

Тайна башни Ворденклиф

Давайте снова посетим лабораторию Теслы в Колорадо Спрингс, где изобретатель, используя электромагнитное поле высокой частоты, экспериментирует, изучая на самом себе работу человеческого мозга. Своему приятелю Джонсону он пишет о неких разумных свойствах электромагнитного поля. Идёт становление биофизической основы неврологии.

Непосредственно после этого, в 1901 году, начинается строительство на Лонг-Айленде. Речь идёт о сложном передатчике электромагнитных волн, в конструировании которого Тесла применяет всё имевшееся тогда знание: телеавтоматический контроль, беспроволочную передачу волн Герца, самобытную теорию эфира, по которой любой природный элемент системы Менделеева обладает своим особым ускорением свободного падения, а также собственную технику управления скоротечностью времени. В 1901 году зарождается новая физика.

Возникает вопрос, какая концепция мира лежит в основе опыта с резонансным фокусированием магнитных и электромагнитных полей. На миг вернёмся и к мистику Монарду, его картине космоса: рассуждая о вибрациях, он подчёркивает наличие разных народов, рас и племён, но нигде на планете нельзя встретить людей, которые бы жили без музыки и пляски. Ещё 2500 лет тому назад Пифагор сказал ученикам, что камень — это застывшая музыка. Определённым свойством каждой частицы физической Вселенной является высота тона и высшие тона её отдельных частот, значит — её мелодичность.

Вибрации, выявляющие внутренние человеческие тона, могут быть сугубо эротичными. В лёгкой части Бранденбургского концерта Баха все деревянные духовые инструменты и струнный оркестр начинают совместно пульсировать. Публика как бы испытывает неловкость, что такой интимный звук может быть воспроизведён явно. Опасное, чувственное свойство этих вибраций можно объяснить тем, что скорость вибраций в семь ударов в секунду в точности соответствует состоянию альфа волн мозга. И это состояние возникает на грани сна и пробуждения, когда снят регулярный контроль ума. Например, Пуанкаре до того, как совсем погрузиться в сон, наблюдал многие мистические образы — идеи, танцевавшие перед ним в облаке, которые сталкивались как живые и выстраивались затем в долго желаемый и искомый результат. Также сильный и продолжительный музыкальный вибратор, ловя ритм нашего мозга, создаёт условия для некоего вида сна наяву, который помнится очень ясно.

Природа воздействия музыки на человека та же самая, что и природа её воздействия на мир предметов и событий, ибо в основе всего лежит вибрация. Частота вибраций субатомных частиц невероятно большая, а волны в центре субатомного ядра движутся ещё быстрее. Вибрации всех лучистых энергий — радиоволн, теплоты, света, рентгеновских волн и т.д. — можно упорядочить. Электромагнитный спектр в таком рассмотрении содержит более 80 октав, а видимый свет — лишь один из участков этого ряда.

Электромагнитные волны, как и акустические в музыке, имеют свои собственные гармоничные высокие тона, и существует некое подобие октавного принципа — удвоения частоты. Законы музыки и гармонии, применённые к электромагнетизму, дают великолепные результаты. Именно поэтому Никола Тесла использовал труды Германа Гельмгольца о звуке для своих электрических резонаторов.

Иоганн Кеплер — астроном, живший в XVII веке, верил, что каждая планета Солнечной системы — живая и что на любой из них пребывает ангел-хранитель, слушающий её музыку. Планеты на своих околосолнечных орбитах «играют»: Меркурий, с его наибольшей (среди планет) скоростью обращения вокруг Солнца, выводит невообразимо свистящие нисходящие и восходящие интонации флейты-пикколо; Венера меняет тон, начиная с экстатического мажора и кончая глубочайшим минором; Земля тоже включается в это удивительное минорное шествие; далёкий Юпитер, более медленный, производит глухой и сильный грохот.

Особое сочетание звуков, называемое нами музыкой, есть выражение отношения между вещами, иначе говоря — их подобия и различия. Это есть также принцип возникновения и исчезновения явлений, равно как и принцип, показывающий, каким образом из согласованных гармоничных систем вырастают новые, более молодые системы. Глубинная структура музыки такова же, как и структура всего остального.

Голландский учёный Христиан Гюйгенс заметил в 1665 году, что маятники двух часов, подвешенных на стену рядом друг с другом, начинают работать в одном ритме. Это есть в сущности универсальное явление. Когда два или более осцилляторов начинают пульсировать с достаточно малой разницей во времени (с небольшим сдвигом фаз), их колебания спонтанно приходят к совпадению. Они ведут себя сообразно принципу минимума энергии, так как каждому из маятников в отдельности при синхронной пульсации требуется меньшее количество энергии, чем в случае аритмии. Это согласовывание присутствует повсюду, но мы его редко замечаем. Можно сказать, что все одушевлённые предметы являются осцилляторами, пульсируя и меняя ритмы. Даже самый простой одноклеточный организм находится в сложном колебательном состоянии, в котором согласованы движения на субатомных, атомных, молекулярных, субклеточных и клеточных уровнях. В таком организме, каким является человеческий, определение соответствующих параметров чрезвычайно затруднительно, практически невозможно. Наши внутренние ритмы тесно взаимосвязаны, причём сообразуются и с миром внешним. Физика человека и состояния на его тонких планах меняются в одном ритме с движением Земли вокруг Солнца, с приливами и отливами, со сменой дня и ночи, а также со многими другими космическими ритмами. При нарушении согласованности между этими ритмами в организме появляется чувство дискомфорта и даже предчувствие возможного заболевания.

Две галактики могут свободно проходить одна через другую, как две разрежённые туманности, ибо звёзды в галактиках взаимоудалены на огромные расстояния, равные миллионам их диаметров. Нашей Солнечной системе необходимо примерно 200–240 млн. лет, чтобы совершить оборот вокруг центра Галактики. Волны в центре атома вибрируют гораздо быстрее, примерно с частотой 1014 раз в секунду. Живые клетки реагируют на прямое раздражение, совершая примерно 1000 колебаний в секунду, а свои более длительные циклы синхронизируют с временем суток, фазами Луны и солнечным годом.

Архисложная группа клеток, называемая мозгом, обладает разными по продолжительности электромагнитными циклами — от 40 Гц (при активной концентрации) до менее чем одного Гц (при глубоком сне). Электромагнитные волны видимого мира пульсируют в диапазоне от 390 до 780 триллионов колебаний в секунду, что в точности составляет октаву (удвоенную частоту).

Наше физическое тело служит выразителем нашего внутреннего ведущего пульса, являясь в то же время и нашим индивидуальным отличием в Космосе.

Так называемое «тонкое тело», в сущности, имеет электромагнитную материальную основу. Жизнь каждого из нас характеризуется определённой ритмической схемой, подверженной физической смерти и запечатлевающей внетелесный опыт духа, который подлежит реинкарнации.

Существует предположение, что в телепатическом переносе изображения и мысли участвуют так называемые «волны Шумана» — волны с частотой 7,8 Гц, которые образуют поле стоячих волн в пространстве между ионосферой Земли и её поверхностью; это наш природный электромагнитный слой, наиболее полно ощущаемый на берегу моря или в лесу, хотя море и лес впитывают и другие, вредные, частоты. Случается, что мозг входит в состояние резонанса с некой внешней структурой, и в результате появляется её изображение на расстоянии, то есть возникает контакт, осуществлённый с помощью резонанса, а не с помощью радиации; а так как эти волны обладают большой длиной (38 000 км), то перенос происходит практически мгновенно. Волны со столь экстремально низкой частотой нельзя экранировать обычными средствами. В сущности, очень часто волны организма совпадают с ними по фазе; однако проблема в том, что волны, которые имеют такие низкие частоты, могут переносить совсем мало информации, и оттого часто не удаётся получить ясной картины и дать полное описание изображений предметов.

Современный холистический (целостный) подход к пониманию Вселенной по сути имеет сакральные традиции, заложенные в основе любой религии — в иудаизме, исламе, буддизме, христианстве, где содержится ясное утверждение, что каждая часть Космоса заключает в себе целое. Это вполне аналогично принципу голографии. Считается, что можно составить полную голограмму Вселенной на основе любой её малой области и формирование этой голограммы продолжается сколь угодно долго.

Голограмма реального человека не вполне отвечает идеальным космическим ритмам. Сознание, будучи проявлением тонкой субстанции в человеке, как бы смещено по фазе в сравнении с генетическим материалом, а сознательная воля — это всего лишь один из универсальных инструментов космической целенаправленности, причём первобытной. «Правильный» человек, действующий в «нужном» месте, — это тот, чьи намерения согласованы с космическим ритмом. Сознательное намерение обладает огромной мощью, и наш главный выбор заключается в том, чтобы принять ответственность за его результаты. Итак, мы сложены фактически из волн, а не из материи, называемой «твёрдой». Всё то, что мы именуем вещами и событиями, является проявлением действия этих волн. Каждый имеет свой уникальный космический идентификатор, задаваемый определённой функцией волн, нас представляющих. Любой обладает собственной голограммой, содержащей универсальную информацию о времени. Идентификатор является основным элементом Космоса, характеризуя индивидуальную специфику субъекта, с помощью которой он воздействует на всё способами, даже кажущимися необычными. Являя собой своеобразную голограмму, в потенциале мы, следовательно, знаем всё обо всём.

После высказанных общих положений, вспомним о Николе Тесле, о его Башне Ворденклиф, а также о предполагаемой коммуникации Теслы с Марсом или, быть может, с внеземными разумными существами.

Тайна Ворденклифа глубоко скрыта, и говорить об истинном её назначении теперь уже невозможно. Однако многое указывает на то, что воздвигнутый Теслой на Лонг-Айленде (в ту пору всеми любимом пригороде Нью-Йорка) объект намного опережал всё, о чём современные учёные могут только мечтать. Это был успешно проверяемый транслятор системы электромагнитных волн, с помощью которых учёный вызывал землетрясения, воспламенял атмосферу, устанавливал непробиваемые энергетические барьеры в ионосфере, контролировал время, расщеплял и конденсировал облака с помощью соответствующей частоты волн и, наконец, получал неисчерпаемую энергию из эфира, используя всё ещё неизвестный нам принцип «эфирной» технологии. Великий Мастер демонстрировал на глазах многочисленных свидетелей свои эксперименты, но никогда не объявлял всех результатов и никого не посвящал в свои научные принципы. Настоящими причинами, побудившими его построить этот гигантский электромагнитный и механический осциллятор, были мотивы более серьёзные, чем мы можем себе представить.

16 января 1901 года на первых страницах «Нью-Йорк Таймс» появился отчёт У.Пикеринга, профессора Гарвардской обсерватории, под названием «Вспышки света, идущие с Марса». В нём говорилось: «В начале декабря прошлого года мы получили телеграмму из обсерватории Лоуэлл в Аризоне, извещающей, что был замечен сильный поток света, идущий с Марса и продолжавшийся 70 минут. Обсерватория Лоуэлл специализирована для наблюдений за Марсом, и наблюдатель — внимательный, проверенный и опытный человек, так что не может быть сомнений в его утверждениях. Эти факты мы моментально подвергнем рассмотрению и известим телеграфически Европу и Америку. Свет шёл из довольно известной географической точки на Марсе, на которой, согласно научным данным, нет ничего особенного. Что бы там ни было, у нас в данный момент нет никаких средств, чтобы хоть что-то исследовать. Является ли это знаком, что там существует разум или нет, нельзя сказать с уверенностью. Пока что это явление остаётся необъяснимым».

Во время появления этой информации Тесла находился в Нью-Йорке. Он только что вернулся из Колорадо Спрингс, где в течение года вёл эпохальные и по сей день не разъяснённые эксперименты с электромагнитным полем странного резонансного свойства. (Лаборатория Теслы в Колорадо была в точности на вершине Pinnk’s Peak. Интересно, что эту вершину индейцы Хопи обожествляют, считая её Духовным Полюсом Мира.)

Поощрённый сообщением, поступившим из обсерватории Лоуэлл, Тесла заявил в газете, что в процессе исследований в Колорадо Спрингс он и сам обменялся сигналами с Марсом. Тогда он намекал, что им уже сконструирован прототип аппарата, пригодного для межпланетной коммуникации, который будет и далее усовершенствоваться. «…Никогда не забуду первое чувство, испытанное мною, когда я понял, что состою в контакте с чем-то, что будет иметь неоценимые и необъятные последствия для всего человечества. То, что я заметил, меня испугало, словно передо мной было что-то загадочное или почти сверхъестественное. Постепенно я осознал, что являюсь первым, кто слышит послания, идущие с одной планеты на другую…».

Считая абсолютно несерьёзным предположение, что Тесла с помощью электромагнетизма общался с живыми существами внеземного происхождения, уважаемый профессор Холден в своей критике это обстоятельство и не рассматривает. Работал же Тесла с некими экстремально длинными электромагнитными волнами, но очень высокой частоты, что никак не соответствует принятой теории, ибо повышение частоты волн всегда связывается исключительно с коротковолновостью. Но волны Теслы отличались от волн Герца: они распространялись со скоростью, далеко превосходящей скорость света.

У Теслы была собственная теория электромагнетизма, не расшифрованная и по сей день. Он открыл не только возможность беспроволочной передачи энергии сквозь Землю и атмосферу без каких-либо потерь, но и доказал небывалую «пробивную силу» этих волн в преодолении пространства. Существует неподтверждённая легенда о том, что Тесла был первым, кто послал к звёздам периодические сигналы — закодированные геометрические теоремы, такие как теоремы Фалеса и Пифагора, а также формулу Архимеда относительно гармонических рядов (речь идёт о сложении ряда 1+1/2+1/4+1/8+…, сумма которого равна двум, но
8000
число членов ряда бесконечно). Через три дня, к своему величайшему удивлению, Тесла перехватил ответ. Разгадав принцип, на основе которого закодирован ответный сигнал, он получил правильной формы человеческий лик. Вначале он не мог разобраться в том, является ли рисунок делом тех, кто сигнал послал, желая этим показать, что им ведома наша цивилизация, или же они изобразили себя, намереваясь продемонстрировать, что в Космосе имеются подобные им существа. Если всё это так, то совершенно ясно: полностью сознавая, что это не встречает должного отклика, Тесла отказался от какой бы то ни было публичной дискуссии по поводу своего открытия. Однако вскоре случилось нечто, что снова вернуло обсуждение проблемы на первые страницы американской прессы.

В 1902 году в Америку приехал знаменитый английский физик лорд Кельвин, выразивший после беседы с Теслой полное с ним согласие и понимание того, что подробности его «внеземного общения» не для публичного обсуждения. После банкета, проведённого в его честь, лорд Кельвин благожелательно высказался о Нью-Йорке: «Это самый хорошо освещённый город в мире и единственное место на Земле, которое видно с Марса». И, словно бы под воздействием нахлынувшего вдохновения, он в конце воскликнул: «Марс направил свои сигналы в Нью-Йорк». В этот раз никто не поднял свой голос против. Молчал даже упорный профессор Гольден. Старому и всеми уважаемому лорду Кельвину было более чем неловко противоречить. Вместо этого, как прямой вывод, вытекавший из спора, появилась статья единомышленника Теслы, писателя и публициста Джулиана Хоторна, который сенсационные выводы Теслы направил в русло фантастики: «Очевидно, — писал Хоторн, — люди с Марса и других более старых планет годами посещают нашу Землю и внимательно следят за развитием на ней цивилизации. Между тем, с рождением Николы Теслы всё изменилось. Возможно, а почему бы и нет, что люди со звёзд управляют его духовным и научным развитием. Может ли кто-то знать об этом что-либо определённое?».

В разгаре самых ожесточённых споров, касающихся марсиан, Тесла, уединившись в Башне, продолжал настойчиво и почти незаметно работать над своим самым крупным жизненным проектом — Башней Ворденклиф, предназначенной для того, чтобы произвести радикальные перемены в развитии нашей цивилизации, о которых, на самом деле, не легко говорить убедительно.

Планета Земля как резонансная система

Решив начать строительство трансляционной станции, Тесла сначала купил участок земли на Лонг-Айленде, а затем обратился за помощью к известному промышленнику Моргану, члену ряда тайных обществ, человеку особых качеств — гению деловой организации. Морган уже тогда был болен раком и втайне надеялся, что наука Теслы поможет ему победить болезнь. Он ожидал, что Тесла каким-то образом подключит его к неким источникам энергии и сделает навеки молодым и здоровым. Упорство же Теслы в том, чтобы именно Морган был тем, кто поддержит всю эту затею, таилось во взглядах Теслы на предопределённость жизненных коллизий и предрасположенность человека к свойственной именно ему деятельности.

Переговоры между старыми друзьями в связи с Ворденклифом были негласными и трудными. Нет чётких сведений о том, когда Тесла решил-таки приступить к строительству Башни, и о том, что всё же Морган, как опытный деловой человек, от этого ожидал.

Дважды во время своих публичных выступлений Тесла менял высказывания о назначении Башни на Лонг-Айленде. Вначале он утверждал, что речь идёт о всемирной телеграфической и телефонной системе (также беспроволочной), но потом стал говорить о мировой системе беспроволочного переноса энергии сквозь Землю. Технические свойства Ворденклифа не подтверждают ни то, ни другое. Доля истины, возможно, кроется в одном из писем Моргану: «То, что я задумал, не есть просто перенос сигналов на большие расстояния без употребления проволоки, а скорее трансформация всего глобуса в существо чувствующее, каким именно и является глобус, могущий чувствовать всеми своими частями, и сквозь который мысль проносится, как через мозг…».

Многие авторы, а биографы Теслы в особенности, обвиняли Моргана в том, что он сократил выдачу финансовой помощи в тот момент, когда Тесла уже находился на пороге наиважнейших открытий, когда было необходимо закончить и запустить в действие его шедевр — Башню Ворденклиф. В автобиографии Тесла обо всём этом говорит весьма ясно: «Вопреки тому, что говорит свет, Морган исполнил все свои обязательства, взятые по отношению ко мне. Мой проект был отложен под влиянием природных законов. Мир не был ещё готов принять его. Он слишком опережал время, в котором появился. Но те же самые законы в конце концов перевесят, и проект будет повторён с триумфальным успехом».

В полную силу Тесла испробовал свой передатчик 15 июня 1903 года, начав эксперимент ровно в полночь. Граждане Нью-Йорка присутствовали в ту ночь на выдающемся для научного будущего событии. Ослепительно яркие пряди электрической плазмы длиною более сотни миль соединяли сферический купол Ворденклифа с небом. Газета «Нью-Йорк Сан» на следующий день писала: «Живущие вблизи лаборатории Теслы на Лонг-Айленде больше чем заинтересованы его опытами с беспроволочным переносом энергии. Прошлой ночью мы были свидетелями странных феноменов — многокрасочных молний, собственноручно испускаемых Теслой, затем воспламенения слоёв атмосферы на разной высоте и на большой территории, так что ночь моментально превращалась в день. Случалось, что весь воздух на несколько минут был наполнен свечением, сосредоточенным по краям человеческого тела, и все присутствовавшие излучали светло-голубое мистическое пламя. Сами себе мы казались призраками».

По первоначальному плану Теслы нужно было построить пять башен, точно таких же, как Ворденклиф. Вторая должна была находиться в Амстердаме, третья — в Китае, а четвёртая и пятая — на Северном и Южном полюсах. Однако этот план был отложен по причинам, которые нужно ещё исследовать. В конце концов, если даже всё это было бы осуществлено, что было бы этим достигнуто? Планета Земля превратилась бы в единую, гомогенную (однородную) систему, которой можно было бы управлять посредством телефонных команд, предназначенных для запуска определённых осцилляторов, производящих и транслирующих электромагнитные волны разной частоты. Подобная электромагнитная система осцилляторов должна была быть дополнена системой для механического резонанса с Землёй, состоявшей из тоннеля, проходящего под лабораторией и наполненного водой и маслом, и гидравлических насосов, также служивших осцилляторами. Синхронизированными действиями, на основе точных математических расчётов обе системы могли бы одновременно начать вибрацию совместно с разрежённой стратосферой, ионосферой и атмосферой, так же как и с жидкой и твёрдой структурами нашей планеты.

Прежде чем перейти к догадкам в связи со всеми возможными последствиями подобного события, нужно привести ещё два необычных примера. В интервью, данном 17 июля 1930 года газете «Нью-Йорк Сан», Тесла усугубляет загадку: «Люди, живущие возле Ворденклифа, пугавшиеся моих экспериментов, проводимых мною два года тому назад, говорили, что за эти два года они больше бодрствовали, чем спали, и могли познакомиться с поистине невероятными вещами. Как-нибудь, но не сейчас, я объявлю нечто, чего нет даже в сказках».

После необычной ночи, когда он в ходе эксперимента воспламенил небо не только над Нью-Йорком, но и над необъятным пространством Атлантики, Тесла вдруг, без ясной причины, покидает свою лабораторию, оставляя внутри всё нетронутым. Насколько известно, он никогда больше не появился в Ворденклифе, вообще в этих краях, и, что наиболее странно, не унёс оттуда ни одной бумаги, ни одного наброска или документа. Это был поворотный пункт в его публичной научной работе. Он жил ещё сорок лет, непрестанно работая, но патентовал только открытия, относящиеся к механике, и публикуя лишь газетные статьи.

Источник:
Ю.В.Мазурин
Журнала «Дельфис»