Условность наших реакций и иллюзия независимого «Я

Это одна из глав моей книги «Путь к свободе. Начало. Понимание.», в которой я хочу донести до тех, кто ищет путь к свободе или идет по нему, то, что я осознал после 15 лет собственного следования по этому пути. В этой главе пойдет речь об осознании двух важнейших вещей или скорее иллюзий нашего сознания, которые не дают нам прервать постоянный поток интерпретаций восприятия и выйти за пределы его, то есть своей, обусловленности.Это одна из глав моей книги «Путь к свободе. Начало. Понимание.», в которой я хочу донести до тех, кто ищет путь к свободе или идет по нему, то, что я осознал после 15 лет собственного следования по этому пути. В этой главе пойдет речь об осознании двух важнейших вещей или скорее иллюзий нашего сознания, которые не дают нам прервать постоянный поток интерпретаций восприятия и выйти за пределы его, то есть своей, обусловленности.

Существуют две вещи, осознание которых не в качестве идеи, теории, а в качестве факта, непосредственное видение которых мгновенно останавливает процесс нашей реакции на собственные интерпретации и приносит совершенно другие возможности действия и другое качество внимания. Я могу без преувеличения сказать, что если вы сможете увидеть их после прочтения этой книги, то моя задача может считаться выполненной. После этого видения все остальное, написанное в ней, станет совершенно очевидным. Можно даже сказать, что все написанное в ней и написано для того, чтобы привести вас к осознанию того, о чем написано в этой главе.

Осознание этого освободит огромное количество вашей энергии, вашего внимания и позволит вам останавливать это свое свободное безраздельное внимание на чем угодно, на любой своей эмоции, на любом отношении, на любой реакции и растворять в пламени этого свободного внимания любые свои внутренние фиксации осознания. Видение этих фактов дает пропуск в сознательное и целенаправленное освобождение своей энергии, в совершенно новых этап на пути к свободе. Я говорю о видении условности всех наших реакций, то есть, всех отдельных элементов нашей системы ценностей, и об осознании иллюзии независимого «я». Начнем!

Мы живем реакциями. Мы реагируем на то, что воспринимаем. Это совершенно очевидный факт. Здесь мы не рассматриваем естественные реакции организма, такие как, например, реакция на что-то горячее или холодное, реакции на боль. Подобное реагирование совершенно необходимо для выживания тела, для нашего выживания. Это нечто естественное. Мы говорим о наших психологических, эмоциональных реакциях, связанных с нашей культурной обусловленностью, с нашими взглядами, комплексами, сформировавшимися мнениями, страхами.

Моей задачей здесь является помочь вам увидеть факт их абсолютной условности. Нашей проблемой в том, чтобы увидеть это, является наше серьезное отношение к себе, но будем считать, что мы серьезные люди, которые действительно хотят разобраться в проблеме пути и изменения, действительно серьезно хотят изучить себя и способны бесстрастно исследовать.

Вы, как и все остальные, родились в определенной культуре. Вам просто случилось родиться здесь. Вы могли бы родиться и в другом месте, правда? Ведь это возможно. У вас могли бы быть другие родители, верно? С этим не может спорить никакой серьезный человек, если только он не пойман в сети каких-нибудь странных идей, связанных с рейнкарнацией и т.п. Однако это лишь идеи, и если человек серьезно привязан к ним, то ему вряд ли придет в голову читать эту книгу, поэтому мы не будем углубляться в эту патологию.

Итак, вы родились, предположим, в культуре христианской. Вам привили определенное отношение к определенным словам, к определенным символам, к кресту, например, или к распятию, к слову «Христос» и т.д. И вы считаете их – эти предметы, изображения и слова – святыми, вы, может быть, даже чувствуете озноб, когда видите распятье, входите в храм или слышите какую-то молитву.

Теперь представим, что вы родились в исламской культуре. Вы осознаете, что тогда вы были бы совершенно другим человеком? Вы бы совершенно не реагировали на те образы, которые являются святыми для христианина или для буддиста, и, наверное, с ненавистью реагировали бы на все, что имеет отношение к иудаизму (на то, что было бы для вас святым, будь вы евреем). Тогда, возможно, при одном лишь слове «свинина», вас начинало бы тошнить (я лично наблюдал это), так как вам была бы внушена идея, что в этом мясе живут какие-то маленькие червячки, что оно грязное, так как свиньи едят нечистую пищу, и т.д. и т.п.

Вы могли бы сказать, что они не понимают, что их (представителей других культур) отношение проистекает из непонимания истинности вашего верования, действительной святости и глубокого смысла ваших образов. Однако если вы действительно серьезны, то должны понимать, что так говорят все. Так говорят христиане, то есть вы, если вы к ним относитесь; так говорят мусульмане, то есть вы, если вы относитесь к ним; так говорят евреи, то есть вы, если вам случилось быть одним из них, и т.д. Так говорит и человек, родившийся где-то в дебрях амазонских джунглей, то есть говорили бы вы, поддерживая свое верование, случись вам там родиться. Так что же действительно священно? Попробуйте ответить на этот вопрос сами.

Так почему же мы так уверены в своей правоте, в святости своих образов, в правильности своих взглядов? Потому ли, что мы глупы? Или просто невнимательны? Или просто потому, что не можем посмотреть вокруг непредвзято? Потому что принадлежность к чему-то, к какой-то определенной культуре, определенной религии придает нам ощущение значимости собственного бытия? А то ощущение безопасности, которое приносит нам наша вера, наш образ, лишь поддерживают нашу глупость?

Похоже на то, что кроме вышеописанных причин, еще одна состоит в том, что мы чувствуем. Мы испытываем реальные эмоции, когда воспринимаем что-либо, к чему имеем какое-либо отношение. Эти чувства могут быть приятны или неприятны. Они бывают очень интенсивными. А так как мы чувствуем это в отношении чего-то, то эти наши чувства придают нашему отношению ощущение подлинности, ощущение уверенности в справедливости своего отношения, его оправданности, обоснованности. Мы, однако, не понимаем, что представители других культур чувствуют то же самое в отношении других вещей. Мы не понимаем условности своих эмоций.

Или вы уже понимаете это? Увидели? Я очень рад, если да. Однако в таком случае это – революция! Революция вашего сознания. Приличный такой переворот. Понимаете, о чем я? Вы более не христианин, не мусульманин, не буддист и не иудаист. Вы теперь – человек! Вы – все эти люди вместе взятые! Вы – это любой другой. Вы точно такой же, как все они. Вы теперь понимаете, что могли бы принадлежать к любой из культур и чувствовать в отношении других образов то же самое, что вы чувствуете сейчас в отношении своих образов, слов и т.п.

Пойдемте дальше. Готовы? Вы уже не белый и не черный, и не желтый. После этого понимания вы уже не можете принадлежать ни к какой нации или народу, с его глупым патриотизмом. Вы сбрасываете с себя весь этот бессмысленный груз, все эти условности. Вы теперь – человек. Вы – это другой. Вы такой же, как и все. Мир – это вы, а вы – это мир, как постоянно говорил Д. Кришнамурти. Вы точно такой же, как и другие. Попробуйте теперь жить с этим.

Посмотрите на мир, осознавая, что все вокруг – люди, которые ничем не отличаются от вас. Они просто родились и были воспитаны в другой культуре. В другой социальной обстановке, другими родителями. Другими людьми, которые передали им другие отношения, другие страхи. Вы, например, боитесь тараканов, а другой человек – нет. Вы в своем страхе оправдываете себя, говоря, что они мерзкие, грязные, противные и т.п., совершенно не понимая, что этот страх, возможно, был навязан вам вашей матерью или был сформирован кем-то еще. А у другого человека, мать которого погибла (на месте которого могли бы быть и вы), совершенно другое к ним отношение, ведь он вырос в детдоме, где их было полно, и никто не обращал на них внимания. А случись вам жить где-нибудь в Таиланде, так вы, возможно, даже ели бы их с удовольствием.

Посмотрите, как формируются наши отношения к чему-то. Один из моих друзей ненавидит голубей и кошек, ничто не может убедить его в том, что это не самые мерзкие животные, ведь он действительно чувствует отвращение. Он помнит то, что сформировало это отношение, но не понимает самого процесса. Или, скорее, не может от этого отношения избавиться, так как серьезно относится к тому, что чувствует. Всему виной та картина, которую он наблюдал в детстве: дохлую, разлагающуюся кошку клевали голуби. Его отвращение при виде подобного зрелища было настолько интенсивным, что закрепилось, приклеилось к восприятию кошек и голубей. У маленького ребенка нет отношений, но у его матери они есть, и она учит его чувствовать то же, что и она, говоря «фу», «бяка» и т.п., например, в отношении фекалий. И затем отношение, эмоция цепляется за восприятие чего-то определенного, за образ, за слово, за идею.

После этого, когда мы слышим, видим, ощущаем, то есть воспринимаем это что-то, мы автоматически чувствуем некоторую определенную эмоцию, связанную с этим образом. А так как мы серьезно относимся к тому, что чувствуем, то не сомневаемся в своем отношении, и, реагируя на свои эмоции действием, этой своей реакцией мы поддерживаем эмоциональные фиксации нашего восприятия. Мы перестаем жить реальностью, мы живем собственными, относительными, ее интерпретациями. Как сказал дон Хуан Кастанеде: «Сначала мы учимся думать о вещах, а потом учимся смотреть так, как мы думаем».

Вы кричите на одного человека, и он начинает плакать; кричите на другого, и он приходит в ярость. Эти реакции людей (то есть наши реакции), эти ответы на вызовы восприятия были сформированы нашими жизненными обстоятельствами, и хотя, конечно же, все люди разные, однако же и у очень похожих по характеру людей, могут сформироваться совершенно различные реакции на одни и те же раздражители. Процесс формирования реакций прекрасно описан психоанализом, и нам ни к чему в него вдаваться. Нас здесь интересует лишь понимание их условности.

Нам совершенно необходимо понять, что наша эмоция не является индикатором обоснованности, оправданности и истинности нашего отношения к чему бы то ни было. Однако это очень сложно, ведь она целиком захватывает наше осознание, и свободного внимания практически не остается. И здесь мы переходим ко второй части данной главы, к иллюзии независимого «я». К вопросу о том, есть ли что-то действительно независимое в содержании нашего сознания?

Мне бы хотелось, чтобы вы увидели, что эмоциональное состояние первично по отношению к мышлению, хотя мышление и поддерживает эмоциональное состояние. Вспомните, когда вы чувствуете гнев или любую другую эмоцию, разве ваше мышление не оправдывает ее? Разве не считает ее обоснованной, оправданной? А когда вы находитесь в депрессии, разве ваши мысли не следуют за вашими чувствами. Когда это эмоциональное состояние проходит, вы понимаете абсурдность и необоснованность тех мыслей, которые вас посещали, но в то время, когда эмоция жила, все эти глупые мысли казались обоснованными и совершенно оправданными.

Вы понимаете, к чему я клоню? К тому, что в нас нет ничего независимого от содержания нашего сознания. Мы думаем так, как чувствуем. Эмоции чаще всего первичны по отношению к мышлению. А когда это не так, то мы думаем в соответствии с нашими идеями, умозаключениями, взглядами. То есть в соответствии с содержанием нашего сознания. Задайте себе вопрос – существует ли «Я» без того, что мы знаем, без того, что чувствуем, во что верим, то есть без этого (условного) содержания нашего сознания? Или это («я») создается самим содержанием, когда оно говорит о себе самом? Или это лишь способ работы содержания нашего сознания, при котором оно говорит о себе самом, путем этого анализа, путем мышления перемещая выделяющий фактор нашего внимания в поле этого содержания с одного фрагмента на другой, заставляя наше сознание (то есть нас) реагировать на себя самого?

В этом поле содержания своего сознания мы придаем одним вещам более важное значение, чем другим, и перемещаем свое внимание с места на место. Или мы анализируем какую-то из частей своего сознания, какую-то концепцию с помощью других концепций, снова блуждая в этом содержании с одного места на другое, находя какие-то связи, что-то, как нам кажется, объясняя. Что есть это наше «я» без содержания нашего сознания? Ведь совершенно очевидно, что «я» – это и есть то, что мы думаем, чувствуем, весь этот комплекс наших отношений, знаний, эмоций, то есть все содержание нашего сознания. «Я» – это лишь некая структура внутри поля сознания, некая идея, которая, не выходя за рамки поля нашего сознания, путем мышления заставляет нас, то есть наше сознание с его условными ценностями, реагировать на себя самого.

Просто остановитесь, перестаньте метаться, перестаньте оправдывать или осуждать, перестаньте анализировать. Ведь вы же уже понимаете относительность отдельных элементов нашей системы ценностей и иллюзию независимого «я». Так зачем же бродить от одного фрагмента к другому, зачем анализировать самих себя и на самих себя реагировать? Возьмите паузу.

И здесь мы подходим к еще одной исключительно глубокой вещи, которая называется «принятие». Не знаю, понимаете ли вы, что весь смысл и глубина пути заключены в слове «позволить». Сейчас мы не будем в это углубляться, а скажем лишь о том аспекте этого понятия, который связан с обсуждаемой нами темой. При осознании всего выше написанного, та пауза, о которой я сказал выше, возможна лишь в случае, когда мы позволяем себе быть такими, какие мы есть. Мы в смирении принимаем себя такими, какими мы являемся. Мы более не обманываем себя. Мы осознаем, что, вследствие своей ничтожности и стремления к безопасности, «я» создает образ себя, убегая от действительности.

В попытках соответствия этому образу и в стремлении к становлению мы постоянно убегаем от того, что есть. Однако сейчас, после осознания всего выше написанного, мы уже можем просто смотреть без реакции. Мы уже поняли из главы о грехопадении, что другого зла кроме эго, кроме «я», не существует, и что, поскольку мы живем личностным самосознанием, то в нас есть все зло мира. Мы все личности, мы такие же, как все остальные. И не важно, делаем мы зло или нет, но в нас это есть. Мы можем принять на себя все грехи человека (тем более что их не существует). Ведь мы – это и есть другие. Хотелось бы остановиться на этом более подробно, но мы сделаем это позже (в частности, в обсуждении равнозначности и ничтожности), а то это уведет нас далеко от темы. Итак, мы принимаем себя со всей нашей мерзостью и добротой, со всей нашей глупостью, мелочностью, честолюбием, щедростью, любовью и ненавистью. В этой паузе смиренного принятия мы останавливаемся, прекращая становление анализа и оценки.

Просто просмотрите на то, как функционирует ваше сознание. Просто остановите это постоянно бегство от того, что есть. Зачем оно, если вы и есть это? Получилось? Видите, как это просто.

Отрывок из книги
«Путь к свободе. Начало. Понимание»