Опыты со светом

Мой опыт внутреннего света. Свет в культурных традициях. «Первое, что меня осенило во мраке с закрытыми глазами — это всполохи света и спицеобразные вращения и мерцания, искры света в объёмно воспринимаемом пространстве ума. Полагают, что эти кружения и есть аурические эманации, следы, свечение тех самых чакр».
Первое, что меня осенило во мраке с закрытыми глазами — это всполохи света и спицеобразные вращения и мерцания, искры света в объёмно воспринимаемом пространстве ума (полагают, что эти кружения и есть аурические эманации, следы, свечение тех самых чакр) — это состояние у меня вызывалось релаксацией и работой со зрительным вниманием (когда, например, перестаёшь воспринимать зрением объекты, как в слепом пятне, или пытаешься изменять степень ощущения освещённости) и оказалось в зависимости от сладкой подвешенной свежести в груди и сердце (то, что сердце является истоком света, согласуется с уже описанным мной внетелесным опытом и позволяет понимать чувства в световых, пространственных категориях. Вообще, существуют традиционные учения, такие как Дзогчен в тибетской религии бон, которые достаточно толково исследуют ум в таких его качествах как пустота и свет).

Далее, поразительной для меня оказалась возможность реконструировать аморфные световые отпечатки на глазной сетчатке от реальной картины в объемную голограмму и сколь угодно долго поддерживать её негатив периодической подсветкой (при первых вышеописанных световых признаках в лёгком трансе такая голография достигается простым мгновением засветки глаз с попыткой сохранить, никуда не уводя, ментально-зрительный фокус за веками на внешних предметах, почти как в книжках из серии “волшебный взгляд”). Этому можно натренироваться неподвижным глядением на освещённые объекты или источники света с последующим сохранением внимания на их отпечатках и следах, и усердным вглядыванием в них.

В этой фотографической задержке восприятия многие обращают внимание на спектральный сдвиг цветов, а именно у реального красного негатив зелёный, у жёлтого и зелёного – синий и фиолетовый, у синего — красный, оранжевый (обычно говорят об ауре цвета, но причина может быть не столько в восприятии высокочастотного излучения, сколько в характере его поглощения сетчаткой, и лично мне как физику первое, что пришло на ум — люминесцентный эффект Стокса, род эффекта Комптона, когда частота света снижается при переизлучении от материи).

Далее, я смог обозревать произвольные свето-теневые контуры в перспективе и плоские цвето-переливающиеся орнаментальные фигуры, именуемые в психологии гипнагогическими (имеющими широкое применение. Вообще, само искусство орнамента, вполне вероятно, могло произойти именно из этого аспекта человеческой природы). Я постарался проследить возникновение образов в подсознательном и даже получалось по своей воле проецировать в плоскую светящуюся картину сложные мыслимые фигуры и пейзажи, не имевшие в истоке мышления какой-либо явной пространственной структуры (интересно, что такая проекция мысле-образов в свето-образы и есть то, что позволяет некоторым исследователям запечатлевать последние на фотографиях, а киношникам снимать ужастики с этой темой). Вот, как-то я и понял: ум всему голова и видеть можно непосредственно умом — добился того, что смог распознавать лишь пока нечёткие свето-теневые контуры и движения из реальной обстановки.

Ментальная обработка зрения (по аналогии с цифровой в оптике) является вполне ощутимой и на простых приколах с обманом зрения, и, надо сказать, ей могут быть свойственны даже очень необычные преобразования по масштабу и резкости. Это также с трудом мной подмечено, но ещё в подтверждение приведу отрывок из одной даосской притчи:

***

К Стремительному Вэю и пришел учиться Цзи Чан.
— Сначала научись не моргать, — сказал ему Стремительный Вэй, — а затем поговорим и о стрельбе [из лука].
Цзи Чан вернулся домой, лег под ткацкий станок своей жены и стал глядеть, как снует челнок. Через два года он не моргал, даже если [его] кололи в уголок глаза кончиком шила.
[Цзи Чан] доложил об этом Стремительному Вэю, тот сказал:
— [Этого] еще недостаточно. Теперь еще научись смотреть, а потом можно [и стрелять]. Научись видеть малое, точно большое, туманное, точно ясное, а затем доложишь.
Чан подвесил к окну вошь на конском волосе и стал на нее глядеть, обернувшись лицом к югу. Через десять дней [вошь] стала расти [в его глазах], а через три года уподобилась тележному колесу, все же остальные предметы [казались ему] величиной с холм или гору. Взял [он] лук из яньского рога, стрелу из цзинского бамбука, выстрелил и пронзил сердце вши, не порвав волоса.
Доложил об этом Стремительному Вэю. Стремительный Вэй ударил себя в грудь, затопал ногами и воскликнул:
— Ты овладел [искусством]!

***

Вообще, всякого рода процессы, относящиеся к духовной физиологии, исследуются вместе с постигаемым собственным эмпирическим аппаратом, который оперирует на многих уровнях достаточно общими качествами натяжений, вибраций, света, тепла, что формирует один из наиболее присущих, интимных человеческой природе языков общения (как и методов познания) внутреннего мира, способный правильно трактовать исторический спор эмпиризма и рационализма, постигающих природу ума с разных сторон. Эйнштейн, например, говорил: “Бог вычисляет дифференциалы эмпирически”. Может быть, человеку стоит научиться так же явственно ощущать движения ума и чувств, и это тогда приведёт к универсальному языку, изоморфно объединяющему в душе все другие.

Но вернёмся к свету:)
Глаз – это, как мы поняли, буфер информации, идущей как извне, так и изнутри. Но свет, который мы видим обычно извне, и то, что мы воспринимаем похожим образом изнутри, вообще говоря, необязательно имеют одинаковую природу или источник, поэтому следует искать взаимосвязи между миром человеческой физиологии и миром феноменальных объектов. И здесь я без комментариев процитирую Тензина Вангьяла (принадлежащего к уже упоминавшемуся учению Дзогчен) из его книги “Чудеса естественного ума”:

***

Чистое состояние ума, основа состояния Будды, имеет качество ясного света, который развивается в чистый свет естественного состояния. Этот свет «радужный», нематериальный. Это естественная энергия изначального состояния и источник самсары и нирваны. Через движение этого чистого света, являющегося внутренней энергией ригпа в измерении изначальной основы, развиваются и начинают проявляться пять чистых сияний.

Чистые сияния пяти цветов составляют первую ступень в создании существования; они являются источником пяти элементов, представляющих собой основополагающую структуру как внешнего существования мира, так и внутреннего существования индивидуума. Видя их, мы воспринимаем элементы в их грубой форме, но в действительности источником элементов является чистый свет естественного состояния. Энергия пяти чистых сияний возникает в изначальной основе, создает и наделяет субстанцией внутреннюю и внешнюю реальности. В мандале человеческого тела эта энергия ясного света находится в сердце, поднимается по каналам и проецируется через глаза. Это основа всех видений, и движется она от внутреннего измерения к внешнему. Согласно традиционному объяснению, внешнее существование состоит из мира в его функции внешней мандалы, или «вместилища» индивидуума. Внутреннее существование самости, или индивидуума, делится на внутреннее, внешнее и тайное.

Внешнее существование индивидуума состоит из объектов пяти чувств, воспринимаемых сознаниями пяти чувств. Внутреннее существование — это шестое чувственное сознание, ум вместе с самовосприятием или внутренним сознанием тела. Тайное существование — это движение мыслей. В конечном счете деление существования на внутреннее и внешнее основано на ложной идее, сформированной концептуальным умом, пребывающим в дуалистическом состоянии. В истинном состоянии нет никакого различия между внутренним и внешним, поскольку одно и то же пространство в равной мере порождает как внутреннее, так и внешнее существование, подобно тому как воздух, находящийся внутри и снаружи кувшина, является одним и тем же.”

***
Интересно, что учения о свете в похожих смыслах достаточно повсеместны, свойственны Каббале и даже древнерусскому язычеству. Так, ещё в глубокой древности наши пращуры разделяли свет на солнечный (обозначался большими круглыми спицеобразными солярными знаками) и “белый свет”(рисовался повсюду маленькими солярными знаками). А в средневековые времена насаждения христианской религии учение о “белом свете” стало идеологическим подлогом под христианский формализм. Такой видный исследователь славянского язычества как Б.А.Рыбаков, однако, полагает, что “белый свет” возник в представлениях древних потому, что те не могли связать освещённость (имеются также в виду облачные дни) с солнцем как источником света. Конечно, это нелепая чушь. Если сказать, что древние понимали субатомную природу света, то это сгладит впечатление от предыдущего высказывания. И здесь, действительно, интересно перейти к нетривиальным физическим аспектам света.

Свет, конечно, является одним из фундаментальнейших явлений природы. Рассмотрим его в космологических категориях движения. Свет в различных метриках (группах преобразований векторов) пространства ведёт себя по-разному. Например, в одной из них скорость света есть константа, в другой – свет со временем замедляется (а в самом начале его скорость была бесконечной) и при этом теряется смысл предложения, что “галактики ускоренно разбегаются”, более того: красное смещение может истолковываться не через эффект Доплера а так, что свет теряет энергию на дистанции (во всех случаях, однако, сохраняется релятивистский постулат, что “в данной точке в данное время измеряемая скорость света не зависит от скорости приёмника”). И если физике достаточно предъявить уравнения, объединяющие все симметрии, то философия ещё долго будет их интерпретировать под категории человеческой эмпирики.

Свет, материя и свойства пространства связаны друг с другом, но не так уж понятно, каков их связанный узор. Интересна, кстати, такая картина, что каждый наблюдатель всегда находится в центре сферы, внутренняя поверхность которой – чёрная дыра (горизонт событий, куда свет, информация проходят, а обратно — нет). Это как если ходить по поверхности Земли и всё время видеть круглый горизонт и себя в центре, но вселенские масштабы не настолько просто уподобить сфере, так что даже средневековые схоласты говорили о космосе (божестве) как о “круге, центр которого везде, а окружность — нигде”.

Впрочем, по роду занятий я могу наговорить ещё много как антинауки, так и ереси. Но дух не всегда хочет доживать до седин и бороды в этих вопросах, но желает излучаться светом в бескрайних просторах. Умолкаю, лишь обращая внимание человека на его свето-пространственную природу.

***

Прилагается ссылка на скачивание староватой, но небольшой (115 kb) и вполне эффективной программы зрительного тренинга