Освобождение энергии. Выслеживание себя. Пересмотр

Ну, вот мы и добрались до чего-то исключительно практического. До основы пути. До прямой и непосредственной процедуры очистки нашего связующего звена с духом, с силой, с намерением. До чего-то такого, что невообразимо трудно понять и чему крайне сложно обучить, как написано в книге К. Кастанеды «Сила безмолвия». Однако поскольку в этом, то есть в освобождении своей энергии из плена самоотражения, то есть самопоглощенности, и заключается путь к свободе, то придется немного напрячься.Ну, вот мы и добрались до чего-то исключительно практического. До основы пути. До прямой и непосредственной процедуры очистки нашего связующего звена с духом, с силой, с намерением. До чего-то такого, что невообразимо трудно понять и чему крайне сложно обучить, как написано в книге К. Кастанеды «Сила безмолвия». Однако поскольку в этом, то есть в освобождении своей энергии из плена самоотражения, то есть самопоглощенности, и заключается путь к свободе, то придется немного напрячься.

И дело здесь совсем не в том, чтобы понять то, что будет написано ниже, а в том, чтобы почувствовать это. Однако так как теперь мы уже осознали относительность отдельных элементов нашей системы ценностей, иллюзию «я», осознали то, что мы реагируем на самих себя, и приняли себя такими, какими мы являемся, то у нас появилась возможность остановки. Мы уже можем наблюдать за собой, за тем, что мы чувствуем, ничего с этим не делая, просто наблюдать без выбора, не оправдывая и не осуждая. Зачем нам реагировать на самих себя? У нас уже появилась пауза, и теперь мы постараемся ее использовать. Если у кого-то она еще не появилось – не надо отчаиваться. В следующей главе будет описан и путь освобождения своей энергии более простым (относительно, конечно), как сказано у Кастанеды, замаскированным способом.

Нам нужно немного настроиться. Во-первых, надо расслабиться. То, что мы сейчас попробуем сделать, не требует никаких волевых усилий. Помните, как сказал Сильвио Мануэль: «То, достигнешь ты успеха или нет, никак не связано с твоими волевыми усилиями». Весь путь – это неделание. В том, что мы пытаемся сделать нет никакого напряжения. Эта возможность есть лишь результат внимания, свободного осознания, результат нашей способности неделать, не вовлекаться в самоотражение, то есть просто возможность наблюдать, не реагируя на самих себя (что и есть безупречность, как вы помните).

Мы привыкли все время что-то делать, стараться, напрягаться. Однако, когда Д. Кришнамурти бесчисленное количество раз спрашивали, что нужно делать, он всегда отвечал, что ничего не нужно делать, что нужно просто наблюдать, нужно просто прикладывать внимание. Вот мы и попробуем сейчас неделать самих себя.

Итак, мы восприняли что-то такое, что вызвало у нас определенную эмоциональную реакцию. То есть, проявила себя некая фиксация нашего сознания, некое отношение, которое было сформировано в нашей жизни ранее, нечто, что удерживает небольшую (или приличную) часть нашей энергии внутри нас, не давая ей раскрыться наружу и усилить нашу связь с духом, укрепить, так сказать, наше связующее с ним звено. Проявилось нечто, что не дает нам жить спокойно, что, проявляясь, заставляет нас испытывать определенную эмоцию, то есть некоторое внутреннее возбуждение, заставляя нас терять энергию и не давая нам трезво смотреть на мир. Что-то я несколько отвлекся. Итак, эмоция пришла.

Что же нам с ней делать? Вот тут и возникает реальная проблема. Мы привыкли к тому, что, только совершая определенные функциональные действия, мы можем получить какой-то конкретный результат. Но это наше привычное, так называемое, делание, и оно не вызовет того изменения, о котором мы говорим, оно не освободит нашей энергии, не растворит эмоциональную фиксацию, ведь оно, в сущности, есть реакция. Здесь мы говорим о чем-то совершенно другом. О том, что у нас в руках есть инструмент, которым мы еще никогда сознательно не пользовались, — наше внимание. Спокойное, безраздельное, фиксированное, простое внимание без выбора.

Наша проблема лишь в том, что мы никогда не могли спокойно наблюдать за своей эмоцией, за тем, что мы чувствуем. Мы постоянно соглашались или не соглашались с ней, оправдывали ее или осуждали, то есть находились в плену реакции на нее, то есть, на самих себя. Однако теперь мы уже многое осознали, у нас есть пауза принятия, и мы можем попробовать просто наблюдать, просто внимательно посмотреть на то, что мы чувствуем. Здесь надо проявить терпение.

Я знаю, как это непросто наблюдать за своим чувством, ведь оно все время толкает к действию, к реакции. Однако, как сказал Д. Кришанмурти, если вы просто будете наблюдать за своей эмоцией без выбора, то в пламени вашего внимания, она просто растает без следа. Здесь я бы хотел привести цитату из его первого публичного диалога в Броквуд парке в августе 1977, названного «Диалог с собой»:

К: Сэр, посмотрите, я склонен к насилию. Я наблюдаю за ним. Так как я не убегаю от него, не подавляю его, не трансформирую его во что-либо еще, как, например, в ненасилие, что является абсурдным: трансформация насилия в ненасилие – это глупость, это бессмысленно. Итак, поскольку я склонен к насилию, я позволяю ему выйти наружу, но не в действии. Пусть оно расцветает, пусть оно растет, и по мере того, как я наблюдаю за ним, оно растет и умирает. Вы не делали этого? То есть, сэр, когда вы в гневе, в сам момент гнева вы не осознаете, вы целиком наполнены им. Затем, секундой позже, вы говорите: “Я был зол”. Правильно? То есть вы разделили себя на не находящегося в гневе и на то, что вы были в гневе. То есть существует разделение между наблюдателем, который говорит: “Я был в гневе, а я не должен злиться”. Верно? Итак, это разделение приносит конфликт, говоря: “Я не должен злиться; как мне избавиться от моего гнева?” – и т.д. и т.п. Однако если вы осознаете гнев в тот момент, когда он поднимается, и дадите ему выйти наружу не на словах, не в действиях, не говоря: “Я сейчас ударю тебя”, – дадите ему расцвести, дадите ему выйти наружу, то вы увидите, что он очень быстро исчезает и увядает. И если вы сделаете это правильно, то вы никогда не будете в гневе снова, с ним покончено.
У: Можно ли сделать то же самое со страхом?
К: То же самое и со страхом.

То же самое вы можете сделать с любым, испытываемым вами, чувством: с подавленностью, с раздражением, стеснением – с чем угодно. Ведь все это наши разнообразные эмоциональные состояния, внутренние фиксации энергии, фиксации осознания, которые действительно растворяются, когда на них направляется наше внимание. Я говорю вам это, потому что сам научился делать это несколько лет назад и делал это бесчисленное количество раз. Я бы назвал это прямым выслеживанием, прямым сталкингом самого себя – самым коротким и прямым способом освобождения нашей энергии из плена самопоглощенности.

Давайте еще раз вернемся к самой процедуре. Итак, пришла какая-то эмоция. Мы чувствуем ее, мы на нее смотрим, наблюдаем за ней, ничего с ней не делая. Смотрим, как она растет, как расцветает и набирает силу, достигая своего пика, удерживаем на ней свое внимание (что и значит наблюдение). Мы не анализируем ее. Зачем нам бродить в плоскости поля своего сознания? То есть мы приняли как факт, что эта эмоция и есть мы, и не реагируем на себя, то есть на нее. Мы проявляем терпение, никуда не убегаем и не даем нашему вниманию отвлекаться. Если мы смотрим на нее подобным образом, то есть, чувствуем ее, подобным образом наблюдаем за ней, то мы начинаем видеть, как она начинает уменьшаться. Ее интенсивность начинает падать, поле ее охвата начинает уменьшаться.

Для того, чтобы удерживать ее, нам уже нужно вспоминать, что именно ее вызвало, и мы это делаем, мы не отпускаем ее. В итоге, она просто исчезает, и даже когда мы вспоминаем то, что ее вызвало, она уже не появляется. Мы сделали это, с ней покончено. Часть нашей энергии освобождена. Эта реакция больше никогда не вернется. Вы мгновенно почувствуете это, почувствуете прилив сил и какую-то странную вибрацию в теле. Даже если вибрации и не будет, то к вам, в любом случае, придет свобода от реакции и возможность ясного взгляда на ситуацию.

Здесь я хотел бы привести пример из собственной жизни, в котором я смог разрушить одну свою очень глубокую фиксацию. Это случилось несколько лет назад. В то время я находился за пределами России и по некоторым обстоятельствам, на которые никак не мог повлиять, не мог покинуть той страны, в которой находился. Это было просто совершенно невозможно. Я тогда уже остановился (то есть остановил процесс реагирования на себя) и научился делать то, что описал выше.

Итак, я получаю новость, что у моего отца началось сильное психическое расстройство, и он настолько плохо себя чувствует, что, наверное, скоро умрет. Отцу тогда было около 70, и эта новость вызвала у меня мощнейшую эмоциональную реакцию. Дело в том, что у меня с отцом всегда были очень близкие отношения, я, к тому времени, не видел его довольно давно и многое хотел бы ему сказать, или, скорее, чувствовал, что многое не сказал. В дополнение к этому, я осознавал, что это его состояние, скорее всего, вызвано именно моим поведением, моей жизненной ситуацией. Ведь, кроме меня, у него никого не было, а я совершенно не оправдал его ожиданий.

Итак, после получения этой новости, я находился в состоянии очень сильного эмоционального возбуждения. Чувство, которое я испытывал, очень сложно описать, в этом клубке было очень много всего: вина, жалость, бессилие, страх и, наверное, много чего еще. Это чувство поглотило меня почти полностью. Однако к тому времени на пути воина я сделал уже довольно много, и у меня хватило отрешенности задать себе вопрос: что бы сделал в данной ситуации воин?

Вначале я не смог оценить насколько благоприятна эта ситуация, и не смог придумать ничего лучшего, как не вовлекаться в эмоцию посредством действия. То есть я осознал, что мне необходимо действовать в соответствии с заранее принятым решением и не позволять этой эмоции влиять на мои действия. Тогда я занимался тем, что по несколько часов в день корректировал перевод книг К. Кастанеды, и решил, несмотря на свои чувства, продолжать делать то, что планировал ранее. Я взял свои книги и пошел в библиотеку заниматься переводом. Просидев над книгами около десяти минут, я вдруг осознал, что у меня же есть совершенно уникальная возможность напрямую выследить это чувство, ведь оно же было со мной, причем очень интенсивное.

Я оставил в библиотеке свои книги и пошел в то место, где мог спокойно походить. Для меня эта техника лучше всего работала следующим образом: я спокойно ходил, удерживая чувство перед собой и помогая себе дыханием. Полагаю, что дыхание здесь не важно, однако оно всегда позволяло мне с большей легкостью удерживать выслеживаемое чувство перед собой, в своем внимании. Когда я вдыхал, я как бы усиливал своим вдохом то, что чувствовал, а выдыхая, я как бы выдыхал в это чувство, бывшее передо мной. Итак, я начал ходить. Первый раз в своей практике выслеживания я столкнулся с чем-то настолько мощным. Когда я позволял ему быть, позволял расти, то был практически на грани слез. Оно было настолько обширным, что вообще не было локализовано, а закрывало все поле моего внимания. Оно как бы было везде вокруг меня. То мое свободное внимание, которое и наблюдало его, было каким-то совершенно ничтожным кусочком, кроме этого чувства больше почти ничего не существовало.

После нескольких минут моего хождения, дыхания и удерживания этого чувства перед собой, я начал замечать, что оно начинает потихоньку локализовываться. То есть, оно уже не было настолько всеобъемлющим, а занимало большую область передо мной, которая постоянно уменьшалось. Через 10-15 минут оно уже начало периодически убегать, то есть мое внимание уже иногда отвлекалось от него на что-то другое, и мне приходилось вспоминать текущую ситуацию, чтобы снова его вернуть. А через двадцать минут, я уже не смог его отыскать. Я прокручивал в памяти сложившуюся ситуацию, и она не вызывала ничего. Вы понимаете, ни-че-го. Я просто видел то, что есть, без какого-либо эмоционального фона.

Переход был настолько резким, что это действительно удивляло. И тогда я смог взглянуть на своего отца, просто как на человека, и понял то, что как-то сказал дон Хуан, о том, что не было совершенно никакой разницы, когда умрет этот человек, сейчас или через десять лет. Нет, я не перестал о нем заботиться (хотя это и неважно), я куда-то звонил, кого-то просил, что-то делал, но я осознавал, что это не имеет никакого значения. Я перестал тревожиться по этому поводу. Избавился от своей к нему привязанности, растворил это свое отношение, эту свою фиксацию осознания.

Наверное, для многих это все как-то слишком жестко или даже бессердечно, но это не так. Бессердечностью и жалостью к себе как раз является наша привязанность к кому-либо, наше раздельное отношение к разным людям. Мы страдает из-за смерти одного, близкого нам, и безразличны к смерти другого. Однако этот другой является близким для других. Почему мы не видим этого? Не потому ли, что мы эгоистично заботимся только о себе? Каждый день на земле умирают тысячи, однако мы почему-то не плачем. Однако когда мы теряем кого-то, кто составляет часть нашего мира, мы очень страдаем и никогда не видим, что страдаем из-за жалости к себе, из-за своей потери. Факт в том, что мы не являемся личностями, рождение и смерть – это естественный процесс, а страдание – это основной признак эгоизма. Подумайте над этим, посмотрите на это непредвзято. Я еще коснусь темы страдания в другой главе. Но мы немного отвлеклись от нашей темы освобождения энергии, выслеживания.

То, что было описано выше, показывает, как может работать наше пассивное внимание. Для этого не нужно прилагать никакого усилия, для этого ничего не нужно делать, нужно лишь наше внимание и терпение. Поэтому это и называется неделанием. Именно на этом свойстве нашего внимания, на этой нашей уникальной возможности очищаться с его помощью и основана процедура, называемая «пересмотр», описанная у К. Кастанеды. Я бы назвал пересмотр «выслеживанием себя в воспоминаниях». Не знаю, видите ли вы, осознаете ли, что это такое. В чем тут суть? Это нечто совершенно уникальное, нечто, что может, при правильном его осознании, освободить всю нашу энергию целиком. И хотя выполнение задачи пересмотра может занять у человека несколько лет, это, однако, стоит того.

Вы понимаете, что происходит, когда человек выполняет эту практику, когда он занимается этим неделанием себя? Для тех, кто не читал Кастанеду, я вкратце опишу саму процедуру. Сначала человек пишет список всех событий в его жизни, которые вызвали и сформировали его эмоциональные реакции, а потом, идя по этому списку, он делает следующее. Он садится в деревянный ящик (что не обязательно, но желательно, так как облегчает процедуру вспоминания), и начинает вспоминать события, освобождая свою энергию, растворяя своим вниманием внутренние фиксации своего осознания. То есть он берет какое-то событие из своего списка, полностью воспроизводит его в своей памяти, а потом, удерживая те чувства, которые это событие вызвало, он начинает особое дыхание и продолжает удерживать это событие перед собой и дышать до тех пор, пока от тех чувств, которое оно вызвало не останется и следа. Затем он переходит к следующему событию и так до тех пор, пока не вспомнит каждое событие в своей жизни.

Я сам еще не закончил пересмотра, но какое-то время занимался им и могу сказать, что это совершенно уникальная вещь, хотя на первых порах и требующая определенного терпения. То, насколько может измениться человек, совершивший полный пересмотр своей жизни, совершенно невозможно вообразить. Сделав это, он попадает совершенно в другое состояние бытия. Этой практике несколько тысяч лет, и я коснулся лишь одного ее аспекта, хотя, без сомнения, у нее есть и другие таинственные грани, которые частично описаны у К. Кастанеды.

Я не знаю, получилось ли у меня в этой главе дать вам почувствовать то, что я имел в виду. Подобное прямое освобождение своей энергии – это очень простая вещь, но она является таковой только в том случае, если вы остановились, если поднялись над полем содержания своего сознания, если вами осознана иллюзия независимого «я», то есть иллюзия разделения между наблюдателем и наблюдаемым, равнозначность всех отдельных элементов этого поля сознания, то есть вашей системы ценностей, и если вы приняли себя без выбора таким, какой вы есть, то есть умерли. Причем я хочу подчеркнуть, что это должно быть именно осознано, увидено в самом себе, увидено на уровне факта. Я хочу сказать вам, что не надо бояться всех этих громких слов, ведь все перечисленное выше, это лишь то, что есть. И для того, чтобы это увидеть, ничего не нужно делать, нужно просто быть внимательным, просто непредвзято, без страха посмотреть на самого себя.

А та с
8000
мерть, о которой я упомянул выше, это просто остановка, просто видение того, что есть. Ведь если вы видите, осознаете все это, то вы уже больше не можете серьезно относиться к себе самому, то есть к содержанию собственного сознания. Эта смерть есть нечто, не требующее совершенно никакого усилия. Давайте немного поговорим о ней. И хотя это несколько уведет нас от основной темы этой главы, потом мы вернемся назад.

Здесь я хочу привести цитату из книги К. Кастанеды «Сила безмолвия». «Для нагуаля Хулиана самозначительность была чудовищем о трех тысячах голов. И победить это чудовище можно было лишь тремя способами. Первый – это отсечь все эти головы одну за другой. Второй – это достичь загадочного состояния, которое называется «место без жалости» и которое постепенно разрушает самозначительность, лишая ее пищи. И третий – это заплатить за мгновенное истребление этого чудовища своей собственной символической, хотя и окончательной, смертью. Нагуаль Хулиан советовал избрать третий путь». Именно это и призывает нас сделать Д. Кришанмурти. Именно это предлагаю сделать вам и я, просто осознав то, что написано выше. Вы понимаете, что если вы видите относительность всего содержания вашего сознания, его ограниченность и отсутствие в себе независимого «я», то есть видите иллюзию наблюдающего и наблюдаемого, то вы более не можете относиться к себе серьезно, вы убили это страшное чудовище, вы мертвы. Ваша старая непрерывность уже не действует.

Что бы вы ни чувствовали, вы уже не относитесь к этому серьезно, и хотя старые реакции еще приходят, вы уже можете смеяться над ними, то есть над самим собой. Если вы поможете этому осознанию тем, что увидите ту безграничную тайну, которая вас окружает, увидите подлинное ничтожество человека, и равнозначность всего существующего (обо всем этом будет написано в последующих главах), то вы сильно ускорите процесс собственного умирания, сильно поможете себе умереть, оставшись при этом в живых, то есть поможете себе получить этот билет в безупречность. Наверное, надо было уделить смерти побольше внимания, но говорить о ней практически бесполезно, эти разговоры не приведут к осознанию того, что написано выше.

Вернемся к нашей теме освобождения энергии, выслеживания себя. Предположим, что все, что вы прочитали выше, не оказало на вас глубокого воздействия. То есть вы видите, что в этом что-то есть, но эта информация пока ничего не меняет, что-то явно ускользает, и вы пока не можете применить техники прямого выслеживания себя. Что же вам делать? Не надо отчаиваться. Вы там же, где были до вас все те (кроме таких уникальных людей, как Д. Кришнамурти, которые почему-то родились мертвыми), которые когда-то начинали идти по пути к свободе. Помните, с чего начиналась эта глава? С того, что «обучить этой процедуре, равно как и понять ее, невообразимо сложно». Я бы сказал, что для ее осознания, то есть для осознания всего, что написано выше, требуется наше свободное внимание, а где его взять, если все оно связанно внутренними фиксациями нашей системы ценностей, то есть, если все оно увязло в самопоглощенности? И здесь мы должны применить первый способ уничтожения того самого трехтысячеголового чудовища – отсекание всех его голов последовательно.

Этим я хочу сказать, что существует возможность освобождать нашу энергию косвенным путем, даже не понимая толком, что вообще это означает, и о чем, в сущности, идет речь. То есть, возможно разрушать внутренние фиксации нашего осознания, просто следуя определенному, достаточно простому способу поведения. Это уже было частично затронуто в главе «Безжалостность», но теперь пришло время обсудить это более подробно. А так как это и есть первый этап на пути к свободе, то лучше мы здесь закончим эту главу и перейдем к следующей, которую назовем «Сила и Путь». Похоже, мы уже готовы к тому, чтобы попытаться увидеть, что же это такое.

Отрывок из книги
«Путь к свободе. Начало. Понимание»

Смотри также:
Условность наших реакций и иллюзия независимого «Я»
Безупречность, самоотражение