Особенности национальной Дхармы

Конечно, можно говорить о том, что новые традиции буддизма в России ещё очень молоды. Однако есть не такие старые, но имеющие передачи в России, школы. Как правило, они отличаются более жестким, серьёзным подходом к канону, дисциплине, практике… И ещё: практически все они (как, например, школы Игоря Калинаускаса или Владимира Жикаренцева, который, кстати, учился у дзен-буддийского Мастера) являются либо «личными» школами их Мастеров (имеющих посвящения в нескольких традициях и реализовавшихся, как Основатели своих направлений), либо эти школы сильно «притёрты» к русской духовной среде.Странно, буддийским традициям, — не считая бурятских, которые гораздо старше, — в России уже 15-20 лет… В Америке и Европе при лишь немного более «древней» ситуации мы слышим много американских и европейских имён мастеров тоже уже лет двадцать точно. Мы же, очень много рассуждая о практике, пока что сами только этих мастеров и приглашаем. И не одного пока мастера с русским именем. И, напротив, в нашем «родном» православии подлинные Мастера нередко встречаются до сего времени.

Конечно, можно говорить о том, что новые традиции буддизма в России ещё очень молоды. Однако есть не такие старые, но имеющие передачи в России, школы. Как правило, они отличаются более жестким, серьёзным подходом к канону, дисциплине, практике… И ещё: практически все они (как, например, школы Игоря Калинаускаса или Владимира Жикаренцева, который, кстати, учился у дзен-буддийского Мастера) являются либо «личными» школами их Мастеров (имеющих посвящения в нескольких традициях и реализовавшихся, как Основатели своих направлений), либо эти школы сильно «притёрты» к русской духовной среде.

Почему, например, православие живёт столько веков, и всё это время является актуальной для большинства россиян духовной и религиозной практикой? Потому что оно отвечает двум основным требованиям ещё только развивающейся нации, каковой мы и являемся:

Во-первых, это жесткий канон, который задаёт не абстрактные для русского «мужичка» (каковыми мы все генетически являемся несмотря ни на что), а простые и четкие прописные истины типа «вот я, а вот Бог» или «это грех, а то — нет». И этому соответствуют такие же четкие нравственные и аскетические предписания, формировавшиеся веками.

Во-вторых, православие в России очень гармонично, потому что очень подходит для несчастных людей, которые, тем не менее, сами над собой работать ни за что не будут. Им нужно сильное утешение, благо, идущее откуда-то снаружи, которое всегда наготове, если его призывать, молиться ему. Причем, совершенно неважно, колхозник это будет или «новый русский», вера, зачастую граничащая с суеверием, одинаково проявляется из глубин духа большинства представителей нашей нации. Православие реально даёт надежду извне: если мы все будем терпеть, то избавление придёт, будет рай.

Далее просто хочется процитировать Бориса Гребенщикова: «Что касается святых, я не сомневаюсь, что то, в чем пребывал, скажем, святой Сергий или Серафим Саровский, и есть Чистая Земля Будды. Она и описывается так близко к ней, насколько возможно. И у меня нет сомнения, что все святые наши потому и святые, что руководствовались этим. Я уверен, что вся эта святость…— не слова, а существуют на самом деле… в православии — культ страданий: ты страдаешь, я страдаю, мы все страдаем, и будем страдать вместе, потому что тогда наша тяжелая доля приведет нас, в конце концов, в рай. И мы верим, что Христос приведет нас туда, — он и в самом деле приведет…». И приводит, заметьте, даже в наше время, а не только во времена «Отцов-пустынников». Просто таково наше видение мира, наше родное культурно-мифологическое пространство. А сущность везде одна. И следует отметить, что в буддийских традициях это очень хорошо понимается.

Так, например, в школе Нитирэн существуют, так называемые «пять положений», т.е. принципов проповеди и распространения Учения:

1) разбираться в догматике других религий и буддийских школ.

2) правильно оценивать способности людей, к которым обращаешься (т.е. проще говоря, знать с какого конца подойти, чтобы люди проще поняли суть).

3) учитывать особенности современного временного периода (расцвет или упадок Учения и т.д.).

4) хорошо знать и принимать во внимание особенности культуры и обычаев страны, в которой проповедуется Учение.

5) в соответствии с вышеизложенными условиями правильно определять последовательность объяснения истин и посвящения людей в буддийские доктрины.

Вот вам и принципы «мирного прихода Учения Будды» в любую страну!

Или, например, школа дзен Кван Ум. Какая «политическая задача» (почти цитирую слова аббата Санкт-питербурского дзен-центра): «после трёх лет монашества в Корее всё равно отправят на родину – поднимать сангху (общину)».

Вот она, духовная политика!

Для сравнения: аналогичные назначения в Православии зависят не от политики. Руководство монастырём, например, в идеальном, конечно варианте, доверяется только тогда, когда человек освободился от тщеславия и стремления к старшинству. Конечно, это в идеале, и сейчас такое тоже далеко не везде.

А вот, например, в какой-нибудь Гвинее-Бисау о буддизме может, и вообще не слышали. И Мастеров у них нет, ну нет и всё тут. А вот Просветление (Свет, Святость) наверняка есть. В их, Гвинейских, традициях.

И чем же эта Гвинея хуже той же Японии, Кореи или России? Да ничем даже не хуже. Просто там существуют и реально «действуют», как и у нас, только традиции, гармонирующие с формой сознания и культуры людей. И тогда традиция работает и живёт в поколениях, т.е. мАстерские передачи есть, преемственность есть. А у нас нет. То есть, есть конечно, среди бурятских лам-монахов, но в данном контексте это не в счёт. Речь идёт о русской преемственности. А её-то и нет.

* * *

Просто всё работает только тогда, когда «болт подходит к гайке» и, причем, «вовремя» подходит. Так, если проанализировать время прихода буддизма на запад, то легко заметить, что это, в основном, 60-70-е годы 20го века. Как раз время «хиппизма» и духовных поисков, как в Европе, так и в Америке.

Проблема построения материального благополучия там к этому времени уже отпала, и начался глобальный внутренний поиск. И тут-то многие традиции буддизма сразу попали в «десятку».

А мы? Нам-то явно рановато, нам бы ещё на хлеб заработать… Поэтому-то в глубинке нашей необъятной Родины никакого такого «будизму» нет и не будет. Во всяком случае, в том чистом виде, в каком он приходит сейчас из-за рубежа и в каком его любой ценой пытаются сохранить российские «приверженцы чистоты линий», он у нас обречён на «сектантское подполье» или на чисто внешнее существование в виде «духовных игр» столичной интеллигенции. Вот и сейчас он (буддизм) реально, как учение существует только очень малыми очагами в больших городах, где народ более богат, интеллигентен и интеллектуален.

И по всему вышеизложенному, всё, что «русскому мужичку» непонятно объявляется и будет объявляться сектой. Причём на всех уровнях, вплоть до государственного. И ведь очень логично всё, – Система сама уничтожает «чуждый вирус», охраняет сама себя. Это же и есть самое явное проявление истинной Дхармы «здесь и сейчас» в точном соответствии с кармическими условиями, а мы-то сразу спорить…

Ну никуда нам пока ещё без «традиционного православного» подхода… Мы его в подавляющем большинстве впитали с молоком (имеется в виду конечно, не христианство, как вероисповедание, а именно заложенные им каноны и формы духовного постижения, специфика менталитета). И житейская мудрость подсказывает, что от этого нам и придётся отталкиваться. Если конечно, серьёзно говорить о Пути…

Ведь пока, к сожалению, мы из этого подхода взяли только то, что «Господь поможет, он сострадательный».

И руководствуясь именно этим исконно русским подходом, ждём: вот приедет в очередной раз «Великий Мастер Джон Смит» и у всех будет «серьёзная практика» 🙂 . Это — не в обиду. Это о том, что обучение у любого мастера должно взращивать САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ духовный опыт. И, конечно понятно, что новые духовные традиции приходят в Россию «извне» совершенно объективно. Но где же наши «готовые» ученики? Кому в России тот самый Мастер мог бы дать передачу? Нет их. И подтверждается: ни одной официально известной передачи за минимум 16 лет активного развития миссий «новых» традиций буддизма в России. Зато очень много обсуждений, теорий, виртуальных форумов, болтовни всякой…

Старые Мастера учили послушанию и терпению. Хоть в специальных практиках, хоть в жизни. Они понимали, что в этом ключ к принятию, смирению и далее – к открытости для Жизни и духовному Освобождению. Да, как это не странно для современного «псевдосвободного» человека, истинное смирение ведёт к истинной свободе духа. И какая разница, как это Освобождение называется в различных традициях! Теперь нам, современным людям с безмерно раздувшейся гордыней и распухшей от бесконечных идей и концепций головой такое даже снится редко.

Будда действительно сказал: «Полагайтесь лишь на себя». Но он не говорил: «Считайте при этом лишь себя одних правыми». И он не говорил: «Не старайтесь, всё само придёт…»

Но нет у «Мастера Смита» духовных передач в России… И все это в глубине души понимают. Зато на форумах потрепаться – отбоя нет! А кто же нам, кроме нас самих обеспечит это внутреннее усилие, так нам необходимое? Только не Мастера и Школы! Мастер даст передачу только тогда, когда будет «превзойдён» учеником. И понятно, что работа его в том, чтобы будить в ученике это внутреннее усилие, ставить «ворота», которые нужно пройти. Так кто же за нас будет «из кожи лезть»?!

* * *

Вернёмся же к буддизму на русской почве.

Великие Учителя учат на всём, что под рукой. Великие ученики учатся на том, в чём находятся. Великие святые зрели в том, что есть и становились Пробуждёнными в то, что есть.

Если наш менталитет православного толка, значит, такая наша карма и в этом наш Путь и в этом надо искать Просветления. Так что будем жить и учиться в том, что есть и формализм тут совершенно не причём. Методы духовной традиции должны быть подходящими к конкретному месту, времени, культуре. Иначе традиция неумолимо превратится в театр Формы, а прихожане (ученики) – в стадо жвачных баранов, просыпающихся от спячки только к приезду «Мастера Джона Смита».

Если в России «работает» жесткий, категоричный подход к канону, дисциплине и простая, конкретная нравственная практика, унаследованные от православия, которое при всей жесткости насквозь пропитано любовью к своему народу, значит через это и Путь строить. Значит, буддизм может глубоко и гармонично прижиться здесь, только впитав в себя эти черты. И «Мастер Смит» и его последователи это или поймут или сами останутся непонятыми в подавляющем большинстве нашего общества, которое отнюдь не ограничивается несколькими десятками, ну, сотнями членов столичных общин.

Традиция похожа на ворота или мост – есть вход и есть выход, начало и конец. Выход в смысле того, что становясь Мастером, человек выходит за рамки традиции, теряет привязанность к ней, зависимость от неё… Если традиция не имеет выхода, она становится похожей на секту. Или на ленивые традиции современного буддизма в России (исключая калмыцкие и бурятские, где русские участвуют косвенно). Такая традиция — ловушка Дьявола: войти легко и, как вошёл, сел ждать «Мастера Смита», впал в гипноз и стал амёбой. И так и не вышел… а Мастер так хотел, чтоб ты получил пользу…!!!

Так неужели в России нет традиций, способных дать человеку реальное духовное перерождение? Есть конечно, и они, к какой бы форме не принадлежали, обязательно будут нести близкие русскому духу черты. И ещё: человек должен быть готов к принятию на себя ответственности за свой Путь и свою новую Жизнь. Так например, опять же Православие имеет два чётко обозначенных входа. Один широкий – для прихожан, другой узкий – путь Святых Отцов-подвижников и монахов-схимников. И понятно, что узкий Путь ведёт к Свету, Просветлению, Царству Божьему и он не для всех, а только для самых сильных и преданных вере. Но у нас теперь всё можно сделать доступным и модным! И вот уже около узкого входа очередь. Только он ведь потому и узкий, что даже входя, уже сдираешь с себя об косяки половину грязной шелухи своего старого внутреннего мира. Такой путь очищает не обещаниями и словами, а делами и всей жизнью. Разве любой его выдержит? И вот прорываются восторженно так в узкие двери и… почти сразу вылетают обратно, хватаясь за ободранные бока. А всё потому, что мал ты ещё сынок, не готов… И говорят тебе это не из неуважения (как тебе кажется сейчас), а из любви к тебе неразумному, чтоб тебя от легкомыслия уберечь. А ты начинаешь кричать, что, типа, в секту попал… Ну да, модное слово теперь… Только если бы это секта была, ты бы не мучался боками-то, а бегал бы сейчас по улицам, восторгался и людей за собой вербовал. Потому как секте выгодно именно это, а не бока обтёсывать. А ты и не понял… И в любой реальной Школе происходит примерно также.

Кстати, общеизвестно ведь, что во всех странах, где буддизм имеет древние корни, он в своё время привился мирно и всерьёз именно благодаря срастанию с национальной культурой и обычаями, формирующими дух нации.

Это общеизвестный факт, который у нас в России, от врождённого русского интеллигентского бунтарства и нигилизма видимо просто игнорируется. А жаль.

* * *

Так что же такое Просветление?

Это и есть то, чем мы все могли бы быть, если б не таскали за собой из жизни в жизнь кучи своего внутреннего мусора. Это и есть та жизнь, которой изначально должно жить человечество и Система изо всех сил старается сохранить свою чистоту, — ну придумана она так, Система. Чтобы следить и уничтожать все вирусы, которые этому изначально задуманному раю мешают. И поэтому она, система, нас целыми жизнями учит, уроки свои даёт. Вся жизнь – урок. А мы вздыхаем: трудная и несправедливая мол, она, жизнь. А Система потому и помогает нам найти приключения на все части своего тела, что хочет, чтобы мы на себя изнутри могли ясными глазами посмотреть, задуматься, понять себя, наконец. Но человек ко всему привыкает. И из всего может сущность удалить, если она, сущность, его доставать будет сильно. И тогда жизнь (читай: Бытие, Абсолют, Бог, Небо) для таких вот спящих придумывает ещё более конкретные ситуации, – школы, системы разные… Для тех, кому уроков самой жизни не достаточно и кому дополнительный факультатив нужен. Но мы и к этому умудряемся привязаться. И вот уже ходим и стучим себя в грудь: мы мол, члены того-то и того-то, ШКОЛА у нас и линия преемственности у нас самая прямая и истинная, а все остальные коз… простите, неправы остальные, в общем.

А разве Системе именно это нужно было? Жизнь показывает, что совсем не это.

Да, традиция имеет вход и выход. И бывает так всё-таки иногда, — перерастает человек школу, рамки. То есть, школа его выстроила, подготовила, и он сумел-таки с противоположной стороны из нее выйти, стать Мастером. Чего Система изначально и желала для него. В этом случае он, конечно, рамками, именами и традициями (школой) прикрываться перестаёт и начинает представлять саму Систему (Бытие) во всей её великой полноте (и это самое важное). И вот здесь, видимо и зарыта та «собака», которая раздражает некоторых людей. Тут то у всех и начинается «морская болезнь».

Ведь это принципиально две принципиально разные вещи:

Один вариант, когда у вас над дверью или на сайте, скажем, написано «Мы – Школа Такая-то» и в списке «наши Учителя» значится десяток великих Мастеров. И вот «мы» — мы прямое продолжение всего этого, мы делаем это и делаем то, потому что Учитель из Японии (Кореи, Вьетнама, Бирмы, Америки…) так сказал, и мы считаем себя вправе спросить у других: «Вот мы – официальные ученики самого … и т.д. А вы тут по какому праву что-то практикуете?» И неважно при этом, что эти «мы» может быть вообще только полгода назад узнали о существовании этого своего «правильного Учителя» (не хочу никого конкретно обидеть). И неважно, что Мастер приезжает из своей страны раз в несколько месяцев, проводит практику на 3 дня и уезжает. Это наоборот, очень удобно. Такой Мастер «жить не мешает».

И другое дело, когда находится человек, который сам представляет опыт того, что ему говорил когда-то Мастер, и который живет и действует «от себя», а не потому что «Учитель так завещал». И который других учит идти по Пути на свою ответственность (даже сдаваться Мастеру на свою ответсвенность), не прячась за Мастеров, Писания, родных, родителей, друзей, любимую работу и т.д. (Самый известный из «официально признанных» примеров такого Мастера – ОШО-Раджниш).

Такой Мастер именно этому и учит – уметь быть один на о
4000
дин с миром, отвечать за себя, понять самого себя и всю свою жизнь и, через это стать полностью единым с этим миром. То есть учит БЫТЬ МАСТЕРОМ. И именно поэтому тех людей, которые чему-то серьезно учились у таких Мастеров и, даже потом отошли, никак не назовешь неуспешными или несчастными – уровень осознанности, мудрости, сострадания, ответственности за свои действия у них на порядок выше, чем у «нормального человека», что конечно сказывается на их жизни.

Но как же так?!?! Так же не должно быть, потому, что не должно быть никогда!!! Мы ведь Мастеров признаём только в книжках, да чтоб в рясе был, а по жизни не дай Бог шаг вправо-влево от канона! В лучшем случае на крест или костёр (исторические примеры до и после распятия Христа найдите сами :-)). И никого не волнует уже, что все духовные передачи только вот на этом «выходе с другой стороны» и держатся. А иначе никакие они не передачи. И традиция обречена без таких передач и постижений на замкнутость и вымирание. Но вот этой-то свободы мы и боимся. Нам в глубине души куда привычнее войти внутрь традиции и не выходить. Построить там себе норку-убежище. Там же внутри уютно. А тут, снаружи, жизнь реальная. Да еще и с ней, с жизнью, остаёшься один на один.

И когда к такому, уже независимому от рамок человеку ученик приходит, этому ученику невдомек, что мастеру от него ну нич-ч-чего не надо! Он совершено не заинтересованное лицо. А вот ученик просто должен пройти свои «классы» и учебные программы по жизни. И мастер этот со всеми своими «жестокостями», дикими выходками и не укладывающимися в голове и привычной этике поступками, кроме как зеркалом самой системы Бытия, для ученика ничем не является. И лозунги о Просветлении здесь совершенно ни при чем.

И в итоге есть по жизни три варианта:

— либо в ответ на уроки жизни говорить: «а кому щас легко?», и не дергаться;

-либо попытаться дернуться, войти и с удовольствием остаться в тепле и уюте традиции, что, конечно, само по себе уже прекрасно;

— либо в этом тепле и уюте продолжать упорно искать выход наружу с другой стороны, то есть, учиться, как завещал нам наш всеобщий дедушка Ленин.

И уж в третьем варианте человек при должном старании просто «обречен» на Свободу!

Источник:
Путь Пустого Дракона