Ничтожность

Антропоцентризм. Все, наверное, знают значение этого слова. Оно почти для всех несет в себе, скорее, отрицательную окраску, но мы, тем не менее, в большей или меньшей степени, живем этой концепцией. Все мы придаем очень серьезное значение человеку, его поступкам, его жизни и смерти, его страданиям. Никто из нас, по-видимому, почти никогда не осознает свою истинную ничтожность. В этом, наверное, нет ничего странного, и все же это очень странно.

– Воистину человеческие существа ничтожны, дон Хуан, – произнес я.
– Я совершенно точно знаю, о чем ты думаешь, – сказал он. – Совершенно
верно, мы – ничтожны. Однако именно в этом и состоит наш решающий вызов.
Мы – ничтожества – действительно способны встретиться лицом к лицу
с одиночеством вечности.

К.Кастанеда. Огонь изнутри.

Антропоцентризм. Все, наверное, знают значение этого слова. Оно почти для всех несет в себе, скорее, отрицательную окраску, но мы, тем не менее, в большей или меньшей степени, живем этой концепцией. Все мы придаем очень серьезное значение человеку, его поступкам, его жизни и смерти, его страданиям. Никто из нас, по-видимому, почти никогда не осознает свою истинную ничтожность. В этом, наверное, нет ничего странного, и все же это очень странно. Ведь для того, чтобы осознать ее, нам достаточно просто посмотреть на звездное небо и почувствовать, что действительно значат эти микробы, ползающие по поверхности этой, совершенно крохотной планеты и насколько смехотворно их стремление к становлению и серьезное отношению к условностям их крохотной жизни.

Каждый день нас рождаются и умирают миллионы. Мы просто свечи перед сиянием этих великолепных звезд. Мы живем лишь краткий миг. И чем больше мы пытаемся показать свою власть над другими людьми и над тем, что нас окружает, тем больше мы подтверждаем собственное ничтожество. Хотя подавляющее большинство из нас совершенно этого не осознает. Для обычного человека все выглядит как раз наоборот. Именно власть над своими ближними и над тем, что нас окружает, и говорит о нашей значительности, о значительности человека. Ниже я постараюсь показать, что это не так.

Для любого здравомыслящего человека совершенно очевидно, что существует сила, которая поддерживает эту вселенную, этот порядок, которая и является этой вселенной, и благодаря которой (силе), мы осознаем и существуем. И сила эта, конечно же, обладает полной властью над жизнью любого из нас. Она может отобрать нашу жизнь в любой момент. По-моему, это совершенно очевидно. По крайне мере, для человека, вышедшего из глупого дуализма добра и зла. Что мы для нее? Мы есть ее маленькие частички. Мы не отделены от целого. А она – это все. Это – высшая разумность и т.д. Итак, вы согласны, что она может уничтожить любого из нас в любой момент? Не согласны? Тогда можете не продолжать читать эту главу, она не будет иметь для вас никакого смысла, вы еще не готовы к этому, вы слишком серьезного о себе мнения.

Теперь вернемся к предыдущему абзацу. К утверждению о том, что чем больше мы пытаемся показать свою власть над другими людьми, тем больше мы подтверждаем собственное ничтожество. Вы когда-нибудь думали над этим? Вы связывали это утверждение с тем, что сила может лишить нас жизни в любой момент? Я помогу вам сделать это. Во все времена в человечестве существовали тираны, которые по собственной прихоти убивали миллионы людей. Понимаете, миллионы. Однако, делая это, они продолжали жить. Силе не было до них никакого дела, потому что они не делали ничего. Они лишь задували миллионы свечей, в то время как должны были неизбежно (или нет) зажечься миллионы других. Своим насилием и демонстрацией своего мнимого могущества они лишь подчеркивали свою действительную ничтожность, действительную ничтожность человека, как такового.

Нам может лишь казаться, что мы делаем что-то значительное, что разрушаем что-то серьезное, что можем совершить или уже совершили что-то непоправимое. Однако это – иллюзия. Мы слишком маленькие. Наш диапазон возможностей слишком ничтожен перед лицом этой бесконечности, перед лицом этой непостижимой гармонии. Все, что мы можем, – нам позволено. На самом деле наши самостоятельные действия – это иллюзия. Как утверждает теологический детерминизм – вся причинность относится к богу. И, при всех странностях этой теории, это – действительный факт. Мы – это часть силы. Своими действиями мы, будучи ее частью, выражаем ее команды. Так что на самом деле, хотя и по нашей воле, но нашими руками действует бог, сила, поддерживающая вселенную. Мы – это она, мы – ее частички. И когда кто-то убивает, насилует, разрушает, то это делает не он; это по воле личности, по воле «я», по воле иллюзии делает сила. Это делает бог. Странно звучит, но это – факт. Его, конечно, не просто принять и осознать, однако при понимании иллюзии добра и зла, равнозначности, тотальности и человеческой ничтожности, в этом нет ничего сложного.

Кто-то может сказать, что подобные утверждения и теории ведут к вседозволенности, безнаказанности и хаосу. Однако этим сторонникам антропоцентризма я могу сказать, что, во-первых, это не теория, а факт, а во-вторых – и что здесь, наверное, самое важное – следует понимать, что все свои разрушительные и насильственные действия человек совершает лишь потому, что не осознает всего выше написанного, не осознает своей ничтожности. Он разрушает и насилует лишь вследствие того, что придает неоправданную важность себе и своим поступкам, а так как этого не осознает практически никто, и все общество живет сообразно системе ценностей, в которой определенные человеческие действия считаются ужасными, крайне жестокими и т.д., то человек, то есть его «я», стремясь к самоутверждению, и совершает их, считая, как и все, кто его окружает, что совершает нечто значительное. Его «я» живет этим, этим ощущением значительности совершенного, а, следовательно, ощущением собственной значительности. То внутреннее возбуждение, ту интенсивность, то есть те эмоции, которые испытывает человек, совершая разрушительные (или созидательные) действия, дают ему (то есть его эго), ощущение реальности собственного бытия, дает ему возможность убежать от собственной пустоты, от осознания иллюзии личности, от осознания собственной ничтожности.

Мы, вследствие иллюзии собственной значимости, не осознавая факта собственной ничтожности, продолжаем совершать первородный грех оценки, грех разделения на добро и зло, продолжаем судить (это более подробно будет описано в главе «Зло. Грехопадение. Карма. Перерождения.») и, как следствие этого, продолжаем разрушать. Осуждая, придавая неоправданно серьезное отношение человеку и человеческим поступкам, мы, сами того не осознавая, провоцируем разрушение, провоцируем насилие.

Я не знаю, готовы ли вы к осознанию того, что я пишу, но каждый из вас слышал, что «бог – это всепрощение», а если это так (что так и есть, вне всякого сомнения) то вопрос наказания, в принципе, не стоит, потому что некого наказывать, да и не за что. Во-первых, как я уже написал выше, нам все позволено, а во-вторых, наказана может быть лишь личность, жалеющая себя, страдающая лишь потому, что придает себе неоправданную важность, не осознающая собственной иллюзорности. То есть страдает, как ни странно это звучит, лишь, говоря словами Кришнамурти, «жизнеспособная иллюзия». За границами этой иллюзии, за границами «я» страдание отсутствует, как отсутствует и личностное самосознание.

Безусловное видение собственной, то есть человеческой ничтожности, является одним из способов преодоления серьезного отношения к себе, то есть выхода за пределы самоотражения. Представление о собственной ничтожности, наряду с идеей смерти, осознанием иллюзии «я» и другими вещам дает нам возможность смотреть сквозь наши эмоции, дает нам возможность наблюдать за собой, что и является основой выслеживания себя, основой освобождения нашей энергии из тюрьмы самопоглощенности.

Те слова из эпиграфа к этой главе, которые сказал Кастанеда дону Хуану, были сказаны им после того, как он смог заглянуть в эту беспредельность за пределами инвентаризации. Для него, как и для дона Хуана (как и для меня), они уже не были теорией. Мы действительно ничтожны. Если вы будите идти по пути освобождения энергии, то вы когда-нибудь воспримете этот факт. Однако мы, тем не менее, «способны встретиться с одиночеством вечности».

Я знаю, что прочитанное выше оставило у многих из вас не очень приятный осадок. Многим то, что изложено в ней, может показаться спорным, слишком жестким, неправильным или даже отвратительным. И это не удивительно, ведь действительное принятие, реальное осознание того, что в ней написано, разрушает до основания всю нашу систему ценностей (которая, кстати, и основана на нашей мнимой ценности), со всей ее моралью, с нашим глупым пониманием ответственности (см. гл. «Время и ответственность»). А оставить позади все то, во что мы всю жизнь верили, конечно же, не легко. Я по себе знаю, насколько это неприятно. Однако без этого невозможно умереть, невозможно приблизиться к тому самому нулю, к тому самому абсолютному смирению, в которое нам необходимо войти, чтобы стать едиными с духом, чтобы позволить ему проявляться через нас, чтобы войти в эту бесконечную тайну. Без осознания собственной ничтожности невозможно до конца победить серьезное отношение к себе, то есть невозможно полностью избавиться от самоотражения, невозможно вывести всю нашу энергию из состояния самопоглощенности. Не осознав этого нельзя обрести абсолютную трезвость, без которой невозможно безнаказанно путешествовать по просторам других миров, и, конечно же, совершенно невозможно отправиться в свое решающее путешествие.

Однако совершенно ни к чему боятся этого разрушения всего того, во что мы верили. Я хочу сказать, что, конечно же, для тех, кто живет в этой системе ценностей, для тех, кто живет серьезным отношением к себе, не осознавая собственной ничтожности, иллюзии «я» и равнозначность всех отдельных элементов нашей системы ценностей, встречные ограничения в виде морали, правил, страха совершенно необходимы. Иначе его «я», то есть то зло, которое живет в нем, станет совсем бесконтрольным и наделает еще больше бед, еще дальше отойдет от мировой гармонии и порядка. Однако если вы осознавая все то, что было написано выше, выходите за пределы этой системы, за пределы своего «я», с его самозначительностью, с его стремлением обладать, с его стремлением манипулировать тем, что вас окружает, то вы перестаете разрушать, вы совершенно не опасны, совершенно миролюбивы, в вас более не остается насилия.

Тогда вы становитесь способны видеть ту мораль, тот закон, который никак не связан с человеческим, хотя кое где и пересекается с ним. Как-то в рубрике «Вопросы» на mail.ru я на вопрос «Выстраивая пирамиду нравственных ценностей, что было бы для вас основой?», ответил, что при отсутствии серьезного отношения к себе, полное отсутствие каких бы то ни было ценностей – это приход к абсолютной нравственности того, что есть. Этим я хотел сказать, что, освободившись от всего того, во что вы верите, вы приходите к возможности видения того, что есть, того, как сила организовала здесь вещи, и следовать этому, не обманывая себя и не разрушая этой гармонии.

Закончить эту главу я хочу цитатой из девятой книги К. Кастанеды «Искусство сновидения»:
«Это свобода внезапно улететь в бесконечность, которая где-то там. Это свобода раствориться, оторваться от всего. Это свобода быть подобным пламени свечи, которая вместо того, чтобы подняться против света миллиардов звезд, остается неугасимой потому, что никогда не претендует на то, чтобы быть чем-то большим, чем она есть на самом деле, – всего лишь свечой». Я думаю, что нам никогда не следует забывать о том, что «лишь когда воин становится ничем, он становится всем».

Отрывок из книги
«Путь к свободе. Начало. Понимание»

Смотри также:
Условность наших реакций и иллюзия независимого «Я»
Безупречность, самоотражение
Освобождение энергии. Выслеживание себя. Пересмотр
Самое главное. Первая глава книги