Зло. Грехопадение. Карма. Перерождения

Понимание темы греха, темы добра и зла, бога и дьявола очень важно для любого человека, в особенности для того, кто сам стремиться исследовать, кто не может или не хочет жить из вторых рук. Я хочу рассмотреть эту тему через призму христианского мифа, христианской легенды о грехопадении, так как мне случилось родиться в этой культуре, и те аналогии, которые я хочу провести в соответствии с этим мифом, по-моему, очень красивы. Просто удивительны.Понимание темы греха, темы добра и зла, бога и дьявола очень важно для любого человека, в особенности для того, кто сам стремиться исследовать, кто не может или не хочет жить из вторых рук. Я хочу рассмотреть эту тему через призму христианского мифа, христианской легенды о грехопадении, так как мне случилось родиться в этой культуре, и те аналогии, которые я хочу провести в соответствии с этим мифом, по-моему, очень красивы. Просто удивительны. Мне кажется, что библейская легенда при правильном ее понимании является аллегоричным описанием того, о чем я хочу сказать ниже.

Однако прежде чем перейти собственно к легенде, я хочу остановиться на идее дьявола, на идее зла, как такового. Дьявол, кто это? Существует ли такая сущность? Есть ли она вообще, такая огромная, злая, страшная и рогатая? Здесь мне хотелось бы привести слова Будды, которые он, как говорит легенда, сказал демону Маре, который и олицетворяет в буддизме главное зло. Их встречу просто великолепно изобразил Б. Бертолуччи в своем фильме «Маленький Будда». Когда Будда уже вышел за пределы желаний и преодолел соблазны, посланные ему Марой, то сам Мара явился перед ним, и предложил ему быть своим повелителем. На что Будда ответил ему: «О, архитектор! Ты царь моего эго, ты иллюзия, тебя не существует». После этого Мара исчез, и Будда окончательно вошел в нирвану. Эта история как нельзя лучше показывает то, что я хочу сказать. Для пишущего эти строки, дьявола не существует. Во вселенной есть лишь энергия, перетекающая в различные формы. А дьяволом, то есть единственным злом, которое существует, является личность, «я», наше эго; то есть то, чего в действительности не существует, что является лишь иллюзорной идеей, лежащей сейчас в основе работы нашего сознания. Именно эта жизнеспособная иллюзия, поддерживающая сама себя и отделяющая себя от всеобщего единства мироздания, и есть то, что разрушает, убивает, то есть вносит разлад в мировую гармонию. В этой главе и на протяжении книги, мы еще не раз коснемся данного вопроса.

Итак, давайте вернемся назад в те далекие времена и попытаемся себе представить, что мы – это те самые Адам и Ева, и мы – в раю. Мы сознаем свою индивидуальность, но еще невинны. «Я» уже есть, но оно еще достаточно абстрактно, и человек следует воле бога, будучи с ним единым. Самосознание уже присутствует, то есть дьявол в виде эго уже появился, но он еще не дьявол, он пока что ангел, который служит человеку, то есть является тем, кем и должен быть – защитником и хранителем нашей жизни . Адам и Ева наслаждаются счастьем в раю. Они могут все, и у них есть все. Они говорят с богом и бог говорит им, что они могут есть с любого дерева в райском саду, то есть, что им позволено все; им нельзя лишь вкушать с древа познания добра и зла. Вы понимаете, что это означает? Они, то есть мы, пока просто не знаем, что есть добро, а что зло. Мы не оцениваем, мы не судим. Это не наше дело. Мы просто не в состоянии этого делать, так как не сознаем – вследствие ограниченности своего сознания – смысла бытия. У нас просто нет возможности осознать, так сказать, божественный промысел. Мы для этого слишком маленькие. Но нам можно все. Понятия греха с его виной и страданием, вследствие отсутствия разделения на добро и зло, еще просто не существует. Мы еще не погрузились в иллюзию оценки. У нас еще нет сомнений и уверенности в том, что хорошо, а что плохо, что возможно, а что нет. Поэтому мы едины с силой, едины с богом, наша команда, наше слово – это его слово, это – закон.

Однако «я», видя то, как у нас (то есть у людей) все хорошо получается, начинает приписывать эти успехи себе, все серьезнее к себе относясь, ощущение индивидуального «я» все усиливается, и в один, самый страшный момент человеческой истории (который, кстати, продолжается до сих пор), оно начинает судить.

Помните, дьявол в образе змея, будучи самым хитрым из всех существ, сказал человеку: «Съешьте это яблоко, и вы будете как боги». То есть человек во внутреннем диалоге с собой убедил себя в том, что он сам знает или может знать «что» и «почему», что он сам может определять, что хорошо, а что плохо, что он сам может судить. Начав делать это, начав оценивать, он постепенно выстроил свою внутреннюю систему ценностей и, в соответствии с ее фиксациями в отношении своих действий и происходящего вокруг, стал испытывать соответствующие положительные или отрицательные эмоции. Он начал создавать свой собственный внутренний мир оценок, мир, в котором он окончательно отделил себя от реальности воспринимаемого вследствие серьезного отношения к своим собственным оценкам. То есть «я», со своей системой ценностей (без которой его, кстати, не существует), из абстрактного стало конкретным и взяло на себя функцию окончательного судьи, забыв о смирении и перестав полагаться на волю бога.

Я не хочу сказать, что мы можем узнать, почему это произошло. Причина этого (как, впрочем, и всего остального), как таковая, непознаваема. Однако мы, то есть наше восприятие, наше свободное внимание, можем видеть то, что на самом деле есть. В частности, мы способны видеть факт относительности оценок системы и иллюзию независимого «я», и, таким образом, быть свободными от самоотражения. То есть, мы можем быть свободны от серьезного отношения к себе.

Не имея возможности понять, почему это случилось, мы, например, можем видеть основную причину этой иллюзии, которая (причина) состоит в том, что мы не воспринимаем мир, как нечто целостное. Для нас, благодаря особому свойству нашего осознания, которое и ограничивает диапазон нашего восприятия, он является миром отдельных объектов. Именно этот способ восприятия, то есть видение себя отделенными от всего остального, и дает главную пищу идее «я», то есть представлению о том, что мы полностью отделены от всего остального. Мы, конечно же, имеем некую целостную энергетическую структуру, но мы не отделены от мира, мы фактически соединены со всем и являемся лишь частью всеобщей целостности.

Именно об этом и говорит первая истина в последовательности истин об осознании, открытых древними толтеками. Она говорит о том, что мир отдельных объектов – это лишь иллюзия нашего ограниченного восприятия, существующая лишь вследствие ее ценности для нашего выживания, а на самом деле, существует единая энергетическая вселенная, в которой все связано между собой. И это, мои дорогие друзья, – факт, который может быть подтвержден любым из нас, если мы когда-нибудь окажемся способными расширить свой диапазон восприятия. Это также может заметить любой по-настоящему внимательный человек, просто наблюдая за природой, за животным и растительным миром, за взаимосвязью всего вокруг.

Однако мы отвлеклись от нашей основной темы.

Итак, продолжим. Адам и Ева сделали это. Они уже находятся в оценке. Их «я», их система ценностей, говорит им, что хорошо, а что плохо. Они уже считают что-то грехом. Они уже сами решают, что хорошо, а что плохо. То есть они уже не следуют командам извне, они уже следуют командам (то есть эмоциональным реакциям и суждениям) своей внутренней системы ценностей. Их осознание уже находится в состоянии самопоглощенности, оно уже замкнулось на себе самом. Они отошли от бога и продолжают отделять себя от него, то есть продолжают оценивать, продолжают вкушать с древа познания добра и зла. Они совершили, и они продолжают первородный грех оценки. Они уже не следуют воле бога, они уже судят. Они перестали полагаться на силу, то есть на бога, и сами взялись судить. Появилась мораль и понятие наказания. Они теперь чувствуют вину, и, соответственно, появилось страдание. Это не было вчера, это происходит сейчас.

Здесь, я полагаю, необходимо более подробно остановиться на теме греха, как такового. Само это слово несет в себе сильный морально-нравственный оттенок и связано с виной, возмездием и наказанием. Но ведь, как мы помним, бог позволил Адаму и Еве все, кроме возможности судить, возможности разделять добро и зло. Вы понимаете, что это означает? Это означает, что понятие греха с его моралью создали сами люди, которые перестали полагаться на бога, на силу, и стали судить. Однако, как мы уже говорили, они просто не могут делать этого в силу ограниченности своего сознания. Как только они начали делать это, как только начали жить, руководствуясь своими понятиями о добре и зле, они взяли на себя функцию создателя. На самом деле греха, в его общепринятом смысле, не существует. Но, тем не менее, он есть. И здесь нет противоречия.

Ведь если мы понимаем, что бог – это всепрощение, так как с точки зрения целостности бытия и иллюзии личности прощать просто некого, да и не за что (вследствие нашей ничтожности), и отодвигаем в строну моральный аспект понятия «грех» с его возмездием, то тогда грехом можно назвать те действия человека, которые противоречат естественному порядку вещей, то есть противоречат той гармонии, тому закону, который и установил бог, который установила эта сила, поддерживающая вселенную. Все те основные грехи, которые перечислены, скажем, в христианстве, на самом деле являются грехами, но лишь в том смысле, что они, то есть соответствующие им действия человека, выпадают из естественного потока вещей. Однако следует понимать, что в основе всех этих дисгармоничных действий лежит тот самый первородный грех, тот первичный отход от бога, уход от подлинного смирения, который произошел, когда «я» взяло рычаги правления, когда человек начал действительно серьезно относиться к себе, к собственной личности со всеми ее оценками и образами, когда жизнеспособная иллюзия личности начала управлять действиями человека, руководствуясь собственной системой ценностей. Именно тогда возник совершенно изолированный внутренний мир психики с его сложными (опять же внутренними) эмоциональными связями, с его оценками, становлением, разочарованием, страданием и самоудовлетворением. Именно оттуда, из этой системы ценностей внутреннего образа и берут начало все те дисгармоничные действия, все те, так называемые, грехи, которые совершает человек. Я не хочу здесь углубляться в это дальше, так это сильно уведет нас от темы.

Прежде, чем продолжать нашу легенду, я хочу привести цитату из восьмой книги К. Кастанеды «Сила безмолвия»:
«По мере того, как ощущение индивидуального «я» усиливалось, человек постепенно утрачивал естественную связь с безмолвным знанием. Современный человек, будучи наследником этого процесса, в конечном счете, обнаруживает, что настолько безнадежно отстранен от источника всего сущего, что единственное, что ему остается, это лишь выражать свое отчаяние в насильственных и циничных действиях саморазрушения».

Вы понимаете, что произошло? Человек, начав оценивать, начав интерпретировать, начав искать смысл, начал обретать свою собственную иллюзию понимания, начал обретать иллюзию независимости. Тем самым он начал отделять свое внимание от силы, от бога, замыкая свое осознание, энергию своего внимания внутри собственной системы ценностей, постепенно утрачивая свою связь с силой, с богом, с тем, что всегда поддерживало его, с чем он раньше был единым, с тем, что давало ему все знание и все возможности на свете. Отделив себя от бога, человек потерял веру в истинном ее понимании, ту веру, которая связана не с разговорами, а с действием. Он перестал доверяться духу в своих действиях, обрел ощущение, что он может их заранее планировать и намечать, перестав полагаться на духа и обращать внимание на те знаки, которые он ему дает. На самом деле, после замыкания энергии его внимания внутри его самого, он просто утратил способность верно истолковывать знаки духа, так как она (эта способность) зависит именно от интенсивности, от чистоты нашей с духом связи.

Идем дальше. Когда эта связь была утрачена, то есть когда человек совершил этот «отход от бога» он был изгнан из рая, вернее сам ушел оттуда, утратив возможность знать вещи напрямую, ограничив диапазон своих действий собственным описанием и погрузившись в иллюзию собственной значительности. Его восприятию стало недоставать интенсивности, и мысль с ее оценкой заняла место прямого знания. Что же сказал ему бог? Он не наказывал его, как принято считать, ведь он есть всепрощение, он безличен, совершенно непознаваем, он не отделен от человека, человек попрежнему его часть. Он лишь сказал ему то, что есть. То есть, что человек теперь тот обречен на смерть и страдания, а змей – на вечное пресмыкание (пусть извинит меня читатель за столь вольное цитирование писаний, однако меня, на самом деле интересует суть, а не точное цитирование). Однако мы ведь начали с того, что дьявола не существует, что дьявол, то есть тот самый змей, – это «я», эго, наша личность. Теперь посмотрите, насколько красиво все это выглядит. Для того, чтобы придавать реальность своему существованию, наше «я», которого фактически не существует, вынуждено постоянно пресмыкаться, то есть постоянно ассоциировать, отождествлять себя с чем-то или кем-то. Мы, живя личностным самосознанием, убегая от своей внутренней нищеты, от своего одиночества, постоянно отождествляем себя с чем-то: со страной, с народом, с религией, с расой, с другим человеком, с детьми и т.д. Однако, посмотрев на это внимательно, мы увидим, что само это постоянное стремление к отождествлению доказывает нашу внутреннюю бедность, нашу пустоту, отсутствие возможности личности действительно связать себя с чем бы то ни было, доказывает полную изолированность нашего эго, его иллюзорность, отсутствие «я», как такового. Именно эта внутренняя пустота и есть то, что заставляет нас пресмыкаться, заставляет называть себя русскими или немцами, христианами или буддистами. Сама суть эго в его отделенности от всего. Ничто, иллюзия просто по своей сути не способна связать себя с чем бы то ни было, кроме самой себя. Нам следует понимать, что пока «я» существует, пока змей жив, пока мы живем личностным самосознание, это действительно будет продолжаться вечно. Мы, то есть тот дьявол, который живет в нас, будет продолжать это пресмыкание, для того, чтобы придать себе видимость жизни.

Теперь немного о смерти, которая, как мы помним по нашей легенде, была предречена человеку, в случае, если он вкусит с древа познания добра и зла. Это, несомненно, очень сложный и далеко идущий вопрос, нечто, о чем практически невозможно говорить, поэтому здесь я хотел бы коснуться лишь одного его аспекта. Вы когда-нибудь спрашивали себя, кто умирает? Я не говорю о физическом теле. Что в нас так боится смерти? Разве это не наше «я», не тот наш образ себя, который сформировался за нашу жизнь, со всеми его надеждами, страхами, тревогами, самоутверждением, отчаянием, удовлетворением, со всем тем, что и является сейчас содержанием нашего сознания? Однако все это лишь наши внутренние конструкции, иллюзии, которые основаны на первичной иллюзии независимого «я». А, будучи иллюзией, это не может быть вечным. Это неизбежно должно умереть. Эта система ценностей, этот образ себя начинает формироваться с рождения человека, под влиянием тех, кто его окружает. Когда ребенок рождается, у него нет отношений, нет того представления о себе, того образа себя со всей его системой оценок, который формируется по мере его взросления. Я говорю это для того, чтобы показать, что если этого не было всегда, то это не может быть вечным, это должно умереть, должно закончиться. Что означал наш отход от бога? Он означал, что мы потеряли контакт с вечным, с вневременным, мы перестали осознавать то, что не знает смерти, часть чего, без сомнения, имеется и в нас самих. А перестав осознавать то, что вечно, то, что не рождается и не умирает, начав жить лишь иллюзией собственного образа себя и мира, мы ограничили ею свое сознание, привязав себя к ее ограниченным, иллюзорным временным образам, к ее страху того, что находится за пределами известного.

В восьмой книге К. Кастанеды дон Хуан сказал, что «смерть не разрушает нас, хотя мы и думаем, что это так». На данном этапе своего пути я вижу это так, что хотя после того, как наша жизненная энергия приходит к концу, мы и теряем свою целостность, теряем свое ощущение единого существа, однако то осознание, которое есть в нас, те его многочисленные частицы, которые были связаны друг с другом силой жизни, просто возвращаются в источник, теряя связь друг с другом. Они не подвержены разрушению, они безличны, с ними не может ничего произойти. Поэтому в действительности не умирает ничего, кроме иллюзии личности с ее образом, кроме иллюзии нашего независимого существования. Я не хотел бы здесь развивать эту мысль дальше,
8000
так как это, вне всякого сомнения, лишь спекуляции моего разума, и хотя они и кажутся мне (то есть моему здравому смыслу) обоснованными, в реальности, вне всякого сомнения, имеет место нечто совершенно неописуемое и непостижимое.

Теперь мне бы хотелось обсудить понятие кармы. Хотелось бы поговорить о ее возникновении, работе и, конечно, выходе за ее пределы. Однако прежде чем начать, наверное, нужно, чтобы мы освободились от самого слова «карма», чтобы ясно осознавали, что это слово, вместе с тем значением, которое мы ему придаем, не является самим феноменом. Нужно понимать, что карма – это некое явление, некий постоянно идущий и в большинстве случаев неосознаваемый нами процесс, который работает и оказывает на нас влияние в основном потому, что протекает бессознательно, то есть не осознается нами. Если говорить серьезно, то само видение, само осознавание работы этого процесса означает свободу от кармы. Будучи законом причины и следствия, действием и реакцией, карма является основой работы человеческой психики, основой работы современного человеческого сознания. Карма есть то, что, образно говоря, создает весь наш мир. Вследствие обширности этой темы, о ней очень сложно говорить. Очень сложно разложить это целостное явление в линейную последовательность, не будучи противоречивым, и при этом донести его смысл. Я полагаю, что, так как в основе всей кармы лежит реагирование, то с реакции мы и начнем.

Слово «карма» переводится как «действие». Да, конечно, карма перетекает в действие, а скорее обуславливает его, являясь его причиной. Карма обуславливает реакцию, она и есть реакция, которая при условии работы самоотражения, заставляет нас действовать определенным образом. Основой работы кармы, то есть основой того, что мы действуем так, как нам диктуют наши эмоциональные реакции, является процесс, лежащий сейчас в основе работы человеческой психики, процесс нашего реагирования на себя самих, то, о чем мы уже подробно говорили раньше, и что назвали самоотражением. Мы не будем снова детально это рассматривать, но, по-моему, не будет ничего страшного, если я немного повторюсь. Скорее, вследствие огромной важности этой темы, это будет даже полезно.

Итак, что обуславливает наши действия? Конечно, наше эмоциональное реагирование, наше отношение к тому, что мы воспринимаем. Мы видим или слышим что-то, потом совершенно автоматически чувствуем определенную эмоцию, соответствующую определенной фиксации данного восприятия в нашей системе ценностей; далее эта эмоция овладевает нашим осознанием, обуславливая наше понимание и толкая нас на определенные действия. И мы, в связи с нашим серьезным отношением к себе, то есть к тому, что мы чувствуем, то есть к этой самой эмоции, реагируем на нее, то есть действуем в соответствии с тем, что чувствуем, совершенно не осознавая, что это лишь наше условное реагирование. То есть, фактически, мы действуем не в соответствии с действительным вызовом нашего восприятия, то есть не в соответствии с реальностью, а в соответствии с нашей собственной реакцией на нее. Поэтому правильно сказать, что мы реагируем не на мир, не на то, что мы воспринимаем, а на себя самих, то есть мы отражаемся в самих себе. Так вот, весь этот набор наших обусловленных, переданных нам нашими родителями и приобретенных нами самими в процессе нашего жизненного опыта, эмоциональных реакций и состояний и является нашей кармой. Можно сказать, что карма – это все то содержание нашего сознания, которое связанно с отношениями, включая также и те глубокие бессознательные эмоциональные состояния, которые являются некими доминирующими настроениями в нашей жизни, неким фоном, который присутствует почти постоянно или приходит без видимых причин.

Увидеть работу этого комплекса, то есть нашей кармы в этом ее аспекте, на основании выше написанного, на основании понимания процесса самоотражения очень просто. Я думаю, что вы уже сделали это, и нет надобности приводить конкретные примеры, тем более, что они уже были приведены ранее. Однако здесь совершенно необходимо сказать, что при всей кажущейся простоте этого явления, при всем нашем хваленом и высоко ценимом интеллектуальном понимании, оно, тем не менее, не означает свободы от этого бессмысленного и ограничивающего нас самоотражения, не означает свободы от кармы. Я хочу, чтобы нам было совершенно ясно, что понять что-то головой и действовать в соответствии с этим пониманием, – это совершенно разные, не связанные друг с другом вещи. В нашем конкретном случае, действительное понимание, то есть понимание, за которым следует действие, означает видение в себе этого процесса, процесса нашего реагирования на себя, что, в свою очередь, означает способность наблюдать за своей реакцией, не вовлекаясь в то действие, на которое она нас толкает. Эта возможность свободного наблюдения за собой без какой-либо реакции, то есть с полным принятием и без выбора, означает выход из-под власти кармы, разрушение причинноследственной цепи. Это свободное, простое наблюдение за собой, за тем, что мы чувствуем, за тем, как реагируем, приносит возможность не вовлекаться в реагирование на себя, то есть прерывает связь эмоция-дейстивие, что равнозначно разрушению причинноследственной связи, ведь основной причиной наших действий, основой кармы, как уже было сказано выше, является эмоциональное реагирование. Это свободное наблюдение дает нам возможность паузы, создает разрыв между нашей непосредственной обусловленной эмоциональной реакцией, то есть нашей оценкой, и действием. Эта пауза вместе с осознанием условности реакции и бессмысленности следования за ней в действии, приносят нам свободу от причины, которой в данном случае, в случае кармы, и является эмоциональная реакция. Как только мы обретаем эту возможность наблюдать за собой, мы обретаем возможность выхода из плена самоотражения, то есть из плена кармы. Будучи самой простой вещью на свете, тем самым неделанием, о котором мы уже говорили, это наблюдение дает нам возможность использовать наше свободное внимание в качестве инструмента, разрушающего кармические узлы, которые есть не что иное, как наши внутренние эмоциональные фиксации восприятия или просто наши отношения. Этот процесс освобождения от кармы, от ее влияния, процесс разрушения наших отношений и освобождения увязшей в них энергии и называется выслеживанием себя или сталкингом.

В этой главе мне бы хотелось выделить три аспекта работы кармы, три аспекта ее влияния на нас. Первый аспект, связанный с нашим реагированием и действием, мы уже рассмотрели ранее (в частности, в главе «Безупречность. Самоотражение»). Теперь взглянем на два других, более таинственных и менее заметных аспекта. Первый из них связан со странной способностью кармы создавать мир. Рассматривая его, я хочу поговорить о том, как мы совершенно неосознанно делаем это, о том, как мы создаем свой мир. Говоря о создании мира, я имею в виду, что мы, испытывая определенные чувства, находясь в определенном эмоциональном состоянии, притягиваем к себе события, этому эмоциональному состоянию соответствующие. Не знаю, замечали ли вы, что человек, в котором имеется, к примеру, излишняя агрессивность, несравнимо чаще, чем мягкие люди, сталкивается в своей жизни с агрессией. Я не говорю, что если вы мягкий, то вы никогда не столкнетесь, скажем, с насилием, все не так однозначно и совсем не так просто, но закономерность явно существует, и мы можем ее наблюдать. Я хочу сказать, что те чувства, которые мы испытываем, странным и совершенно необъяснимым образом создают наш мир. Они, являясь как бы неким излучаемым нами фоном, притягивают соответствующие им события, определенных людей и, таким образом, определяют нашу судьбу. Как бы странно это ни звучало, но это так. И хотя нам кажется, что мы отделены от мира и что если мы непосредственно, то есть своими действиями, не влияем на людей и вещи, то ничего не может измениться, это не так. Мир и мы – очень странная, таинственная вещь. На самом деле, он создается в каждый конкретный момент, причем очень странным способом. И хотя это несколько уведет нас от основной темы, я бы хотел немного сказать об этом.

Нам кажется, что существует лишь обычная, известная всем нам причинно-следственная связь, которая обусловлена нашими материальными действиями и их последствиями. Мы полагаем, что все является результатом цепи последовательно совершаемых материальных действий. Я не хочу сказать, что этого не существует, я же не сумасшедший, однако это лишь один из аспектов реального положения вещей. «Мир настраивает себя под самого себя», — сказал дон Хуан Кастанеде. Я хочу сказать вам о чем-то, о чем мне действительно сложно говорить, и что я стал осознавать совсем недавно. Здесь все не так просто с последовательностью, здесь действительно имеет место что-то очень странное и совершенно непонятное. Ну, например, знаки. Если кто-то из вас наблюдал за ними, то он знает, что они возникают мгновенно в тот момент, когда мы о чем-то думаем или говорим, или когда начинаем что-либо делать, или в процессе самого действия. Например, как-то я отъезжал на машине от дома, на, как я полагал, важную встречу, и вдруг, как только я собирался тронуться с парковки, перед въездом на нее остановилась машина и начала подавать задом в моем направлении, пытаясь развернуться. Она почти вплотную подъехала ко мне, остановилась и секунд 10 стояла с горящими стоп сигналами, как бы заставляя меня обратить на нее внимание. Я, посмотрев на ее номер и, увидев на нем цифры 963, понял, что сила говорит мне что-то важное, ведь я уже давно заметил, что мое число 3 и что все важные события и очень многие знаки так или иначе связаны с этим числом и с кратными ему числами. Затем та машина уехала, оставив меня в недоумении. Встреча, на которую я собирался, была для меня, как мне казалось, очень важна, и я на нее все равно поехал, хотя сила меня явно останавливала. Однако, как и должно было произойти в соответствии со знаком, ехать туда было совершенно бессмысленно. Та машина была полной, в ней сидела какая-то семья, и они куда-то ехали. Я веду к тому, что если бы я спросил у них, почему они там оказались, они прекрасно бы все объяснили, для них все разложилось бы в совершенно нормальную последовательность, но знак-то возник непосредственно перед моим выездом, а номер был с моими цифрами. «Мир настраивает себя под себя». Это, конечно, можно было бы назвать совпадением, но если мы разумны и способны внимательно наблюдать за тем, что нас окружает, то мы увидим, что совпадений слишком много и что их вероятность настолько мала, что ее можно просто не брать в расчет. Проблема тут возникает с нашим разумом и нашей глупостью, которая просто не может позволить нам принять существования чего-то совершенно не понятного нашему рациональному и последовательному разуму.

Предыдущий абзац я написал для того, чтобы показать, что мир – это не только то, что мы о нем знаем, что он постоянно изменяется странным образом, что в зависимости от интенсивности испытываемых нами в данный момент чувств, мы можем странно изменять то, что нас окружает. Причем скорость этого изменения, этого нашего влияния зависит от того, насколько интенсивны те чувства, которые мы испытываем. Испытывая какую-то очень сильную эмоцию или намереваясь чего-то с большой интенсивностью, мы можем притянуть к себе соответствующее нашему чувству событие почти мгновенно. Причем с последовательностью для окружающих нас людей все останется в порядке. Оказавшись именно на этом месте, именно в это время, они будут вполне способны объяснить, почему так произошло, вполне смогут сказать, что планировали все заранее и что это лишь совпадение, и мы никогда не сможем логически объяснить, почему это вдруг случилось.

Итак, вернемся к карме, к тому ее аспекту, который связан со способностью наших чувств создавать мир, притягивать определенные события, то есть оказывать непосредственное влияние на нашу судьбу и без нашего сознательно вмешательства. Имея какое-либо отношение к тому, что делаем, мы, после того, как совершили что-то, остаемся с определенным эмоциональным остатком от того, что мы сделали. Эти остатки накапливаются, и таким образом мы как бы накапливаем определенный эмоциональный багаж, в котором могут присутствовать совершенно разные чувства. Там может быть вина, страх, отвращение, удовлетворение, разочарование, радость и т.п. В зависимости от того, насколько интенсивны эти чувства и каково их качество, этот эмоциональный фон притягивает определенные, соответствующие им, события и людей. При понимании этого хорошо видна природа такого явления, как родовая карма. Большинству из нас это кажется чем-то зловещим и совершенно туманным. Однако если мы посмотрим на это с точки зрения того создания мира, о котором было написано выше, то все встанет на свои места. Смотрите, как это просто. Ваш, к примеру, прапрапрадед совершил что-то, что считал просто ужасным. Например, убил кого-то, изнасиловал или предал. Всю свою оставшуюся жизнь он нес этот груз вины, испытывал эту тяжелую эмоцию, которая во многом и определила его судьбу. С ним могло случиться что-то ужасное, или она просто, в конце концов, вызвала инсульт или инфаркт. Живя в ней, он, конечно же, в большей или меньшей мере передал это состояние своим детям, если и не давя на них напрямую, то просто находясь рядом, общаясь с ними. То есть его дети, сами того не осознавая, получили от него в наследство некое эмоциональное состоянии, которое повлияло и на их жизнь, на их счастье или несчастье. Мы сейчас можем чувствовать нечто, что пришло к вам от очень далеких предков, передаваясь от родителей к детям. То есть на наш мир, на нашу судьбу влияет карма, сформированная еще в очень далеком прошлом. Однако дело здесь не в наказании и не в воздаянии за содеянное, а в том, что мы чувствуем, в большинстве случаев, даже не осознавая этого.

Чувства могут передаваться от родителей детям и путем прямого влияния. Лучшим примером здесь, наверное, может служить чувство обиды. Рассмотрим ситуацию какого-нибудь гипотетического молодого человека. Предположим, что его отец пил, его судьба не сложилась, он, как и его жена были обижены на весь мир. И, будучи таковыми, то есть живя в этом чувстве обиды, в этой ненависти, они, конечно же, вымещали эту обиду на всех, в том числе и на своих детях. Они могли делать это совершенно неосознанно, просто не зная других возможностей существования, и воспитывали своих детей так, как воспитывали их самих, то есть путем подавления и грубого физического влияния. Ситуация могла быть и не такой ужасной, они могли и не пить, однако происходить из семьи, в которой применялись жесткие методы наказания и давления. Давя на своих детей таким образом, они преуспели в том, чтобы обидеть и их, то есть они смогли сделать из них людей, похожих на себя. Так люди передают тем, с кем они взаимодействуют, свою собственную карму, свои собственные эмоциональные фиксации, дети становятся похожими на родителей и во многом повторяют их судьбу, сходятся с похожими на себя людьми.

Третий аспект влияния кармы, который мне здесь хотелось бы рассмотреть, наверное, самый очевидный и заметный. Он имеет прямое отношение к нашему физическому телу. Что такое наши эмоции? Я бы сказал, что это некие вибрации, которые, в зависимости от своего качества, реально влияют на наше тело, то есть на наше здоровье и состояние внутренних органов. Они также влияют на гормональный фон, способствуя интенсивному выбросу некоторых гормонов, что часто бывает далеко не безопасно. Если мы постоянно находимся в каком-либо эмоциональном состоянии, обусловленном какими-то кармическими узлами, то есть внутренними эмоциональными фиксациями нашего внимания, то эта внутренняя вибрация постоянно влияет на наше тело, порождая разного рода дисфункции. Влияние эмоций различного типа на разные органы достаточно хорошо описано в, так называемой, кармической медицине, которая видит причины многих наших заболеваний именно в нашей плохой карме, которая представляет собой не что иное, как залежи различных тяжелых эмоций в нашем сознании. Достаточно часто это соответствует истине, и, растворив ту эмоциональную фиксацию, которая и была причиной заболевания, мы избавляемся и от самого заболевания.

Теперь я хочу немного сказать об идее перерождений, о том самом, непрерывно вращающемся, колесе сансары. На самом деле, мало кто сознает, что оно вращается сейчас и что мы постоянно перерождаемся. Наше «я», перерождения которого, похоже, возможны лишь пока мы живы, для продолжения своей жизни вынуждено постоянно связывать себя с разного рода отношениями, переходя от одной эмоции к другой. Мы, непрерывно следуя в этой цепи отношений и реакций, как бы постоянно возрождаем себя, свою личность, серьезным отношением к себе, непрерывно вращая это колесо. Мы как бы переходим от одного нашего старого «я» к другому, от одного эмоционального состояния, со всеми вытекающими из него изменениями нашего осознания и поведения, к другому. Перерождаясь таким образом, мы постоянно удерживаем энергию нашего внимания в плену самопоглощенности, то есть в плену нашей внутренней системы ценностей, в ограниченном поле содержания нашего сознания, не позволяя себе, то есть своему вниманию, выйти за его пределы, осознать в себе то, что свободно, вечно, что никак не связано с личностью и ее оценкой. Полное осознание в себе этого, так называемого, другого «я», нашей энергетической сущности, и означает, в терминологии Кастанеды, обретение целостности себя, приход к, так называемому, левостороннему осознанию.

Мне несколько раз удалось наблюдать за тем, как мое осознание, будучи глубоко смещенным, возвращается обратно в обычную позицию. Во время этого движения мы можем наблюдать, как возрождается весь тот комплекс кармы, который и управляет нами. Каждый раз подобное возвращение впечатляет, причем мне довелось возвращаться как из состояния, в котором присутствовала моя обычная память, так и из состояния, в котором обычная память отсутствовала полностью, хотя себя я, вне всякого сомнения, осознавал. В первом случае первыми чувствами, которые приходили, с которых и начиналась вся кармическая надстройка, вся система оценки, были очень глубокое чувство детской незащищенности, полная неуверенности в себе, незнание как делать и что, с сопутствующим им страхом. Эта тревога, страх и неуверенность были настолько интенсивными, что встреча с ними была крайне неприятной. Во втором случае, когда память о том, какой мир сейчас соберется, совершенно отсутствовала, дело всегда обстояло еще хуже. Здесь все начиналось с глубочайшего и крайне интенсивного чувства вины, вины за то, что ты совершил что-то страшное и совершенно непоправимое и что тот мир, в котором ты окажешься сейчас, будет совершенно ужасен, и исправить это будет уже невозможно. Причем мир в этом случае всегда собирался как бы из множества маленьких кирпичиков, которые присоединялись друг к другу один за одним, при полном твоем незнании того, каким будет следующий и что в итоге соберется. Эта полная неопределенность вместе с виной генерировала настолько интенсивный страх, что его, пожалуй, точнее было бы назвать ужасом.

Все эти три темы – первородного греха, кармы и перевоплощений, как вы уже, наверное, поняли, тесно связаны между собой. Ведь то глубокое чувство вины, тот страх смерти, с которого и начинается серьезное отношение к себе и идущая за ним карма, с ее извращенным понятием ответственности, без сомнения, берет начало с того самого первородного греха оценки, с того самого момента, когда Адам с Евой съели то самое яблоко, с которого мы и начали эту главу. Они, сделав что-то, оценили это, посчитав, скажем, плохим, и начали винить себя, отделив, таким образом себя от бога и начав серьезно относиться к себе, к своему «я», даже не осознавая, что его, как такового, отдельно от самой оценки не существует. Что в самой оценке с серьезным к ней отношением и лежит корень всех человеческих страданий.

Выход из нашей системы оценок, способность наблюдать за собственными реакциями, не вовлекаясь в них, приносит возможность постепенного освобождения от всех эмоциональных фиксаций самопоглощенности, то есть разрушение всех кармических узлов. Мне хотелось бы отметить, что это не является чем-то, лежащим исключительно в области теории и размышлений. Все, о чем я пишу, как и то, о чем писал, например, Д. Кришнамурти, является чем-то исключительно практическим, ведущим к реальным изменениям нашего способа восприятия и интенсивности нашего осознания. Как только мы обретаем эту способность остановки, то есть способность быть полностью невовлеченным и наблюдать за собой без выбора, оценки и анализа, мы в действительности приходим к осознанию своей свободной энергии, то есть той части своего внимания, которая уже освободилась из плена самопоглощенности. Если вы когда-нибудь сделаете это, то немедленно ощутите, насколько изменится качество вашего внимания.

Продолжая освобождение своей энергии, то есть продолжая разрушение своих фиксаций самопоглощенности своим свободным вниманием, в определенный момент мы приходим к настолько полному моменту приостановки суждений, к такой внутренней тишине, которая полностью останавливает процесс внутреннего возбуждения, и мир действительно останавливается. В этот момент мы снова возвращаемся к той самой прямой связи с духом, которую мы когда-то утеряли. Эта остановка и есть полная остановка кармы, остановка колеса перерождений и дверь в совершенно иную область восприятия и совершенно невообразимые возможности. Это – прикосновение к чуду, к невообразимому, «акт ломки барьеров нашего восприятия», прекращение того самого первородного греха и возвращение обратно в рай, который всегда здесь.

Отрывок из книги
«Путь к свободе. Начало. Понимание»

Смотри также:
Условность наших реакций и иллюзия независимого «Я»
Безупречность, самоотражение
Освобождение энергии. Выслеживание себя. Пересмотр
Самое главное. Первая глава книги