Мадукар: Служитель Истины

И вот я сижу в помещении вместе с группой людей около 15 человек. Чуть позднее, чем ожидалось, входит он, Мадукар, высокий, стройный, с удивительными сияющими голубыми глазами – красивый человек, излучающий благородное обаяние. Мы сидим молча, в тишине. Как благодатно после всей работы и суеты во время фестиваля просто вчувствоваться в самого себя, без каких-либо стремлений, просто быть! После показавшихся долгими 20 минут последовало приветствие, как тогда в Лакнау при встрече с Пападжи.Все получилось совершенно неожиданно для меня. Я участвовал в подготовке духовного фестиваля Rainbow-Spirit в Баден-Бадене. В последний день недели работы фестиваля мне захотелось взять интервью у кого-либо из «звезд». Мариам, организатор фестиваля, предложила мне взять интервью у Мадукара, сказав, что о нем еще не так много известно.

И вот я сижу в помещении вместе с группой людей около 15 человек. Чуть позднее, чем ожидалось, входит он, Мадукар, высокий, стройный, с удивительными сияющими голубыми глазами – красивый человек, излучающий благородное обаяние. Мы сидим молча, в тишине. Как благодатно после всей работы и суеты во время фестиваля просто вчувствоваться в самого себя, без каких-либо стремлений, просто быть! После показавшихся долгими 20 минут последовало приветствие, как тогда в Лакнау при встрече с Пападжи.

Поле этого кто-то задает первый вопрос. Вопрос касается чувства гнева, возникающего время от времени. Я слышу слова, которые произносятся — из тишины. Не могу понять, но это совершенно очевидно: тишина – здесь, она такая ощутимая, такая явная, такая плотная, слова и мысли эхом замирают в этой тишине, всему в ней есть свое место, ничто при этом не отнимает у тишины ее глубины, ничто не касается этой тишины, ничто не имеет веса или значительности. Этот человек распространяет такую тишину…, хотя, наверное, слово « распространяет» здесь не уместно, так как очевидно: эта тишина присутствует здесь всегда и лишь иногда, неожиданно, она вдруг начинает ощущаться благодаря его присутствию, она неотъемлемо присутствует в пространстве, она сама – пространство. Мой ум «любит», как и ум любого человека, делать сравнения. Да будет ему это позволено, и в данном случае тоже.

Такую явную тишину мне уже приходилось переживать: это было в ашраме Рамана Махарши в Тируваннамалае, в южной Индии в тех местах, где Рамана жил и медитировал долгое время, как, например, на священной горе Аруначала.

Мадукар видит себя в преемственной линии благословления Рамана / Пападжи – и с полным на это правом! Если бы я только прочел или услышал об этом, мне это утверждение могло бы показаться преувеличенным, самонадеянным. Но сейчас, когда мне довелось увидеть этого человека во время организованных встреч, я могу только сказать: действительно, почти невероятно, но в этом человеке живут Рамана и Пападжи, которого я видел «вживую» в Лакнау. Эта тишина пробуждает меня, она напоминает мне, как внутренний колокольчик: осторожно, внутри этой тишины может произойти всякое, самое непредсказуемое, все возможно. После того, как я несколько «привык» к тишине, хотя в каждый момент она оставалась для меня все еще свежей и новой, у меня появилось новое ощущение какой-то сладости и красоты. Все было привычно, только особенно красиво и легко: так прекрасно звучит колокольный звон из ближайшей церкви, так прекрасно освещение, падающее на букет цветов рядом с Мадукаром…

И вдруг возникаю я со своим интервью. Мне нужно сейчас выйти вперед, задать вопросы, это должно произойти сейчас, а не во время обеденного перерыва, как это было запланировано раньше. Из глубины тишины можно ожидать любого развития событий, все возможно, все происходит совершенно спонтанно, мне не надо думать, у меня просто нет другого выбора.

Девасету:
Привет, Мадукар.

Мадукар:
Как твое имя?

Девасету:
Девасету.

Мадукар:
Что означает «сету»?

Девасету:
Мост, божественный мост.

Мадукар:
Точно, «сету» на санскрите и хинди означает «мост». Добро пожаловать.

Девасету:
Ты можешь вспомнить, когда ты начал сознательный поиск, и закончился ли этот процесс?

Мадукар:
Да, поиск окончен. Когда-то в юности я стал считать, что потерял ту свободу, которой являюсь. Столкнувшись с религиозными концепциями и духовными теориями, я начал поиск ответа на вопрос: что есть истина? Но, под видом истины мне предлагались концепции, которые навязывались усиленно, с угрозами и даже с некоторой долей высокомерия. Уже тогда, будучи ребенком, я оценивал эти концепции с точки зрения их истинности. В то время только мое сердце служило мне мерилом оценки.

Когда ум кормится учениями и также информацией из собственного опыта, он сохраняет все это как компьютер, в его систему попадает, в том числе, и много ложной информации и всякого рода вирусы, что привело к беспорядку. Но это солнце, это сердце никогда не прекращало процесса горения, процесса существования. Хаос закончился после передачи истины от моего Мастера Пападжи. С тех пор мне нечего больше искать.

Девасету:
Когда я смотрю в твои глаза, я вижу это.

Мадукар:
Кто смотрит?

Девасету:
То же самое «Я».

Мадукар:
Поэтому смотри только туда.

Девасету:
На следующий мой вопрос ты, в общем-то, уже ответил.

Мадукар:
Одним ответом на два вопроса.

Девасету:
Какие учителя и мастера или какие события оказали наибольшее влияние на твою жизнь?

Мадукар:
Многие события. Уже в раннем детстве, в возрасте двух лет, я пережил очень важные события, настоящие чудеса, которые сопровождали меня на протяжении всей моей жизни. Самое главное заключалось в том, чтобы с помощью моего Мастера осознать, что эти события не являются окончательной истинной. События – не есть окончательная истина. Следует найти ответ на вопрос: Кем является тот, в котором происходят все события?

Девасету:
В последнее время некоторые учителя сатсангов подчеркивают тождественность между духовно пробудившимися и теми людьми, которые считают себя ищущими. Традиционное распределение ролей: это -мастер, а это – ученик, теряет свой смысл. Вместо этого жесткого разделения ролей все большее значение приобретает дружеская встреча единомышленников. Как оцениваешь ты сам свою роль во время общения на сатсанге?

Мадукар:
Как любовь.

Девасету:
Да, как любовь, но там же исполняется и какая-то роль.

Мадукар:
Оставь роли ролям (игра слов „lass die Rollen rollen” „ пускай роли катятся” прим. перев.). Главное же в том, чтобы исполняемые роли помогали людям. Многие люди играют роли, не приносящие им пользы, в таких случаях роли становятся препятствиями. Ясно видно, когда роль служит на пользу человека, так как в таком случае человек счастлив, или, в другом случае, если исполнение роли не полезно для человека, это выражается в его неудовлетворенности и разделении. Чтобы помочь людям, показать им, что за каждой исполняемой ими ролью стоит их настоящее «Я», чтобы этого достичь, я готов играть любую роль, которую только можно себе представить.

Конечно, это прекрасно, если между отдельными ролями существуют дружеские отношения, если этой дружбой не станут злоупотреблять вплоть до неуважения. Это бы не было направлено на пользу людям.

Конечно, осознание того, что между мной и тобой нет разницы, имеет существенное значение. Это – истина, но индивид, личность в этом не убеждена. Личность убеждена в своей особенности, в наличии собственных ограничений, собственных трудностей и своей совершенно индивидуальной силе.

Я не совсем точно представляю, что делают учителя сатсангов. Я слышал самые разные вещи. Для меня уже одно это название является шуточным, так как сатсанг и учение не совместимы. Настоящий сатсанг никогда не может быть учением. Сатсанг это сейчас: это пробуждение в сейчас. Сатсанг – это не учение, поэтому я никогда не навешивал на себя ярлык «учитель сатсанга». Это противоречие.

Девасету:
А какое слово ты бы использовал?

Мадукар:
Я использую имя, которое было мне дано: Мадукар. Этого достаточно. Мой Мастер назвал меня так и объяснил, что это значит. Это все, больших объяснений не требуется.

Во время такого фестиваля как Rainbow-Spirit-Festival, в котором участвуют люди, имеющие определенную направленность, я мог бы сказать: «Я — служитель истины». Но если я стою на вокзале, я не буду называть себя служителем истины, так как меня могут не правильно понять.

Девасету:
Насколько я понимаю, это – то же самое «Я», которое говорит через служителей истины, тем не менее, они стараются отмежеваться друг от друга. Я, к примеру, недавно видел, как один служитель истины перед началом сатсанга убрал со стола календарь, в котором, кроме фотографии его самого, были также фотографии других мастеров. Ты бы тоже так сделал? И вообще, нужно ли такое отмежевание для того, чтобы не сбивать с толку учеников?

Мадукар:
Я могу сказать только то, что не я был тем человеком, который произвел такие действия. Этот человек наверняка имел собственные причины для того, чтобы желать такого отмежевания. Я знаю, что некоторые люди, называющие себя учителями сатсанга, отмежевываются от меня. Почему? Потому что я говорю правду. Именно потому что я утверждаю, что для сатсанга не нужно учение, что сатсанг невозможно объединить с теорией и анализом, с терапией или работой. Я лично ни от кого не отмежевываюсь.

Мы едины, и на встречах мы тоже едины, мы признаем, что наши навязчивые идеи, обусловленные какими-либо мыслями или эмоциональными состояниями, носят временный характер и поэтому не являются истинной реальностью. В сущности, в том числе и на переднем плане, должно стоять то, что объединяет, а не то, что разъединяет.

Девасету:
Когда люди встречаются и узнают в других собственное «Я», совершенно естественным образом возникает поток любви и участия. Если, объединяются мужчина и женщина, и в этих отношениях также встречаются та же жизнь, то же «Я». В чем заключается то особенное, что характеризует встречу мужчины и женщины?

Мадукар:
То, что это доставляет удовольствие. (Смех)
И в такого рода объединении мужчины и женщины присутствует это притяжение. В нем присутствует глубокое желание тел, сердец и умов быть едиными, объединиться, стать едиными, раскрыться. Для многих людей это – единственная возможность доступа, или, иначе говоря, приближения к единению, к тому, что является искомой целью в духовных практиках, к единению с Богом, с Божественным, с Абсолютом, с истинным «Я».

Многие люди получают, по меньшей мере, таким путем возможность почувствовать, что значит потерять себя, хотя бы на несколько мгновений. Насколько мне известно, на это способны лишь очень немногие люди.

Я указываю, что единение, которое люди ищут во внешнем, находится в них самих, в тебе самом, так как твоя сущность едина, твоя сущность – тишина, божественное удовольствие, радость, блаженство.

Девасету:
Нет ли здесь некоего фактора «Х», который бы тоже оказывал свое воздействие? Или этот фактор не поддается описанию?

Мадукар:
Описать, может быть, его нельзя, но я всегда указываю на твое истинное «Я», на нескончаемый источник, в котором все происходит, из которого все приходит и уходит. Все, что приходит и уходит, — не есть окончательная истина. Это происходит в том безграничном сознании, которым являешься ты сам. Если ты это осознаешь, то нет у тебя никаких границ, и ничто тебя не ограничивает проживать свою жизнь так, как это для тебя хорошо, неважно, с партнером или без партнера. Многие люди пытались найти этот покой через внешние изменения, но потерпели неудачу. Поэтому я говорю, что тебе не обязательно менять что-то во внешней жизни, тебе следует только обнаружить, кто ты есть. Я постоянно на это указываю.

В этой полной милости передаче, в этой преемственной линии благословения, которая беспрерывно течет через Раману, Пападжи и через меня, без того, чтобы к ней было что-то прибавлено или от нее убавлено, наблюдаются совершенно фантастические, чудесные результаты. Я называю себя служителем по той причине, что моя личность, моя очевидная личность, абсолютно не существенна. Эта линия благословения бьет ключом из источника, которому тысячи лет. И я всегда рад приезжать сюда в Баден-Баден, где я могу общаться с таким большим количеством людей, выступать перед полными залами, перед людьми с моей родины, из моего культурного круга, чьи сердца и умы я так хорошо знаю и понимаю. Именно по этой причине этот обмен такой плодотворный и был в этом году таким прекрасным. Люди чувствуют это. Они чувствуют, что здесь находится человек, такой же, как они сами, который не играет роль учителя сатсанга, но тот, который делится с людьми о своем пробуждении, делится с ними этим пробуждением и живет счастливой жизнью.

Кто заинтересован в своем пробуждении в серой скучной действительности? – Никто. Каждый хочет быть счастливым. Это – основная мотивация людей для того, чтобы искать просветления или пробуждения, это – древнее как человечество стремление к счастью, к блаженству.

Девасету:
В комментарии к одному из твоих семинаров (workshops) написано, что ты являешься современным учителем адвайты – учения о недвойственности. Что означает в связи с учением адвайты, которое объединяет все, термин «современный»?

Мадукар:
Во-первых, я не называю мои мероприятия семинарами (workshops (досл. «рабочие группы» прим. перев.). Это, вероятно, придумали организаторы. Здесь нет над чем работать – никакой работы, речь идет о прекращении какой-либо работы.

Слово «современный» используется в том смысле, что это священное знание может быть применено в современной, свободной жизни, сейчас. В этой культурной среде каждый человек может применять его в своей жизни. Это — очень современно. Это учение может применяться как интеграция в повседневной жизни людей. Люди имеют право обнаружить, кем они являются, и могут действительно использовать то, на что я указываю, применять это в своей жизни, для того, чтобы выйти из круга своих страданий, чтобы вести счастливую и наполненную жизнь. Речь ведь идет не о том, чтобы связать людей еще одной методикой, привлечь их еще к одной практике, завлечь в новую религию, речь идет о том, чтобы освободить их от всего этого, чтобы они могли формировать свою жизнь достойно и свободно.

Девасету:
То есть, ты не рекомендуешь применять какие либо медитационные техники?

Мадукар:
Да, я не рекомендую никаких медитационных техник. Я снимаю с плеч людей тяжесть, ярмо медитационных техник. Здесь они очень хорошо понимают, что такое настоящая медитация, а именно: пребывание в тишине, которой ты сам уже являешься. Это не «высиживание» чего-то желаемого, планируемого, предполагаемого, это – узнавание твоего истинного «Я» и пребывание в нем.

Девасету:
Разве ты не относишь процесс самопознания посредством вопроса о том, кто я есть, также к технике медитации?

Мадукар:
Ни коим образом. Это – конец любой техники. Это заканчивает какую-либо направленность на что-либо, так как это ведет к твоему истинному «Я». Здесь кончается любая мысль. То, чего ты хочешь достичь с помощью медитации, уже находится здесь. Для чего же тогда медитировать?
Ко мне приходило слишком много людей из тех, которые по десять-двадцать лет занимались различными медитационными практиками, такими как випассана, дзадзен и другие, не найдя при этом самих себя. Эти люди не счастливы. Я не могу их обманывать, делая их зависимыми от еще одной методики, еще одной техники. Твоя сущность – это свобода, любовь, тишина. И это все.

Девасету:
Рамана и Пападжи жили в Индии. Ты тоже долго жил в Индии, там ты был дома. Чувствуешь ли ты особую связь с Индией?

Мадукар:
Да, конечно. Индия — моя родина, и здесь – тоже моя родина. Эта передача истины из Джняна-Йоги, Единого Знания, имеет свои корни в Индии. Эти корни охватывают весь мир, даже – всю вселенную. Поэтому совсем не обязательно ехать в Индию, чтобы отыскать истину. Истина также здесь и сейчас. В Индии я наслаждаюсь тем, что сижу под деревом на священной горе Аруначала, на земле по которой ходил Рамана Махараши. Здесь я наслаждаюсь плаванием в Фридрихсбаде, в тех источниках, в которых принимали ванны еще древние римляне и германцы. Я повсюду получаю наслаждение, где бы то ни было.

То, что уж точно является новым, так это то, что милостью мне было позволено найти своего Мастера. Но для этого мне пришлось много путешествоват
4000
ь. Как-то мне пришлось проехать на поезде 46 часов, а затем бродить по пыльному городу по большой жаре, увлекаемым только стремлением, притяжением, не зная при этом, где в миллионном городе живет мой Мастер. Здесь все намного проще, потому что я приезжаю к людям. Люди приходят сюда в зал конгрессов, а я прихожу к ним. В этом разница. Мы, таким образом, создаем максимум комфорта для ищущих. И некоторые люди перестают ясно видеть, насколько драгоценна эта передача истины. Однако, многие другие люди непосредственно видят, какой алмаз им здесь предлагают.

В заполненных залах конгрессов было ясно видно, как многие люди растворяются в тишине. Это было прекрасно и исполнено первоначальной значимости для мира на этой земле, так как мир начинается в тебе!

Поэтому наша встреча имеет такую большую важность, прежде всего – в такое критическое, грозящее войнами и неспокойное время.

Для тех людей, которые чувствуют притяжение Индии, хотят труда приехать, сообщаю, что зимой я буду там. В зимние месяцы, когда здесь морозы, я уезжаю в Индию, где принимаю посетителей. И туда тоже приезжают сотни ищущих, ощущающих вкус и запах этой страны, ощущающих сильную духовную вибрацию.

Девасету:
Спасибо.

Мадукар:
Я благодарю тебя за то, что ты можешь быть тем мостом, который соединяет меня с читателями, людьми, заинтересованными узнать истину посредством твоей работы, с помощью данного интервью.

Девасету:
У меня нет иного выбора. Это просто происходит само собой.

Мадукар:
У меня то же самое – все происходит само собой. Если ты познаешь это, ты свободен от нужд и забот. Если ты этого не познал, ты остаешься в плену напряжений, создаваемых удовольствиями, радостями, страданиями и болью.

Источник:
Отчет и интервью брал
Девасету В. Умлауф
НЕ-2.ру

Смотри также:

Сатсанг с Мадукаром 18-19 мая 2007 года в Москве