По марихуановым тропам

Она произрастает по всему миру, в различных климатических условиях. Как и ее более сильные психоделические братья, она имеет способность распахивать двери восприятия. Этот «подарок природы» содержит огромный медицинский потенциал, который упрямо не используется сегодня. Хотя жрецы, императоры и ученые мужи минувших столетий считали ее сакральным, укрепляющим тело и душу растением.Она произрастает по всему миру, в различных климатических условиях. Как и ее более сильные психоделические братья, она имеет способность распахивать двери восприятия. Этот «подарок природы» содержит огромный медицинский потенциал, который упрямо не используется сегодня. Хотя жрецы, императоры и ученые мужи минувших столетий считали ее сакральным, укрепляющим тело и душу растением.

Как утверждают лингвисты, слово «конопля» попало в древнеславянский язык из латыни. В свою очередь римляне заимствовали его от шумеров. В одном ассирийском письме, датируемом исследователями 685 годом до н. э., называют ее кунубу; примерно сто лет спустя о ней упоминают как о каннапи (от латинского cannabis). Она же — банг, бенг и бандж; она же — ганджа, гангика и ганга. Аса — у японцев, дагга — у готтентотов; она же — кейф, киф, кврп и ма.

Невероятное количество названий конопли зафиксировано в словаре американского сленга: muggles, moofer, reefer, greefa, griffo, Mary Warner (Мария Учредительница), Mary Weaver (Мария-ткачиха), Mary Jane, Indian hay (индийское сено), loco weed (бешеная травка), love weed (любовная травка), joy smoke (дымок радости), giggle smoke (смешливый дымок), bambalacha, mohasky, mu, moocah.

Грезящие ткачи

Многочисленные наименования — только незначительное проявление глубочайшей связи истории марихуаны с эволюцией человеческой речи. Российский ученый-психолог Степан Петросян обнаружил параллель между психоделическим свойством этого растения и теми интеллектуальными процессами, что стоят за открытием искусства ткачества, а также… рассказыванием различных сказок и историй. Ученый предполагает, что интерес охотников-собирателей к конопле как к сырью для ткачества и изготовления веревок совпал с процессом… формирования лексики. Это подтверждается многочисленными примерами из устной английской, а также русской речи. Вот некоторые из них. Так же, как и полотно, историю сплетают, какой-то инцидент разбирают, распутывают, а небылицы плетут. Мы улавливаем нить какой-то истории и следуем за ней. Ложь у нас целиком скроена из чего-то, а реальность распускается нескончаемой золотой тесьмой… Эта любопытная теория совсем не одинична. Многие современные ученые утверждают, что именно психоактивные растения сильно повлияли на развитие человеческой речи.

Из множества видов марихуаны наиболее характерными являются три: Cannabis Sativa, родина которой — страны с тропическим климатом — Африка, Латинская Америка, Таиланд; Cannabis Indica, произрастающий в Афганистане и Пакистане; и Cannabis Ruderalis, облюбовавший «дикие» поля в Восточной Европе, Украине и России. Cannabis Sativa — наиболее древняя и популярная разновидность. В 1972 году на острове Тайвань археологи обнаружили горшки, сделанные из ее стеблей, и определили, что этим емкостям порядка 10 тыс. лет, и что, по всей видимости, предназначались они для хранения гашиша. Семена и снадобья, приготовленные из этой разновидности конопли, находят при раскопках евразийских культурных слоев более чем трехтысячелетней давности. В частности, в Сибири, в склепах, при мумиях знатных особ, были обнаружены табакерки с перетертыми соцветиями этого растения. Упоминания об использовании марихуаны жрецами и повивальными бабками встречаются на ассирийских клинописных табличках и в древнеегипетских папирусах, датируемых III-IV тысячелетиями до н. э. Достоверные сведения об употреблении продуктов каннабиса найдены в лечебнике китайского императора Шен-Нуна (2737 г. до н. э.): гашиш (смола, собранная с той же конопли) использовался как обезболивающее и как лекарство от кашля, ревматизма, «женских проблем» и даже от поноса. Но главным действием марихуаны Шен-Нун считал ее способность отгонять злых духов. Марихуана могла успокоить возбужденный нечистой силой мозг и дать время на лечебные процедуры по окончательному изгнанию беса. Однако, как именно Шен-Нун приготовлял и использовал марихуану, неясно. Известно лишь, что этот процесс был частью сложного магического обряда.

Следующей страной, которая через тысячелетие после Китая признала сакральной и стала культивировать марихуану, была Индия. Cannabis Indica — родственница крапивы — отличается от конопли, произрастающей в наших широтах, более низким и сочным стеблем, клейкой смолой и сильным опьяняющим свойством. Знаменитый напиток из конопли — indracarana (в пер. — «пища Индры») заменил сому — ритуальное галюциногенное снадобье, состав которого неизвестен. Более сотни стихов «Ригведы» (древнеиндийского эпоса) посвящено воспеванию indracarana. Атхартва-веда упоминает каннабис в числе пяти растений, способствующих достижению измененных состояний человеческого сознания. Правда, эгоистичные брахманы долго держали в тайне его чудодейственные свойства — берегли силу этого растения для себя. Поэтому едва ли можно говорить о его широком распространении до 10 в. н. э., то есть до исламского вторжения в индуистскую Индию. Война в древности была двигателем прогресса. Культуры смешивались раз и навсегда, обогащая, а не уничтожая друг друга. Именно в результате слияния культур марихуана стала достоянием мусульманской традиции. Шиваисты в индуизме и суфии в исламе (неортодоксальные религии), не делали тайны из своей опоры на коноплю как на источник религиозного вдохновения. Йогическая практика саддху, сосредотачиваясь на прямом опыте трансцендентного, не менее ярко отображала культовый авторитет марихуаны. В Европу это героическое растение перекочевало со скифами, пришедшими туда из Центральной Азии примерно в 700 г. до н. э. Однако скифская находка — конопляная парная — показалась европейцам слишком уж варварской. Поэтому практика получения удовольствия от конопли в бане, лишенная религиозного значения, не укоренилась в Европе, но была зафиксирована как факт. Геродот, древнегреческий историк, оставивший потомкам первое систематическое описание жизни и быта скифов, упоминает этот метод: «У скифов есть один сорт конопли… Она растет и сама по себе, и как возделываемая культура. Когда они соберут семена этой конопли, залезают под сукно, а затем кладут семена на раскаленные докрасна камни, те же, будучи положены, курятся и дают такой пар, что никакой греческой бане не сравниться. Вдыхая пары, скифы опьяняются, как греки опьяняются вином. Они в восторге от этого пара и дышат до тех пор, пока не начинают петь, громко кричать и танцевать».

Прочие выдающиеся античные товарищи — Демокрит, Гален, Диоскорид — тоже оставили авторитетные описания как исцеляющих, так и увеселяющих свойств каннабиса. Восточный сюрприз «Второе пришествие» каннабиса в Европу, благодаря Марко Поло, наделало гораздо больше шума, однако практический интерес опять остался неудовлетворенным. Несмотря на то что немецкий врач Йоханнус Вейер упоминал о фактах потребления гашиша группами ведьм в XVI веке, психоактивные средства на основе конопли не присутствовали в лабораториях алхимиков и, вероятно, не использовались европейцами до XIX века.

Марко Поло, чьи подвиги и описания путешествий по таинственному Востоку внесли столь значительный вклад в обогащение европейского менталитета, изложил одну из первых и наиболее широко известных инструкций потребления гашиша, повторив популярную сказку о «горном старце» Ибн-эль-Сабахе — известном главаре неистового культа гашишистов, гнусной секты убийц. Согласно этой сказке-легенде, юношам, жаждущим вступить в секту, давали большую дозу гашиша, а затем вводили в «искусственный рай» — тайную долину с экзотическими садами, причудливыми фонтанами и прекрасными девушками. Им говорили, что вернуться в эту страну грез можно только после того, как они совершат убийство. Действительно, слова «гашишист» (hashishin) и «убийца» (assassin) считаются этимологически родственными. Истинность этой истории широко обсуждалась, но несомненно, что именно ее распространенность в Европе придала конопле сомнительную репутацию. И своеобразное обаяние.

Через 5 веков после Марко Поло военная экспедиция Наполеона в Египет обеспечила мощный приток информации о марихуане в Европу. Наполеон привез с собой в Египет великолепную библиотеку и 175 ученых мужей, которые проводили наблюдения, делали зарисовки, а также собирали лингвистическую и культурную информацию, что в конечном итоге вылилось в «Описания Египта» («Description d’Egypte») в 24 томах (1809-1813 гг.). В Европе пробуждались новые интеллектуальные силы. Романтизм, увлечение психологией и паранормальным в сочетании с утвердившейся светской модой на опий и его настойку — ладанум — создали особый климат, в котором прелести гашиша могли исследоваться душами отважными и чуждыми условностей. Государство на подобные эксперименты никак не реагировало, поэтому они не вызывали порицания. Основателем самого знаменитого парижского клуба любителей гашиша, располагавшегося в роскошном отеле «Пимода», был психиатр Жак Мореа. Известные литераторы Ш. Бодлер, Т. Готье, П. Верлен, А. Рембо, О. Бальзак и А. Дюма частенько посещали это заведение. Надо сказать, что цели у доктора были самые гуманные: он хотел использовать марихуану как лекарство от депрессий, болеть которыми было так же модно во французском свете, как и употреблять гашиш. Последний там подавали в виде пирожного под названием «Давамеск». Пилюля оказалась сладкой. И в середине 19 века в Америке, вслед за Европой, началось использование продуктов каннабиса в целях врачевания. Психоактивные его свойства в медицинских кругах почти не обсуждались — до тех пор, пока пациенты не начали сообщать о необычных ощущениях, возникающих после приема настоек и экстрактов. Один из благодарных пациентов — некто Ф. Людлоу — в 1857 г. даже выпустил книгу «Поедатель гашиша». Людлоу так увлекательно описал «законы действия гашиша», что многим захотелось слегка заболеть. Что касается европейцев, то они, хоть и были почитателями свойств конопли, однако не считали особо перспективным ее употребление. Тогда науке еще не было известно об эффекте воздействия психоделических веществ на психику. Только в ХХ веке широчайший спектр проявлений человеческого бессознательного получил обоснование в трудах З. Фрейда, К. Г. Юнга, А. Адлера, В. Райха, О. Ранка, А. Маслоу, С. Грофа и других известных ученых.

Черное самосознание

Отношение к растительным психоделикам, как к сущностям, открывающим тайные (эзотерические) знания, является важным моментом многих религиозных культов. Вот что пишет об этом известный российский психотерапевт, доктор медицинских наук Э. М. Каструбин: «Существует гипотеза, которая не противоречит законам фундаментальной науки, что в мире есть «информационный континуум», содержащий огромный объем информации, полученный за время, превышающее возраст Вселенной. В этом хранилище разума и смыслов содержатся колоссальные по объему сведения о прошлом, настоящем и, в какой-то степени, будущем нашего мира. Это поле смысла непрерывно пополняется за счет течения и взаимодействия природных процессов и интеллектуальной деятельности разумных обитателей Вселенной… Не представляет сомнений, что трансовые состояния являются входом в «поле смысла».

Путника, блуждающего в этом поле смысла по марихуановым тропам, массовое европейское сознание традиционно представляет как персонажа с дредлоками на голове и косяком в зубах, мурлычущего под нос мотивы регги — того, что в быту называют растаманом. Однако массовая культура, способствуя общепланетарному диалогу, зачастую делает слишком грубые обобщения.

Вопреки общепринятому мнению, среди положений уникального вероучения растафари — православных, смешавших Библию с эфиопскими религиями в единую веру — не было курения марихуаны. А в ортодоксальных общинах растов ее вообще не употребляли. В других допускалось контролируемое использование «травы мудрости» с целью достижения определенных медитативных состояний и как акт «ублажения Бога благовониями». И лишь в малом проценте раста-общин «травка» обязательно присутствовала на каждом собрании. Под ней понималось любое упоминание флоры в священных текстах со ссылкой на Писание (Быт. 1:12; 3:18; Исход 10:12; Пс.104:14). Для того чтобы лучше понять волю Джа (так запросто называют растаманы Jahveh (Яхве) — ветхозаветного библейского Бога-отца), проникнуть в суть вещей и событий, нужно было непременно покурить. Согласно растаманскому преданию, первым растением, появившимся на могиле царя Соломона, мудрейшего человека на земле, была именно конопля, «трава мудрости».

И хотя употребление ганджи многие раста считают коротким путем к той же цели, которая достигается методами традиционного аскетизма, некоторые представители Эфиопской православной церкви выступают против этого. Православные чернокожие монахи, имея в этом многовековой опыт, знают, что такие пути в лучшем случае опасны, а в худшем — ведут к духовной гибели.

Конечная же цель растаманского движения — освобождение этого библейски избранного народа, который должен основать тысячелетнее царство справедливости на своей исконной родине, в Эфиопии. Поэтому курение марихуаны допускалось как объединяющая культурная традиция, пробуждающая «черное самосознание». В связи с этим антрополог Кэролл Йони пыталась доказать связь ритуального курения с символизмом мышления растафари. Она убеждена, что курение помогает восстановить связи между реальностью и идеальным миром гармонии, приглушить господство левого полушария мозга, создающего рабское мышление.

Кроме того, растаманы боролись с рабством в сознании при помощи… творчества (чему марихуана тоже весьма способствует). В общинах было принято заниматься поэзией, ваянием, живописью, графикой и музыкой. Так и возникла культовая музыка секты — рэггей, тексты которой доступно объясняли взгляды растафари. Неожиданно эта музыка стала явлением поп-культуры. Ямайские власти сразу же обласкали гонимую ранее общность и объявили растаманов хранителями культурных корней, а изображения марихуаны как исконно африканского растения были растиражированы: вместе с портретами растманских вождей и эфиопским флагом они слились в один исторический миф.

Панацея

С тех пор как марихуана стала сверхпопулярной, то есть с момента, когда на нее был повешен ярлык «наркотик!», практически все государства не желают признавать, что она может быть эффективным лекарством, при этом чрезмерно преувеличивая опасность ее использования «для удовольствия и расслабления».

Многие ведущие врачи рисковали репутацией и работой, чтобы доказать эффективность лечения марихуаной. Тот вред, который она может принести (если использовать очень большие дозы) несоизмерим с вредом от легальных препаратов — опиума, кокаина, морфия, не говоря уже о химических соединениях, которые убивают множество здоровых клеток вместе с больными. Марихуана способна оказать помощь в лечении рака и спида — состояние больных становится, по крайней мере, стабильным.

На протяжении тысячелетий сложился перечень болезней, которые успешно лечит марихуана. Это эпилепсия, рассеянный склероз, бессонница, менструальные спазмы, глаукома, мигрень, ревматизм, депрессия и целый ряд хронических заболеваний. Однако человечество сможет воспользоваться громадным потенциалом этого растения не раньше, чем покончит с режимом запретов, установленным два поколения назад.

Источник:
Киевский Просветительско-Миротворческий центр