Жизнь и смерть глазами вернувшихся

В жизни каждого человека, независимо от пола, вероисповедания, расовой принадлежности и моральных устоев, есть два самых главных события. Первое — это его рождение, второе — смерть. Приход в эту жизнь и уход из нее. Причем оба путешествия, совершаемые вне сознания и воли человеческого существа, видимо, являются для него тяжелейшим испытанием. Поэтому умница-природа позаботилась, чтобы оно — существо — ничего не помнило о первом событии и никому не могло рассказать о втором. Но в циничном ХХ веке медицина научилась иногда возвращать людей с того света, и человечество увидело «великий переход».В жизни каждого человека, независимо от пола, вероисповедания, расовой принадлежности и моральных устоев, есть два самых главных события. Первое — это его рождение, второе — смерть. Приход в эту жизнь и уход из нее. Причем оба путешествия, совершаемые вне сознания и воли человеческого существа, видимо, являются для него тяжелейшим испытанием. Поэтому умница-природа позаботилась, чтобы оно — существо — ничего не помнило о первом событии и никому не могло рассказать о втором. Но в циничном ХХ веке медицина научилась иногда возвращать людей с того света, и человечество увидело «великий переход».

Глазами вернувшихся

Как нетрудно догадаться, речь идет о клинической смерти — одной из самых больших неприятностей, которая, увы, может случиться с каждым. Никто не застрахован от болезни, травмы, несчастного случая, ДТП, в результате чего человек может заглянуть в приемную к Богу. Единственный положительный момент этого печального приключения — то, что клиническая смерть в отличие от биологической — процесс обратимый.

С точки зрения медицинской, клиническая смерть — это своеобразное переходное состояние между жизнью и смертью, для констатации которого необходима обязательная фиксация трех составляющих: отсутствие дыхания, кровообращения и полная арефлексия. С точки зрения чисто человеческой, клиническая смерть представляет собой довольно трагическое зрелище — состояние среднее между «скорее жив, чем мертв» и «скорее мертв, чем жив».

Говоря по-научному, качественный переход от жизни к смерти представляется последовательным закономерным нарушением, а затем и выключением функций и систем организма. Именно это обстоятельство — последовательность и постепенность выключения функций, дает время и возможность для вмешательства с целью восстановления жизни. Исход такого вмешательства зависит от профессионализма врачей и резервов организма.

Согласно околонаучным теориям, в момент клинической смерти душа отлетает от тела, и дальнейший ее путь (вниз — на землю или вверх — к звездам) зависит исключительно от воли свыше, а не от усилий суетящихся вокруг бездыханного тела эскулапов.

Однако и врачи, и приверженцы далеких от медицины дисциплин сходятся в одном: на протяжении тех нескольких минут, когда человек пребывает между жизнью и смертью, одному Богу известно, в какую сторону от черты его качнет. И при первых ударах заснувшего было сердца, даже у самого что ни на есть атеистически настроенного реаниматолога вырывается непроизвольное «слава Богу».

Справка

Клиническая смерть начинается с момента прекращения деятельности центральной нервной системы, кровообращения и дыхания и продолжается в течение короткого промежутка времени, пока не разовьются необратимые изменения в головном мозге. Во время клинической смерти дыхание и кровообращение отсутствуют, наблюдается полная арефлексия, однако клеточный обмен веществ продолжается путем анаэробного гликолиза. Постепенно запасы гликогена в мозге истощаются, и нервная ткань умирает. Принято считать, что в обычных условиях в состоянии клинической смерти человек может находиться от 3 до 6 минут.

Свет в конце туннеля

Любой мало-мальски образованный человек если не читал, то по крайней мере слышал о книге американского психолога Раймонда Моуди «Жизнь после жизни», в которой собраны около 250 свидетельств людей, переживших клиническую смерть. Известно, что рассказы «очевидцев» были до безобразия похожи — в том смысле, что при всех различиях в антураже прослеживались общие ключевые моменты: выход из тела, шумовые эффекты, полет по темному туннелю (коридору, трубе), в конце которого — яркий свет (причем его в момент клинической смерти видят даже слепые от рождения люди), ангелоподобные существа, встречи с умершими родственниками, калейдоскоп событий из собственной жизни и внезапное понимание того, что нужно вернуться, поскольку «туда» еще не время. Вот как пишет об этом сам Моуди, резюмируя свои исследования: «Умирая, человек слышит в момент крайнего физического изнеможения, как врач констатирует его смерть. До него доносится неприятный шум — громкий звон или гул. Одновременно он чувствует, что стремительно несется по длинному темному тоннелю и вдруг ощущает себя вне собственного тела, которое он даже может видеть со стороны… Через некоторое время он начинает привыкать к своему странному состоянию. Он обнаруживает, что тело у него все же есть, но совершенно иной природы и с совершенно иными способностями, чем покинутое им. Вскоре события принимают новый оборот. Его встречают какие-то доброжелательные создания. Среди них он непостижимым образом узнает умерших родственников и друзей. Затем перед ним возникает существо из света — добрый любящий дух, которого он никогда раньше не видел. Это существо без помощи слов просит человека оценить свою жизнь, моментально воспроизводя перед ним главные ее события… Неожиданно человек замечает, что приближается к чему-то вроде стены или линии, и осознает, что это граница между земной и загробной жизнью. Однако перейти эту границу ему не удается. Он чувствует, что должен вернуться назад, что время его смерти еще не пришло».

«Возвращающиеся» отмечают некую раздвоенность сознания: они знают, что происходит вокруг них в момент «смерти», все видят, все слышат, но при этом не могут вступить в контакт с находящимися рядом живыми — врачами или родственниками.

Тем не менее далеко не все «возвращенцы» спешат делиться откровениями о туннелях, ангелах и раздвоении сознания. Что-либо помнят и могут рассказать о своем путешествии в мир иной порядка 10-35% возвращенных к жизни. Кстати, академик Амосов, сделавший тысячи операций на сердце, как-то в интервью «Литературной газете» сказал, что ни разу ни от кого из больных, переживших клиническую смерть, не слышал подобных рассказов…

Все гораздо проще?

Вообще, у приверженцев идеи «жизни после жизни» есть серьезные оппоненты, которые находят строго научные объяснения всем необъяснимым с материалистической точки зрения явлениям, сопутствующим клинической смерти. И не привести их аргументы было бы в высшей степени несправедливо. Тем более что серьезные исследования феномена клинической смерти, вернее того, что происходит в это время с сознанием человека, ученые начали еще в 70-х годах прошлого столетия. И подвиг их на эти научные изыскания именно нашумевший бестселлер Моуди.

В 1980 году в США, в одном из научных журналов (J. of Nervous and Mental Diseases), появилась статья «Реальность переживаний при умирании». Ее автор Е. Роудин утверждал, что рассказы больных об ощущениях, пережитых ими как бы уже вне тела, являются одной из форм токсического психоза, то есть помутнения сознания под воздействием ядов, образующихся в процессе умирания, а вовсе не воспоминаниями о пребывании «за чертой».

Позже эта информация была использована в книге «Медицина и идеология», где подобным естественнонаучным образом объясняются и другие загадочные явления, связанные с клинической смертью. Например, раздвоение личности: когда умирающий видит своего двойника. Оказывается, это по-научному называется деперсонализацией, и случается она при различных психических заболеваниях. Да и вообще, по мнению ученых, 30-40% больных, описывающих свои полеты в туннеле, имеют явно неустойчивую психику.

Туннелю, кстати, тоже есть научное объяснение, как и свету в его конце. Оказывается, когда части головного мозга, отвечающие за зрительную функцию, страдают от гипоксии (кислородного голодания), полюса обеих затылочных долей продолжают функционировать. «Само же поле зрения при этом резко сужается; остается лишь узкая полоса, обеспечивающая центральное, «трубное» зрение» — отмечает Е. Роудин.

Не так давно в Мельбурне прошла конференция по итогам последних исследований феномена клинической смерти, на которой была озвучена совершенно фантастическая (хоть и не лишенная определенной доли здравого смысла) версия относительно туннеля. По мнению психолога Пайелла Уотсона, в момент смерти человек вспоминает ни больше ни меньше — свое рождение (для особо непонятливых — десятисантиметровый родовой путь). «Не являются ли предсмертные видения трансформированным переживанием родовой травмы, естественно, с наложением накопленного житейского и мистического опыта?» — вопрошает Уотсон…

Очень достоверно объясняются учеными-медиками и картины из прожитой жизни, проносящиеся в момент смерти в затухающем сознании умирающего. Дело в том, что различные участки мозга угасают в разное время. То есть не синхронно. Процесс умирания начинается с более новых структур мозга, а заканчивается более старыми. В то время как восстановление этих функций при оживлении происходит в обратном порядке. Поэтому в процессе «воскрешения» в памяти в первую очередь всплывают наиболее стойко запечатлевшиеся «картинки», имеющие яркую эмоциональную окраску.

Правда, никто еще не сподобился научно объяснить встречи с ангелами, богами и прочими духами. Поэтому возьмем на себя смелость предположить, что в этом случае также имеет место пожизненная неустойчивость психики некоторых «возвращенцев».

Смерть изменила жизнь

Но что уж точно не поддается научному анализу, так это метаморфозы, происходящие с сознанием людей, вырвавшихся из царства мертвых. Известно немало случаев, когда после общения с потусторонним у воскресшего обнаруживался дар ясновидения или целительства. Что трактуется эзотерическими исследователями как результат прикосновения «оттуда». Официальная же наука этот феномен не трактует вовсе, предпочитая отмалчиваться, очевидно, в силу полного отсутствия более-менее обоснованных версий.

Одна из таких «посвященных», жизнь которой круто изменила клиническая смерть, — одесский биоэнергетик Алла Дашковская. Впрочем, биоэергетиком она стала, как нетрудно догадаться, «после». А «до» — была среднестатистической гражданкой с тремя детьми, не отягощенным моральными принципами мужем, тяжелой работой и подорванным всеми этими земными радостями здоровьем. Один из основных диагнозов — гипертрофия левого желудочка сердца. Однако оформлять инвалидность Дашковская отказалось — 39-летней женщине явно не хотелось пополнять папку личных документов свидетельством собственной неполноценности.

— Однажды, после очередного стресса на работе, вечером мне стало плохо, — рассказывает Алла Анатольевна. — Это случилось 9 января 1997 года. Дети вызвали скорую, которая приехала, как и положено, минут через 40. Я чувствовала, как у меня холодеют руки и ноги, однако страха перед смертью не было. Был страх за детей. И тут я, убежденная атеистка, вспомнила о Боге. И попала в полную тьму. Когда увидела вдалеке светящуюся точку, потянулась к ней и как будто полетела. И было такое впечатление, что мне показывают слайды — картинки из моей жизни. Затем я вылетела на очень красивую поляну и увидела прямо перед собой резное деревянное кресло и какого-то старца в нем — с седыми длинными волосами и глазами небесно-голубого цвета. Он спросил: «Почему ты здесь? Тебя еще не ждали. Ты не закончила свои дела там», — и показал пальцем вниз. Я посмотрела туда, куда он показывал, и обнаружила, что нет подо мной ни поляны, ни цветов, что я повисла в воздухе над своим домом, причем крыши на нем тоже почему-то нет. Увидела сверху свою квартиру, детей, мужа и четверых врачей в белых халатах, склонившихся над кем-то, кто лежал на моей кровати. Когда один из врачей отошел, я увидела себя. Испугалась, конечно, и удивилась: как это — я ведь здесь? И одновременно — там? И спросила неизвестно у кого: «Это я умерла?» Услышала ответ: «Да». А как же дети? И при этой мысли резко опустилась вниз.

…После этого жизнь моя круто изменилась. Со мной начали происходить странные вещи: в разговорах я цитировала Библию — это притом, что никогда ее не читала. Захотелось изучать психологию и биоэнергетику, обнаружила у себя ясновидение. Первая книга, которая изменила мою жизнь — это «Агни-йога» Николая Рериха. Затем ко мне начала приходить телепатическая информация на уровне мыслеформ — какую литературу приобрести, что убрать в себе, как очиститься. Я полностью восстановила свое здоровье, изменила себя, а значит, и окружающую действительность. В какой-то момент почувствовала жар в ладонях и буквально увидела, как из них идут потоки огня. Занялась целительством. Возле меня постоянно находятся три ангела, от которых я телепатически получаю информацию и ответы на вопросы. И что самое главное — я теперь знаю: болезни посланы людям во благо, чтобы они поняли, что нужно научиться любить и прощать.

***

Итак, если вас когда-нибудь угораздит клинически умереть, отнеситесь к этому событию не только философски, но и с должным пиететом. И главное — ничего не бойтесь. Пока ваше сознание будет затухать, а разные полушария головного мозга попеременно отключаться — постарайтесь хорошенько запомнить все происходящее. Потом будет чего вспомнить и внукам рассказать. Потому что на самом деле, если руководствоваться исключительно логикой и изложенными здесь вкратце научными объяснениями, то получается, что «смертельные» видения посещают всех. Должны посещать. Независимо, так сказать, от их природы. Просто одни их потом помнят — ну точно как сны, а у других из памяти начисто все вышибает. Но даже если получится, что вы будете принадлежать к обделенным воспоминаниями вторым — не расстраивайтесь! Может статься, что после воскрешения у вас появится уникальный экстрасенсорный дар — третий глаз, например, откроется. Ну, или еще чего-нибудь… То есть духовно вы обогатитесь в любом случае — хотя бы и на уровне подсознания. А это, как говорится, дорогого стоит. Но самое главное — вы все-таки останетесь живы.

Источник:
Киевский Просветительско-Миротворческий Центр