Четвертое состояние смерти

Итигэлов пролежал 75 лет на глубине 2,5 м в деревянном саркофаге (кедровом ящике), окруженном соляным раствором. По идее, если бы Итигэлов был в состоянии человека, умершего обычной физической смертью, то соль должна была бы разъесть все содержимое. Но когда Итигэлова подняли, саркофаг и тело, как я уже сказал, прекрасно сохранились. Причем председатель комиссии Звягин был уверен в том, что после подъема тела оно через три-четыре часа превратится в прах. Ведь обычно резкие изменения внешних условий приводят именно к таким последствиям. Но с Итигэловым этого не произошло.С 29 июня по 2 июля в спортивно-оздоровительном лагере «Ровесник» на берегу озера Байкал проходила Байкальская конференция ЮНЕСКО «Экологическая этика и образование для устойчивого развития». Конференция проводилась в рамках международного Десятилетия «Вода для жизни» и Десятилетия образования для устойчивого развития, объявленного ООН.

Организаторами мероприятия выступали Московское бюро ЮНЕСКО и Институт устойчивого развития Восточно-Сибирского государственного технологического университета. Цель конференции — реализация стратегии ЮНЕСКО в области образования для устойчивого развития Байкальской природной территории и охраны озера Байкал — участка мирового наследия ЮНЕСКО.

Заведующий кафедрой устойчивого инновационного развития университета «Дубна», профессор Борис Евгеньевич Большаков не только участвовал в работе конференции и выступил на ней с несколькими докладами, но также побывал в Иволгинском дацане — духовной столице Буддистской традиционной сангхи России, где в течение четырех лет находится тело буддистского монаха Итигэлова, феномен которого пытаются разгадать многие ученые России. Мы попросили Бориса Евгеньевича рассказать о поездке на Байкал подробнее.

— В Байкальской конференции участвовало более 50 представителей международных организаций, государственных, коммерческих и неправительственных структур, научных работников, преподавателей, специалистов в области образования, науки, философии из разных стран мира. Россия была представлена докладами ученых из институтов РАН, Сибирского отделения Академии Наук, научных центров Дальнего Востока, Бурятии.

Кроме того, на конференцию прибыли ученые из Австрии, Чехии, Франции, Канады, Монголии и других стран. Задача форума заключалась в том, чтобы обменяться мнениями по ряду проблем, связанных с Байкалом. Я был на Байкале в течение пяти дней и за это время выполнил несколько задач.

Во-первых, я выступил на конференции с докладом, который был представлен от Российской академии естественных наук и подготовлен совместно с ректором нашего университета О. Л. Кузнецовым, на тему «Научные основы проектирования устойчивого развития в системе природа-общество-человек». Во-вторых, как завкафедрой устойчивого инновационного развития я представлял еще один доклад, который назывался «Страна вчера, сегодня, завтра. Безопасность и устойчивое развитие. Идолы и идеалы».

И третья задача, о которой мне хотелось бы поговорить более подробно, заключалась в следующем. Янжима Васильева — внучатая племянница главы буддистской церкви России в начале XX века Итигэлова – предложила мне высказать свою точку зрения на феномен Итигэлова. Кстати, она не только родственница буддистского монаха, но и директор созданного в 2002 году Института ламы Итигэлова, цель которого сохранить уникальное наследие «бессмертного духа».

О феномене Итигэлова в последнее время говорят и пишут очень много. По сути, можно сказать, что это официально зарегистрированный судебно-медицинской экспертизой, зафиксированный в государственном документе факт жизни человека после его физической смерти.

Итигэлов — уроженец Бурятии, известный религиозный деятель по имени Хамбо лама Даши Доржо Итигэлов (1852-1927), который был главой российских буддистов с 1911 по 1917 год. Для понимания и оценки нынешнего состояния Итигэлова чрезвычайно важно, что он ушел в мир иной при выполнении определенных ритуальных действий: собрав своих близких учеников, он сел в позу лотоса и попросил их исполнять буддийскую молитву «Благопожелание уходящему».

Ученики удивились, что должны читать эту молитву живому человеку. Тогда Итигэлов прочитал молитву сам. А перед этим он оставил своим ученикам завещание: сказав, что уходит на тысячу лет, он попросил поднять его через 75 лет, чтобы убедиться, что он жив. Говоря светским языком, вполне возможно, что он хотел продемонстрировать на себе образец, некий пример того, как можно жить после смерти. И, видимо, он полагал, что тысяча лет – это срок достаточный для того, чтобы люди разобрались, сумели понять механизмы, способы достижения им этой цели.

В сентябре 2002 года состоялось вскрытие саркофага, в котором находился Итигэлов, в присутствии руководства Буддийской традиционной сангхи России и медицинских экспертов. Всеобщее удивление вызвала прекрасная сохранность тела вопреки времени и необратимости физического распада. Итигэлов по-прежнему сидел в той же самой позе лотоса, которую принял, медитируя, при уходе из жизни. Он был не просто внешне узнаваем, но у него были обнаружены все признаки живого тела: мягкая кожа без каких-либо оттенков гниения, сохранились на месте нос, уши, закрытые глаза, пальцы рук и так далее.

Я не знаю ни одного подобного, официально зарегистрированного современным государством факта не только в истории буддизма, но и в истории человечества вообще.

Интересно и то, что Итигэлов родился ровно через 75 лет после смерти своего учителя. Первый глава буддийской церкви Пандито Хамбо лама Заяев, основатель буддизма в России, уходя из этой жизни, сказал своим ученикам: я к вам вернусь. И в 1852 году, ровно через 75 лет, родился Хамбо лама Итигэлов. Он тоже проживает 75 лет и уходит со словами: «Я вернусь к вам через 75 лет».

После вскрытия саркофага Хамбо-ламу перевезли в Иволгинский дацан (дацаном называют комплекс буддистских строений, объединяющий отдельно взятые даганы – храмы), переодели и поместили на втором этаже в той же позе лотоса. Шли дни, месяцы и годы, а его тело оставалось нетленным. Приезжавшие в дацан патологоанатомы поражались – сохранность тела противоречила всем официальным законам природы. После долгих раздумий нынешний глава буддистов России решил дать возможность исследовать тело Итигэлова ученым.

Осмотр производили заведующий отделом идентификации личности Российского бюро судмедэкпертизы профессор Виктор Звягин. Он собрал для проведения анализов волосы, которые упали с головы ламы, отшелушившуюся кожу и состриг несколько миллиграммов ногтя с ноги. Полученные результаты ошеломили эксперта: спектральный анализ не выявил в органических тканях тела ничего такого, что отличало бы их от тканей живого человека. Кроме официальной судебно-медицинской экспертизы во главе с профессором Звягиным, приезжало в дацан много других экспертов из разных стран, всякий раз проводились различные анализы, но все приходили к выводу о том, что тело Итигэлова соответствует всем параметрам тела живого человека, в том числе и глаза.

Но вот убедиться в том, что у него работает мозг, ученые пока не смогли. На этот счет высказываются разные точки зрения. Однако практически все эксперты сходятся на том, что состояние, в котором находится Итигэлов, не относится ни к одному из трех обычно называемых состояний после физической смерти. Здесь следует отметить, что физическая смерть определяется неспособностью организма производить внешнюю работу, то есть организм не в состоянии тратить и получать внешние энергопотоки.

Принято считать, что существуют три состояния тела после физической смерти. Первое – мумификация, когда тело совершенно обезвожено. Второе — состояние торфяного дубления, когда тело человека, попадая в болото, приобретает красный цвет и лишается жидкости. Третье состояние – жиро-воска. Ученые называют феномен Итигэлова «четвертым состоянием смерти». Собственно один из вопросов, на который мне предстояло ответить, как раз и заключался в том, чтобы определить состояние Итигэлова. Но для этого надо было ответить еще на два дополнительных вопроса.

Дело в том, что Итигэлов пролежал 75 лет на глубине 2,5 м в деревянном саркофаге (кедровом ящике), окруженном соляным раствором. По идее, если бы Итигэлов был в состоянии человека, умершего обычной физической смертью, то соль должна была бы разъесть все содержимое. Но когда Итигэлова подняли, саркофаг и тело, как я уже сказал, прекрасно сохранились. Причем председатель комиссии Звягин был уверен в том, что после подъема тела оно через три-четыре часа превратится в прах. Ведь обычно резкие изменения внешних условий приводят именно к таким последствиям. Но с Итигэловым этого не произошло.

И вот второй вопрос: как человек, пролежав в соляном растворе 75 лет, сохранился нетленным? И третий вопрос возник в связи с нынешним состоянием Итигэлова. Сейчас Итигэлов в течение четырех лет находится в Иволгинском дацане. Поза лотоса, в которой он находился 75 лет в кедровом коробе, после извлечения из него сохраняется без использования каких-либо поддерживающих и фиксирующих приспособлений. Хотя летом жара в Бурятии достигает 40 градусов и никаких холодильных установок в этом примитивном «саркофаге» нет, тело Итигэлова не подвергается гниению или разложению. Доступа света, искусственного освещения в помещении нет – проникает лишь тусклый свет с первого этажа.

При этом все, кто приходят сюда, говорят, что испытывают на себе мощный тепловой поток, исходящий от тела Итигэлова. Более того, его лицо покрывается потом, то есть идет потеря энергии. Но вес-то сохраняется! Четыре года! Как, каким образом поддерживается энергетический баланс, когда нет видимого доступа к свету, потоку солнечной энергии, когда нет никакого физического воздействия, нет ничего, что можно было бы считать энергоподпиткой?

Итак, передо мной стояли три вопроса:
1. Как квалифицировать состояние, в котором находится Итигэлов в настоящее время?
2. Как объяснить тот факт, что он, пролежав под землей в соляном растворе в течение 75 лет, сохранился нетленным?
3. Как сейчас обеспечивается энергетический баланс тела, чем оно «питается» в условиях отсутствия доступа к свету?

Коротко можно ответить так. Если выбирать из трех возможных состояний организма – живой (действительное пространство), мертвый (обратное пространство) и переходное состояние, то есть основания предположить, что это живой организм. Второе – почему соль не разъела тело Итигэлова и саркофаг, в котором он находился?

Потому что Итигэлов ввел себя в состояние стоячей волны. В результате разрушительные процессы, активно идущие со стороны внешней агрессивной среды, компенсировались обратными встречными процессами, которые замедляли разъедающее действие, и на стыке прямого и встречного процессов, то есть при столкновении (наложении) двух волн, бегущих в противоположных направлениях, формировалось состояние стоячей волны. В этом положении обе встречные движущиеся волны нейтрализовали друг друга и другие зоны, в которых происходило сложение волн, и гасили максимальную амплитуду губительного воздействия.

И третье. Итигэлов действительно потеет, но при этом сохраняет вес, не имея никакой внешней энергоподпитки. Однако ныне действующий лама сообщил мне, что дважды в день они читают молитву, созвучную молитве любви. И мне ничего не оставалось сделать, как объяснить сохранение энергетического баланса тем, что Итигэлов получает подпитку через поток частот. Любое произнесенное слово – это вибрация, любая молитва – это поток частот.

Как известно, частота – это величина, обратная времени, она определяется количеством оборотов за секунду. Поток энергии (мощность) равен квадрату частоты, помноженному на константу Планка. Для того чтобы получать поток энергии, нужно воздействовать определенным потоком частот. А для того чтобы образуемая при этом мощность была синхронизована с мощностью организма, нужно подавать не какой-то абстрактный поток частот, а тот, который образуется от слова «любовь».

Ведь когда Итигэлов уходил, когда его погружали в яму, то читали определенную молитву, то есть он уже тогда находился в гармонии с определенной частотой. А для того чтобы оставаться в гармонии с этой частотой и дальше, такую частоту и нужно воспроизводить. И вот она сейчас воспроизводится через молитву, где стабильным и доминирующим является звук, который находится в резонансной синхронизации со звуковыми колебаниями, исходящими от слова «любовь». Частотный поток, образуемый словом «любовь», соизмерим с частотой вращения Земли вокруг собственной оси.

Здесь необходимо обратиться к пространственно-временной системе Бартини-Кузнецова, которая лежит в основе прорывных технологий устойчивого развития. Графически система пространственно-временных величин представляет собой таблицу, где целочисленные степени длины (L) – от минус до плюс бесконечности — образуют вертикальные, а времени (Т) — горизонтальные столбцы.

При переходах от элемента к элементу сверху вниз, в зависимости от направления (вправо или влево), размерности элементов системы изменяются на размерность многомерной протяженности или многомерной длительности. Если построить такую таблицу, то в каждой клеточке будет L (длина) в какой-то степени и T (время) в какой-то степени. Но в то же время там есть клеточка, где L и T находятся в нулевой степени. L — в нулевой и T — в нулевой степени равно единице. И эта клеточка как раз и называется Великой пустотой. Пустота — потому что не зависит от пространства и времени, а Великая – потому что, несмотря ни на что, она живая.

Сама эта система состоит из четырех пар координатных осей, которые образуют четыре комплементарные пары – когда произведение некой величины на обратную величину равно единице. Для того чтобы организм находился в Великой пустоте, нужно, чтобы все подпространства (действительное, обратное и переходное) гармонизировали друг с другом. Вот Итигэлов и ввел себя в такое состояние. А надо сказать, что этим он прямо занимался последние десять лет. В 1917 году он отказался от всех постов и стал заниматься исключительно своим духовных развитием.

Более того, директор института Итигэлова сообщила мне, что последние годы он занимался детьми. А ведь известно, что у только что родившего ребенка, который прошел путь 9-месячного развития в утробе матери, доминантная частота работы мозга составляет 3-4 Гц. Дело в том, что мозг человека в разном возрасте и в различных состояниях активности работает на разных частотах. Основные состояния сознания человека характеризуются низкочастотными ритмами работы головного мозга — герцы и доли герц.

Для того чтобы наполнить тело любовью и гармонией и достичь состояния стоячей волны, нужно чтобы частота работы мозга была равна одному герцу. Эта частота равна частоте работы головного мозга младенца, находящегося в материнской утробе в возрасте 2-3 месяцев от момента зачатия (кстати, по бурятским законам возраст человека исчисляется не с момента рождения, а именно с момента зачатия). Более того, последние исследования показали, что когда человек читает или слышит молитву, то частота колебаний клеток мозга у него становится такой же, как и у младенца. А ведь там, где находится сейчас Итигэлов, молятся дважды в день.

Интересно было провести исследования и с помощью маятника, который показывает влияние LT-системы на нас, на наше сознание и наоборот. Этот вроде бы примитивный инструмент демонстрирует работу время-частотных потоков, что проверяется по частоте вращения маятника. Он может вращаться вправо – по часовой стрелке, влево – против часовой стрелки – и колебаться, то есть показывать переходность пространства.

Я брал маятник к Итигэлову. Действующий лама разрешил мне его использовать. Я пошел с маятником снизу вверх. Обследовал ноги, руки — маятник крутится, как у нормального человека, с обычным ускорением, с обычной амплитудой. Так я добрался до головы. Но как только я расположил маятник над головой, он стал вращаться с огромной амплитудой. Такая реакция может наблюдаться только у работающего мозга. Более того, доцент нашей кафедры М. А. Кулакова сообщила мне, что наблюдала подобное во время обследования детей.

Все это подтверждает, что Итигэлов в настоящий момент является живым организмом. Уходя в иной мир в состоянии очень низкой частоты, лама погрузился не в смерть, а в другое состояние жизни. Я предполагаю, что его мозг показывает сейчас частоту примерно один герц. Это действительно младенец 2-3 месяцев от зачатия, как в утробе матери.

Увиденное произвело на меня огромное впечатление. Я получил очень сильную энергетическую подпитку и несколько дней был настолько бодр, что не сомкнул глаз. О своих впечатлениях, предположениях
4000
и аргументах я говорил с племянницей Итигэлова. Рассказал об этом и на конференции. Меня слушали предельно внимательно. Но это конечно, если можно так сказать, первое впечатление – после поездки нужно время для анализа, осмысления таинственной природы явления, увиденного в Иволгинском дацане. Так что, думаю, не надо спешить с выводами. Этот разговор о бурятском чуде еще не последний.

Источник:
Университет «Дубна»