Шоу экстрасенсов

Реалити-шоу — это дух времени. Каких только шоу не было на наших экранах! И каждое из них мгновенно становилось «бестселлером». Интерес к этим зрелищам настолько велик, что даже его рядовые участники, уж не говорю о победителях, мгновенно становятся всенародными любимцами. А теперь у всех на устах беспрецедентный проект «Коах» («Сила») на 10-м канале с синхронным переводом на русский язык. Это — шоу, не имеющее аналогов, потому что там люди с экстраординарными способностями доказывают «здесь и сейчас» свое право на исключительность.Реалити-шоу — это дух времени. Каких только шоу не было на наших экранах! И каждое из них мгновенно становилось «бестселлером». Интерес к этим зрелищам настолько велик, что даже его рядовые участники, уж не говорю о победителях, мгновенно становятся всенародными любимцами. В разное время феноменальной популярностью пользовались и израильские шоу — «Рождение звезды», «Рожденный танцевать», а теперь у всех на устах беспрецедентный проект «Коах» («Сила») на 10-м канале с синхронным переводом на русский язык.

Это — шоу, не имеющее аналогов, потому что там люди с экстраординарными способностями доказывают «здесь и сейчас» свое право на исключительность. В числе лидеров, упорно борющихся за право называться «самым-самым», — единственный «русский» участник проекта Сергей Ратнер, руководитель Центра развития биоэнергетических способностей человека и наш сегодняшний собеседник.

— Сергей, как вы попали в это шоу?

— На отборочном этапе кто-то дал устроителям мой телефон. На пробы приехали сто человек со всего Израиля — биоэнергетики, экстрасенсы, ясновидящие. Нам дали такие задания, которые простой человек, не обладающий определенными способностями, выполнить не может. Из ста человек отобрали десятку, которая оказалась лучше всех.

— Почему вы решили участвовать в этой программе?

— На самом деле я очень сомневался, стоит ли туда идти. Потому что по опыту я знаю, что люди не очень доверяют таким, как мы. В нашей среде, к сожалению, очень много шарлатанов. Но нельзя же всех стричь под одну гребенку!.. Прежде, чем соглашаться на участие в шоу, я лично убедился, что нас не будут выставлять в негативном свете. Поговорил с организаторами, проверил по своим энергетическим каналам, так ли это будет, как мне обещают.

— И что, получили «добро» свыше?

— Вот вы иронизируете, а ведь именно так и было — получил. Как получил — сказать не могу. Единственное, что могу, — подтвердить, что нет подвоха в этой программе. Мы получаем задание именно в тот момент, когда заходим на съемочную площадку. Мы — не артисты, а люди, обладающие экстраординарными способностями. У каждого из нас есть свои клиники в Израиле, сотни клиентов, и каждый из нас является учителем, наставником, целителем…

— Для тех, кто ни разу не видел этого шоу, опишите хотя бы один день, одно задание, которое вам пришлось выполнять.

— В каждой серии дается по три задания. Я расскажу о тех, которые уже прошли, — о будущем я не могу говорить. Например, это поиск человека, спрятанного в багажнике машины, припаркованной на стоянке среди сотни прочих. Поисковая собака нашла его за восемь с половиной минут. А я — где-то минут за пять.

Еще было задание: нам завязывают глаза, сажают в машину, 20 минут катают по Тель-Авиву и останавливают у какого-то объекта. Потом ты должен описать, что ты видишь с закрытыми глазами. В моем случае это был музей, построенный на месте кровавых событий многолетней давности: группа повстанцев, боровшаяся против британского мандата, столкнулась тут с английскими солдатами. На этом месте убили их лидера. И я все это рассказал в точности до мельчайших подробностей. Директор музея была просто ошеломлена! А еще там присутствовал сын этого убитого человека, и я, когда с меня сняли повязку, его узнал — хотя ничего не знал об этом человеке.

А недавно пришлось искать по фотографии пропавшую собаку, и мы ее нашли. Какой был эффект! Телефон разрывался с утра — все звонили и просили найти пропавших животных…

— Такие способности даются свыше — от природы, от Бога?

— Они даны не каждому, а лишь тому, чьи помыслы и намерения чисты. Корыстным людям этот дар не идет на пользу. Ведь откуда появляются шарлатаны? Человек получает в жизни такую возможность — вдруг его осеняет. Но если он распорядился этим неправильно, ему это «выключают». Но редко кто находит в себе силы честно признаться — извините, я больше ничего «не вижу», и отказаться от денег…

— Вам, Сергей, 34 года, и 10 из них вы провели в Израиле. Каким был ваш путь сюда?

— 11 лет назад я приехал в Израиль как турист, навестить отца, которого фактически никогда не видел. Вскоре после того как я родился, родители развелись, и отец уехал жить сначала на Украину, потом — сюда. Я все это время жил на Урале. Тем не менее связь между нами всегда была. Однажды он пригласил меня, и я приехал. Я понятия не имел, чем он тут занимается, пока он не пригласил меня на свой курс биоэнергетики. И вдруг у меня открылось другое зрение, я начал видеть у людей ауру, цвета, еще какие-то вещи… В итоге я съездил в Россию за вещами и репатриировался уже окончательно. Стал более плотно работать с отцом. Поначалу приходилось совмещать работу на заводе и целительство, потому что жить на что-то надо было, но я учился постоянно…

А когда отец покинул наш мир, в январе 2005-го, сразу взял под свою ответственность его детище — наш центр, принял тех, кто пожелал перейти ко мне. Постепенно «оброс» и своими людьми, которые мне доверяют, потому что я вытащил их из больших или маленьких проблем.

— Вы верите в то, что смерть есть просто переход в иное качество?

— Отец существовать продолжает, потому что основные знания я получил от него после его смерти. Похоронив его, я осознал, что он находится рядом и напрямую посылает мне информацию. И после этого я стал видеть по-другому проблемы людей и пути их решения, целые эпизоды из их прошлой жизни…

— Верите ли вы в реинкарнацию душ?

— Да. Вообще, очень многие сегодня практикуют технику возврата в прошлую жизнь, и решение проблемы там, где она началась. Но я знаю, что можно и не возвращаться в прошлое, можно его отрезать, чтобы оно не мешало в этой жизни. Если я живу здесь и сейчас — меня абсолютно не интересует, что было, скажем, три воплощения назад.

— У меня есть к вам простой вопрос, бытовой даже. Почему большинство людей в Израиле живут «в минус» и никак не могут из него выбраться?

— Бывает, человек смотрит на более обеспеченного соседа и говорит: «О, класс! Я хочу жить так, как он». И это его желание как-то реализуется – он получает нечто, на что не вправе был рассчитывать. Он не в состоянии желаемое потянуть – если бы мог, не пришлось бы завидовать соседу… Это как в выражении: «Не просите, а то получите».

— А как быть с судьбой?

— В момент рождения человек получает право выбора — как себя развивать в жизни. А потом начинаются проблемы: например, родители, не преуспев где-то в своей жизни, наделяют ребенка своими не-достижениями. Они говорят: «Мы не достигли — достигнешь ты». А это неправильно. Потому что каждый ребенок изначально рождается с какой-то определенной дорогой. Что нужно сделать родителям — посмотреть, к чему тянется дитя, и в этом его поддержать, а не заставлять делать то, чего сами не смогли. Родители забывают себя в детстве. Это во-первых. Во-вторых, все дети абсолютно рождаются экстрасенсами. Они до восьми лет видят фей, джиннов, сказочных героев, драконов, ангелов… Они с ними общаются.

— А почему перестают видеть?

— Потому что родители говорят: «Что ты несешь ахинею? Такого не может быть».

— Вы знаете, конечно, булгаковское: «Дело не в том, что человек смертен, дело в том, что он иногда внезапно смертен». Когда человек в расцвете лет гибнет в автокатастрофе — это можно предвидеть?

— Я приведу вам другой пример: разбивается самолет. А кто-то не успел на этот рейс. Почему? Почему вдруг та машина, в которой он ехал, попала в пробку? Почему он забыл билет дома, вернулся за ним и на две минуты опоздал на этот самолет? Почему ему вдруг поставили эту преграду? Почему его туда не пустили?

Если проанализировать все аналогичные ситуации — наши невольные опоздания, задержки, которые происходят не по нашей вине и нас раздражают, то поневоле задумаешься: что-то нам не дает сделать задуманное, уберегает от возможной беды. Просто надо учиться принимать такие подсказки.

— Можете ли вы про себя сказать, что вы человек без проблем?

— Я научился с радостью принимать все, что происходит в моей жизни.

— Даже неприятности?

— Да. Потому что, когда со мной случается неприятность, я все равно вижу свою дорогу, далеко вперед. И вижу, что я ее пройду все равно. Если я знаю, что я должен приехать в Тель-Авив в 09.00 на встречу, но не успеваю, я все равно сделаю так, чтобы она состоялась. Я не буду себя «накручивать» за то, что я опаздываю. Понимаете? То есть эти наши мысли — наши враги.

— А как вы считаете, мысль материальна? Если думать о чем-то постоянно, чего хочется достичь, то этого достигнешь?

— Здесь есть несколько составляющих. Первое — должно быть направление. Второе — желание. Третье — мысль. Четвертое — движение. Вот когда эти четыре вещи совпадают, тогда мечты сбываются.

— Мне очень интересно, как же все-таки в итоге выберут победителя шоу?

— Выбирать будет команда судей, собранная из людей, скептически настроенных по отношению ко всей этой мистике. Это известные и авторитетные в Израиле люди. Это было сделано специально для того, чтобы показать: в нашем реалити-шоу ничего не подстроено. Победитель будет выбран этими судьями, наверное, в соответствии с тем, кто больше сможет удивить их своими возможностями, своей силой.

— Вы подружились с кем-нибудь за время соперничества?

— Обязательно. (Улыбается). Мы сейчас делаем совместные проекты — берем тяжелых больных, например. Мы помогаем друг другу. Мы скооперировались, и для нас это было нормально, хотя обычно люди, подобные нам, не любят пересекаться.

— Потому что каждый — потенциальный конкурент?

— Просто каждый обладает уникальной техникой работы и считает ее лучшей. Но есть люди, которые перешли эту грань, перешагнули через себя. Вот есть еще двое, с которыми я общаюсь «на одном языке». Мы делимся знаниями, успехами, неудачами — это Фредди Наор и Тами Гольдштейн.

— Вы — единственный «русский» в этом шоу. Это мешает или наоборот?

— Сначала мне было тяжело. На меня смотрели, скажем так, немного искоса. Они же все здесь родились, у них есть тысячи клиентов, у них свои школы, они уже преподают годами. Тут вдруг я. Кто такой? Откуда? Присматривались ко мне где-то на протяжении четырех передач. На пятой вдруг увидели, что лучше со мной подружиться. Почему? Потому, что я человек веселый и компанейский, но когда меня о чем-то спрашивают, могу очень квалифицированно ответить.

— Но это все-таки работа. А что дома? Жена, дети?

— Да, моему ребенку на днях исполнилось 13. Я женился довольно рано — в 20 лет, вернувшись из армии. Ну, это было принято в России.

— Ваша невеста ждала вас?

— Да, мы с ней знакомы уже лет двадцать. В школе вместе сидели за одной партой.

— А сыну нравится то, чем занимаетесь вы?

— Он начал это понимать, только посмотрев программу. Я его не посвящал в эти вещи. Рано было. В тот момент, когда ему это надо будет, я ему все это дам. И еще — я не хочу его заставлять двигаться по моему пути. У него будет право выбора. У него уже и сегодня есть право выбора. Он с пяти лет вполне самостоятельный: это не значит, что он может делать все, что ему хочется, — только то, что ему можно в рамках его пути. Учится он хорошо. Я ему поставил лишь одно условие пока – сам планируй свое расписание, но я не должен слышать, что ты не успел выучить уроки.

— А если он все-таки не успел?

— Не было еще такого. Бывает, принесет оценку «некачественную». Тогда товарищ «приглашается на беседу». Говорится — выбирай: или у тебя выключают компьютер с телевизором, или ты перестаешь встречаться с друзьями, или ты сам это урегулируешь в порядке значимости. Он говорит: «Нет проблем». И исправляет оценку…

— Ну, а теперь я просто обязана задать вам вопрос: будет ли мир в Израиле? Будет ли вообще существовать Израиль?

— Существовать — да. Но, к сожалению, я не вижу, что идет какое-то движение к миру…

Прошлую войну я предсказал за полгода до ее начала. Один из клиентов ко мне пришел и спросил, стоит ли ему переезжать на север, в Нагарию. Я сказал: «Нет». Потому что увидел черное пятно, которое разливается на весь Север.

Вот и сейчас… С Сирией возможна какая-то конфронтация в ближайшее время. Может быть, военная, и ракеты полетят в сторону Тель-Авива — потому что я вижу линии, которые ведут в Тель-Авив. С другой стороны, я не вижу взрывов, и это дает мне возможность сказать, что попытка политического урегулирования все-таки будет. До лета мы это все ощутим.

— А Палестинская автономия?

— Скорее всего, Палестинской автономии будет отдана еще какая-то часть территории. Я вижу расширение ее владений, если мысленно нарисовать карту. Но на этом заканчивается процесс отдачи земель, потому что произойдет смена правительства. Придет понимание, что уступками мы ничего не добьемся, и больше того — мы ничего не добьемся и войной.

— У вас есть Главная Мечта, Сергей?

— Я хочу достичь состояния, при котором смогу любую проблему решить в течение нескольких минут. Чтобы человек ко мне пришел больной, а вышел здоровый. И конечно, хочу, чтобы в Израиле наступил мир. И я над этим работаю.

Источник:
Полина Лимперт
MIGnews.com
26.04 12:09