Почем опиум для народа

Я хочу поделиться с вами своим крайне субъективным взглядом на такое странное явление, как религиозные секты (иногда их называют тоталитарными сектами, а иногда – как только не называют). У меня был небольшой – около двух лет – опыт пребывания в секте, но я конкретно о нем рассказывать не буду, а буду, наоборот, всё безбожно обобщать, чтобы можно было рассмотреть это явление в целом.Я хочу поделиться с вами своим крайне субъективным взглядом на такое странное явление, как религиозные секты (иногда их называют тоталитарными сектами, а иногда – как только не называют). У меня был небольшой – около двух лет – опыт пребывания в секте, но я конкретно о нем рассказывать не буду, а буду, наоборот, всё безбожно обобщать, чтобы можно было рассмотреть это явление в целом.

Так называемое общественное мнение оценивает его негативно в том смысле, что секты – это язва на теле социума, которую надо лечить и т.п. Обычно под сектой понимают некое организованное ответвление от какого-либо традиционного религиозного учения. Например, первые христиане были сектой иудаизма, а нынешние «свидетели Иеговы» являются сектой христианства. Следуя этой логике, можно объявить Украину сектой России, но это уже большая политика, в которую лезть себе дороже, и потом тут надо применять совсем другие термины. А нам надо в своих определиться.

Итак, тоталитарной сектой называют такую секту, в которой жизнь каждого члена её жестко подчинена уставу этого сообщества, вступая в противоречие с общепринятыми социальными нормами. Если в вашем тесном кругу никак нельзя без вегетарианства, рисования на лбу красных кружочков, строгого воздержания от секса, трехчасовых ежедневных медитаций и прочих забавных странностей, то это значит, что вы угодили прямиком в тоталитарную секту.

Если же в результате такой веселой жизни, вы начинаете сходить с ума, сигать из окон, резать себе вены, доводить себя до голодных обмороков, принимать яд и пробовать другие варианты, чреватые летальным исходом, то к определению «тоталитарная секта» добавляется также и приставка «деструктивная». Деструктивные культы – это из области клинической психиатрии, т.е. без уколов тут никак не обойтись, поэтому мы, чтобы остаться в рамках психологии, трогать их, как и большую политику, тоже не будем.

Как вам уже стало ясно, собственно секты и тоталитарные секты отличаются друг от друга лишь степенью готовности следовать общепринятым социальным нормам, в остальном же – это явления одного порядка. Что является краеугольным камнем, который поддерживает существование таких явлений? Обычно принято считать, что это – обман. Людей обманом заманивают куда-то, зомбируют их, кодируют, программируют, манипулируют. Такая точка зрения очень удобна и понятна, поскольку помогает нам найти целое стадо козлов отпущения в виде алчных и беспринципных гуру, изощренных в гипнозе и прочих секретных психотехниках. Однако я пишу эту статью, исходя из позиции, что эта точка зрения неверна. Обман не играет тут никакой роли, более того, я убежден, что в большей части сект все происходит «без обмана». Потому что наш мир так устроен, что на обмане далеко не уедешь, и эффективными оказываются лишь предельно искренние действия. Обман может сработать однажды, а здесь речь идет о силе, которая работает всегда и без перебоев. Имя этой силе – самообман.

В том-то и непобедимость любой секты и любой церкви – никто вас не обманывает, не зомбирует и не гипнотизирует. В этом случае вас обманывать и не надо, вы сами «обманываться рады». У христиан даже поговорка такая есть, дословно я её вам не приведу, но смысл в том, что искренний самообман способен двигать горами. Человек так глупо устроен, что он не любит сложностей и прочего дискомфорта, в то время как окружающий его мир устроен именно сложно. Поэтому, когда перед человеком встает выбор между тем, чтобы начать во всех этих сложностях разбираться, и тем, чтобы просто поверить во что-нибудь простое и удобное, этот выбор оказывается для человека неожиданно легким. И так поступают все нормальные люди.

Самообман, который имеет место в случае сект, на первый взгляд, связан именно с неудовлетворенностью той нормой, которую предлагает человеку общество, а в действительности – с привычкой жить так, как тебе предлагают, а не как хочется самому. Первое, что бросается в глаза при знакомстве с любой сектой, это разительное несоответствие между населяющими её людьми и их идеологией. Когда человек, измученный неврозами и социальной неустроенностью, исповедует сверхчеловеческие идеалы, которые не каждый Заратустра осилит, самообман – по крайней мере, со стороны – очевиден. Не будучи в состоянии выстроить свою жизнь хотя бы на уровне «как все», человек убеждает себя в том, что он живет не как все, а лучше. Когда всё совсем запущено, человек начинает воображать себя Наполеоном и попадает в больницу, но обычно он «просто» мнит себя высокодуховной личностью с элементами избранности и попадает в секту. Таким образом, секты оказываются даже полезными для общества, ибо прекрасно обустраивают досуг определенной категории его неприкаянных граждан. Поэтому и бороться с сектами бессмысленно и даже вредно, хотя, на самом деле, с ними никто и не борется. Кроме Русской Православной Церкви, которая сама является наиболее мощной сектой в нашей стране, что обусловлено историей России и поддержкой правительства. Однако это – попытки монополиста задавить мелких конкурентов на рынке духовности, следовательно, создавая «боевые условия» для своих противников, РПЦ оказывает им услугу, ведь ничто так не развивает бизнес, как конкурентная борьба.

Существование подобных организаций было бы невозможно, если бы оно не окупалось, и слово «бизнес» я употребил здесь не для сравнения, а просто потому что это бизнес и есть. Какие еще товары, помимо возможности повысить свою самооценку с помощью духовных идеалов, здесь предлагают? В ассортименте много различных транквилизаторов – и успокоение души посредством удобных и ничем не обременяющих (или обременяющих, но посильно) верований, и умиротворяющие ритуалы, и молитвы, и медитации, и вообще что угодно. Причем, товар самого высочайшего качества, не китайский ширпотреб. Когда вы стоите в церкви и изумительное монашеское пение уносит вашу душу куда-то вверх по солнечному лучу, это не кустарная поделка, на вас в этот момент работает целая культура с тысячелетней историей. И денег с вас не берут при этом, но все мы знаем, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, поэтому очень интересно, чем именно нужно платить за «опиум для народа»? Ни много, ни мало – своей душой. За пятнадцать минут кайфа среди икон и ладана надо поверить в то, во что здесь принято верить, и начать жить так, как здесь принято жить. Каждый решает сам, насколько такая сделка для него приемлема.

Еще об одном товаре, который тоже входит в комплект, надо сказать отдельно. Это – возможность жить в среде единомышленников. Человек – стадное животное или, как ещё говорят, социальное существо. Он плохо приживается в одиночестве, а в обществе чужаков чувствует себя еще хуже. Попасть в среду «своих» считается в нашем мире очень большой удачей, так как несомненной удачей считается уже наличие хотя бы одного-единственного друга. А при наличии спроса предложение не заставит себя ждать.
Если незрелость разума вызывает потребность в вере, незрелость чувств – потребность в трансе, то потребность в среде единомышленников порождается незрелостью воли. Среда единомышленников уже имеет определенный вектор движения, поэтому в ней не нужно напрягать ни разум, ни чувства, ни волю для того, чтобы решить, в какую сторону жить. Всё давно уже решено и рационально обосновано, и это не может не радовать.

Само понятие незрелость подразумевает существование более совершенного и развитого состояния. Тем не менее, я не берусь утверждать, что все люди должны быть зрелыми, что зрелость – единственная правильная стадия человеческого развития. Я не берусь и опровергнуть это, ибо опасаюсь увязнуть в омуте отвлеченной философии. Но факт есть факт – подавляющее большинство людей в нашем обществе не обладает ни зрелым разумом, ни зрелыми чувствами, ни зрелой волей. Дабы не порождать двусмысленностей, я кратко расшифрую эти понятия: зрелый разум – это умение мыслить самостоятельно, без иррационального подчинения любым авторитетам, зрелые чувства – это умение жить без дефицита эмоций, при котором жизнь кажется пустой и серой, зрелая воля – это способность заниматься своим делом, а не быть вечным участником реализации чьих-то интересов. Так вот, людей, для которых эти понятия не актуальны – подавляющее большинство. И все они испытывают перманентные страдания именно в силу своей психологической незрелости. И всем им надо куда-то деваться, чтобы заглушить свою неудовлетворённость жизнью. Возможно, есть какие-то грамотные методы психологического развития, которые способны помочь, но где взять столько психологов? Поэтому люди худо-бедно пытаются решать свои проблемы сами – кто-то начинает пить водку, а кто-то идет в секту – но возможно и то, что это наиболее правильный вариант, правильный – просто в силу того, что прорабатывается человеком самостоятельно.

Как я уже сказал в самом начале, я смотрю на все это со своей субъективной колокольни и пишу эту статью как раз для того, чтобы навязать вам свои взгляды. Так вот, в моей картине мира любая человеческая жизнь представляет собой, помимо всего прочего, психологическое развитие. И любая жизненная ситуация, пускай даже самая плачевная, вплоть до тюрьмы и сумы, это всегда некий этап созревания, а вовсе не деградации. Т.е. человек попросту так устроен, что не может психологически деградировать, он может лишь приобретать новый опыт и складывать его в копилку своего развития до тех пор, пока количество не перейдет в качество. Вы вольны мне возразить, что знаете тысячи примеров психологической деградации людей, когда мальчик был воспитанный, а стал гопник, мужчина был умный, а стал маразматик, девушка была весёлая, а стала стерва и т.д. и т.п. А я вам на это отвечу, что если какое-то положительное качество не выдерживает проверки сложной жизненной ситуацией, значит это была лишь его видимость или незрелый вариант – семя воспитанности, семя разума, семя радостности – т.е. семена, которые не взошли. И с этой точки зрения, негативный опыт и негативный результат намного лучше, чем отсутствие каких бы то ни было опытов и результатов. Ведь многие люди всю жизнь учатся и овладевают в совершенстве лишь одним искусством – искусством избегать трудных ситуаций психологического роста, однако искусство это обманчиво. Разочарование, которое оно, в конце концов, приносит, также способно открыть человеку глаза и заставить его кардинально пересмотреть свои жизненные позиции.

Есть, конечно, и еще один вариант, о котором я ничего не говорил, а именно – конструктивное, сознательное психологическое (кто-то может даже сказать – духовное) развитие. Но это совершенно отдельная тема, не имеющая к религиозным сектам практически никакого отношения, несмотря на то, что идеологией подавляющего большинства сект является как раз идеология духовного развития. Потому что секты – это именно тот случай, когда теория не совпадает с практикой. Безусловно, есть исключения, которые лишь подтверждают общее правило, и можно встретить внутри секты ненормально зрелую личность, которая к тому же и сознательным духовным развитием занимается. Обычно эта личность оказывается лидером секты, в противном случае – это человек, который пришел сюда ненадолго.
Если же немного размыть границы понятия секта и обратить внимание не на конкретную идеологию, а на принципы функционирования этой среды, то получится, что у человека просто нет другой альтернативы. Либо вы незрелая личность, нуждающаяся в среде единомышленников, либо вы зрелая личность, которая сама занимается созданием таких сред. Либо манипулируют вами, либо вы «управляете ситуацией» (на самом деле – людьми, принимающими в ней участие). Это вовсе не значит, что такая власть – смысл жизни зрелой личности, напротив, зрелой личностью движут гораздо более творческие мотивы. Но если зрелый человек между пещерой в горах и жизнью в социуме выбрал последнее, у него попросту нет других инструментов воздействия на сколько-нибудь большие группы людей, кроме давления своим авторитетом на разум, воздействия харизмой на чувства и предоставления возможности принять участие в своих проектах. И это – нормально. Если, конечно, не забывать, ради чего всё это делается.