Ученик перед стеной

«Стена» выступает метафорой тупика на духовном пути, однако если воспринять эту метафору буквально, то ученик, оказавшийся пред глухой стеной без учителя, вынужден взаимодействовать с самим собой, причем стена выступает надежным средством для рефлексии. Как работать со стеной, преградившей ваш путь? В качестве простейшего решения такой проблемы можно перейти к практике йоги «с опорой на стену», но этим данная ситуация не исчерпывается, ибо стена выводит на вертикаль, создает новое измерение в жизни и практике. И если первый подход к стене предназначен преимущественно для начинающих, то дальнейшее создание объема в практике изобилует возможностями для продвинутых.«Стена» выступает метафорой тупика на духовном пути, однако если воспринять эту метафору буквально, то ученик, оказавшийся пред глухой стеной без учителя, вынужден взаимодействовать с самим собой, причем стена выступает надежным средством для рефлексии.

Как работать со стеной, преградившей ваш путь? В качестве простейшего решения такой проблемы можно перейти к практике йоги «с опорой на стену», но этим данная ситуация не исчерпывается, ибо стена выводит на вертикаль, создает новое измерение в жизни и практике. И если первый подход к стене предназначен преимущественно для начинающих, то дальнейшее создание объема в практике изобилует возможностями для продвинутых.

Стена лишь поначалу воспринимается как преграда, но в действительности становится поворотным рубежом в практике, позволяющим устремиться вверх, повысить уровень мастерства и личной энергии. Стена – великий учитель, ибо просветление начинается с правильной работы с телом.

Большинство инструкторов по йоге, особенно среди практикующих в айенгар-стиле, используют стену для освоения асан самого разного уровня — как простейших, так и усложненных. Стена служит «опорой» в обоих случаях: при упрощении асан в йога-терапии либо углублении практики в поиске дополнительных вариаций. Однако принципиальное отличие взаимодействия со стеной от применения иных подсобных средств (веревок, блоков, валиков и т.п.) состоит в том, что здесь не создается «зависимость», а возникает «вызов» для дальнейшего развития.

Теоретически стена задает трехмерную систему координат, оформляет «объем сознания», ибо обычно практика происходит лишь на горизонтальной плоскости — на полу, а стена добавляет возможность соотноситься с вертикальной поверхностью. Включение в практику асан «на стене» – не столько искусственное средство, сколько возврат к естественной среде существования человека, в которой всегда присутствуют вертикальные поверхности: стены, деревья, скалы и т.п. В васту (планировке) йога-шалы обязательно учитываются направления, которые ограничиваются стенами, а выбор помещения в доме зависит от общей конфигурации здания.

Благоприятными считаются стены, обращенные на восток и север, особенно составляющие северо-восточный угол. На природе выбор «места силы» также обусловлен наличием вертикальных потоков энергии, направляемых деревьями или скалами.

При рассмотрении классификации асан по типу «давления телом на стену» оказывается, что в нее войдут все известные типы асан: прогибы, скрутки, перевернутые и балансировочные позы и т.д. Прежде всего, стена служит для выравнивания вертикального положения тела как такового, а именно, выполнения тадасаны и выставления прямых углов при наклонах и упорах руками и ногами.

Далее, стена может служить упором при выполнении тех асан, где руки или ноги имеют тенденцию разъезжаться: например, в треугольниках удобно устанавливать стопу задней ноги вплотную к стене и выстраивать всю асану перпендикулярно стене. Очевидно, в любых балансировочных позах достаточно лишь слегка касаться стены для контроля равновесия либо находиться в непосредственной близости к ней, чтобы соотносить с ее поверхностью положение тела. Однако при выполнении таких асан, как навасана, стена может выступать «противовесом»: упор стопами в стену на уровне лица при полусогнутых ногах с последующим их выпрямлением помогает создать напряжение, необходимое для выстраивания позвоночника и головы на одной наклонной линии.

Практически все типы скруток требуют одновременно толчка руками в одну сторону и упора ногами в противоположную сторону, что легко создается в положении вплотную к стене, сидя или стоя. Интересны варианты отработки удержания тела в горизонтальной плоскости с «переворачиванием» пространства: так, в чатуранга-дандасане рекомендуют прижимать стопы к стене и делать усилие «стоять на стене» с целью вытягивания тела вперед; и наоборот, для отработки дандасаны можно сначала выполнять ее стоя лицом к стене, опираясь ладонями на поверхность стены, создавая при этом усилие, которое требуется для опоры на пол.

Нет нужды объяснять пользу стены для освоения перевернутых асан, однако кроме простейших стоек на голове и руках при опоре на стену можно создавать дополнительные вариации с различными разворотами ладоней, в которых иначе удержать равновесие едва ли реально, тогда как они позволяют особенно интенсивно проработать плечевой пояс и грудной отдел позвоночника.

Кроме того, известны различные последовательности освоения халасаны, сарвангасаны, скорпионов – с исходным положением лицом или спиной к стене. При освоении прогибов, значительную часть которых можно отнести к полуперевернутым асанам (в обращенном положении оказывается либо верхняя часть тела, как в чакрасане, либо нижняя – как в дханурасане), вариации со стеной весьма обширны.

Простейшим примером может послужить отработка выхода в мост из положения стоя, при котором поначалу ученик перебирает по стене руками, пытаясь в пределе опустить ладони на пол. Особую группу асан составляют вариации с веревками, закрепленными на стене либо выше головы, либо на уровне пояса, а используются они в значительной мере для длительного расслабления в перевернутых позах и углубления прогибов.

Даже при завершении практики, особенно после напряженной работы с прогибами, обычную шавасану иногда целесообразно заменить расслаблением лежа на спине с подъемом на стену ног, разведенных в поперечный шпагат, сложенных в бхадрасану либо сукхасану. Настолько полный спектр асан позволяет считать, что данное руководство обладает целостностью и может служить не только для отработки отдельных асан, но и для создания последовательностей.

При выстраивании последовательностей в процесс работы со стеной включаются также и обычные асаны на полу, что восстанавливает ограниченные ранее возможности перемещения в пространстве. «Взаимодействие» асан друг с другом предполагает «подход» к стене и «отход» от стены, причем асаны подбираются таким образом, что их эффекты вступают в резонанс и взаимно усиливаются. Такими парами асан выступают, в частности, адхо-мукха-шванасана (собака мордой вниз) и врикшасана (стойка на руках у стены) либо вирасана (положение сидя, таз на полу между голенями согнутых ног) и ардха-Матсьендрасана (скрутка у стены с одной ногой в вирасане) и т.п.

В первом примере выставляется правильное положение плечевого пояса, а во втором акцент делается на раскрытие бедер, но в обоих случаях чередование асан способствует совершенствованию каждой из них. При динамической практике стена может служить для толчка или остановки в «вихревых» асанах, например, при выходе из чакрасаны обратно в стойку на руках с помощью стены можно менять уровень высоты, начиная с которого необходимо перевести стопы из крайнего нижнего в крайнее верхнее положение. Данное движение противоположно освоению входа в чакрасану из положения стоя на ногах, ибо здесь требуется выход из нее в положение стоя на руках, и стена служит опорой не для рук, а для ног.

Подобные сложные функции стена начинает выполнять преимущественно в практике аштанга-виньяса-йоги при освоении продвинутых последовательностей, однако ее применение в данном стиле не относится к классике жанра.

Стена в функции коррекции может служить в помощь инструктору или «на замену» инструктору при самостоятельной практике. Наиболее очевидна вспомогательная роль стены при необходимости выровнять тело в одной вертикальной плоскости в треугольниках, когда недостаточное раскрытие бедер обычно приводит к перекосу всего тела.

Вариации в треугольниках можно выполнять как спиной к стене, так и лицом к стене, где в первом положении асана выправляется в большей мере за счет мышечных усилий, а во втором – за счет давления веса тела, прижимаемого к стене. В первом случае асана отрабатывается в состоянии напряжения, а во втором возникает и даже требуется полное расслабление.

Во многих стоячих асанах инструктору тоже удобнее использовать стену для коррекции, например, в уттхита хаста падангуштасане проще помочь ученику отвести поднятую ногу в сторону, если он стоит вплотную спиной к стене: инструктор одной рукой прижимает плечо ученика, а другой создает давление на стопу или колено отводимой ноги. Примечательную вариацию со стеной использовал В. Шешадри для коррекции пашчимоттанасаны: он выполнял стойку на руках с опорой руками на спину ученика, а ногами – на стену.

Таким образом, ему удавалось создавать сочетание давления всем своим весом с возможностью вытягивать спину ученика руками, прорабатывая каждый участок, чего не сделаешь, просто пройдясь по нему ногами, тогда как вытягивание с помощью рук было бы слабоватым.

Наконец, совершенство в практике йоги со стеной открывает перед учеником два пути развития, которые условно можно отнести к противоположности между искусственным и естественным. В первом случае вертикаль будет представлена столбом или канатом, как в маллакхамб-йоге, где выполнение асан в «подвешенном состоянии» относится скорее к йога-спорту и предназначено для создания идеальной физической формы.

Мне доводилось наблюдать весьма артистичное выступление в данном жанре одного инструктора из Южной Америки, состоявшееся в ашраме Парамартх Никетан (Ришикеш, Индия). Во втором случае совершается переход от практики с гладкой стеной к взаимодействию с природным рельефом, где почти никогда не встречаются строго горизонтальные и вертикальные плоскости, а присутствует наклонная плоскость под большим или меньшим углом, к тому же с неровной поверхностью.

Искусство импровизации, необходимое для практики в подобных условиях – среди скал или в лесу, — остается в пределах естественных движений, хотя и позволяет оттачивать их до тончайших деталей, не просто развивая собственную структуру, а совершенствуя взаимодействие с окружающим энергетическим пространством при всей его непредсказуемости. Именно второй путь представляется наиболее разумным в перспективе постепенного включения в процесс самосознания Вселенной и достижения предельного самадхи (сосредоточения), в котором все многообразие объектов схватывается как единое целое.

Источник:
Юлия Эльберт
МЦСИТ «Ритамбхара»