Психотерапия и духовные традиции

Процесс утверждения и отрицания и есть подлинный источник всех несчастий индивида и главное препятствие на пути раскрытия внутреннего потенциала. Взрослея, человек покрывается коркой из отходов этого процесса, пробиться сквозь которую без посторонней помощи в принципе невозможно. А внутри темно и душно. Таким образом, свобода воли, один из фундаментальных принципов гуманизма, является всего лишь отождествлением индивида с процессами, которые протекают сами по себе, и которыми весьма просто управлять снаружи, что хорошо видно на примере современных рекламных и пропагандистских технологий.Сила и скорость технического прогресса, сопровождаемого уплотняющимся информационным потоком, создает ситуацию, в которой миллионы людей, в основном в развитых странах, приходят к убеждению, что жизнь лишена всякого смысла, кроме потребления.

Доступность обесценивает идеи и объекты. Под бешено мчащейся, сверкающей и гремящей оболочкой цивилизации быстро прогрессирует зияющая пустота – черная дыра экзистенционального тупика, природу которого хорошо парадирует анекдот:

Мир ввели в заблуждение четыре самых известных еврея
Моисей сказал, что дело в законе
Иисус открыл, что все дело в любви
Фрейд объяснил, что на самом деле все дело в сексе
А Эйнштейн доказал, что вообще все относительно.

Складывается парадоксальная ситуация, в которой при внешнем процветании, комфортности быта и гуманистическом устройстве общества, налицо культурный кризис. Религия перестала быть чем-то серьезным и заняла место в одной нише с Санта Клаусом и Котом в Сапогах. А наука и психоанализ как ее порождение, являясь хорошим инструментом для достижения социального успеха, не в состоянии ответить на фундаментальные вопросы бытия.

И то и другое лишь создает благоприятную среду для «прорастания». Думающий и чувствующий человек вынужден искать ответы на все вопросы сам. Как писал Николай Клюев:

«Мне в плачь и в иго, громокипящий мир машин
И в буйном мире я один — гадатель над чудесной книгой»

Современный психотерапевт как раз и является таким гадателем, раскладывающим затейливые пасьянсы из личных историй, которые приносят ему клиенты. Никто не страдает от своей профессиональной беспомощности так, как психотерапевты, потому что как говорит психотерапевт Наталия Алексеенко: «ПСИХОТЕРРАПИЯ НЕ ИЗБАВЛЯЕТ ОТ СТРАДАНИЙ, ОНА УЧИТ С НИМИ ЖИТЬ». Она похожа на новокаин.

Когда отходит заморозка все начинается сначала. Коротко стратегию психотерапии можно определить двумя словами: «Сам дурак». Если с тобою, что то не так, то в этом, прежде всего, виноват ты сам, и только ты сам можешь это исправить под присмотром терапевта. В психотерапии личность замыкается сама на себя. Ключевое слово здесь – Одиночество.

В такой жизненной стратегии много свободы и ответственности, но мало ощущения единства с другими людьми, свойственного человеку как стадному животному. Истоки проблемы одиночества заключаются в том, что наука всегда прежде всего была занята личностью, тогда как любая священная традиция выходом за ее пределы. Сегодня эпоха миксов – это когда новое возникает путем смешения того, что уже есть.

Психотерапевты заговорили языком гуру, а гуру языком терапевтов. Наука и духовность активно ищут друг друга. Но основные радикальные отличия все таки остаются и они непреодолимы. Их клиент пребывает в скрытой расщепленности и разноречивости устремлений. Когда человек не знает, чего он хочет на самом деле, его переживания приносят ему боль, переходящую в физическую, заставляя бегать по бесконечному кругу тревог и неудовлетворенности.

Воспитание играет в этом ключевую роль. Оно наряду со способностью выживать вкладывает в человека понятия, которые во многом не согласуются с тем, что он чувствует сам по себе (инстинктами, глубинными потребностями и устремлениями). В детстве мы все вынуждены были принять убеждение, что мы представляем собою единое целое под названием «Я», устойчивое во времени и обладающее подлинным существованием в рамках очерченных семьей и обществом, то есть вынуждены обрастать описанной выше коркой.

Чем более формативное воспитание получает индивид, тем более он не может понять и выстроить себя сам. Он как бы представляет собой хаотический рой установок, ощущений, реакций, мыслей и импульсов, приводимых в действие причинами, которые он не осознает. Однако в каждое мгновение времени он отождествляет себя с тем фактором из этого роя, который оказывается более активным. Затем он автоматически утверждает в этом факторе свое «Я», после чего выступает за или против этого «Я». Поэтому все время находиться как бы во мраке.

Процесс утверждения и отрицания и есть подлинный источник всех несчастий индивида и главное препятствие на пути раскрытия внутреннего потенциала. Взрослея, человек покрывается коркой из отходов этого процесса, пробиться сквозь которую без посторонней помощи в принципе невозможно. А внутри темно и душно.

Таким образом, свобода воли, один из фундаментальных принципов гуманизма, является всего лишь отождествлением индивида с процессами, которые протекают сами по себе, и которыми весьма просто управлять снаружи, что хорошо видно на примере современных рекламных и пропагандистских технологий.

Такой человек не может помочь себе сам ибо он лишен управляющего стержня, ему нужен либо священник, либо психолог. Которые помогают укладывать тетрис судьбы, падающий прямо на голову. Психотерапия не всегда бывает научной и эффективной, а эзотеризм и религиозность не обязательно бывают духовны. Поверхностный пласт эзотерики возвращает человека в детство. Ключевые слова здесь: «Ты не один, за тобою присматривают». В таком взгляде на жизнь присутствует чувство защищенности и эмоционального единства с другими, но так же и определенный инфантилизм. Подлинный смысл духовного развития более суров, чем процесс терапии у аналитика.

Согласно любой священной традиции, внутри человека есть божественное зерно, рожденное вместе с ним, но требующее для роста иной пищи, чем тело и социальное «я». С ростом этого зерна человек постепенно обретает свое подлинное «Я», не ограниченное ни рамками тела, ни социальными формами, ни пространством, ни временем.

При этом «прорастающее божественное зерно» начинает питаться энергией более реальной, чем та, которую дают пищи и воздух. Любая духовная практика имеет целью пробудить к росту божественное зерно. Но путь духовной эволюции связан с неизбежным дискомфортом для тела и социального я, ибо страдания не всегда ,но часто стимулируют рост. Задача же психотерапии как раз и состоит в том, чтобы создать психологический комфорт, избавив человека от страданий, что в принципе невозможно. Отсюда и утверждение, что психотерапия это новокаин.

На самом деле задача психотерапии – примерить человека с его реальностью. Психотерапевт это посредник между клиентом и рациональным, а священник это посредник между клиентом и иррациональным.

Основные отличия между психотерапией и священной традицией

Всякая священная традиция предусматривает иерархию. Место человека в этой иерархии строго определено, он зависит от нее и служит целям, превышающим его собственные, но необходимые для всей системы в целом. Зависимость человека от служителя культа поощряется.

В психотерапии зависимость клиента от терапевта считается показателем некачественной работы последнего.

В традиции нет времени. В отношениях последователь – священник время взаимодействия не имеет значения. Традиция существовала всегда и является неизменной. Психотерапия наоборот очень гибка и постоянно развивается. Для Традиции наше время – эпоха упадка, для Психотерапии время света и прогресса.

В психотерапии временные рамки строго очерчиваются и соблюдаются во взаимоотношениях клиент – терапевт. Это одно из условий хорошего результата терапии.

Авторитеты в традиции неоспоримы. Традиция требует от человека веры и полной отдачи учению и учителям. Психотерапия призывает ничего не принимать на веру и следовать собственным чувствам.

Психотерапия это лечение, традиция это служение. В первом случае приз — это здоровье и удовлетворенность жизнью, во втором приз — это божественная милость и загробная жизнь.

Традиция ориентирует человека на вечность и божественную волю. В психотерапии отсутствует понятие – «Бог». Она лишь упорядочивает внутренний хаос облегчая человеку жизнь.

Традиция разрушает «я», психотерапия его укрепляет.

Общее между психотерапией и традицией

И там и там есть представление о том, ч то человек видит вещи не такими, какие они на самом деле.

И там и там корень проблем человека находится в его внутренней раздельности и отсутствии целостности. Пока человек не является целостной личностью, пока он не перестанет отождествлять себя с одними частями своего существа и отвергать другие части, он не может быть счастливым и свободным.

Оба процесса требуют, чтобы ищущий находился в регулярном контакте с руководителем, без помощи которого не возможно подняться над своим уровнем.

И там и там ожидается ,что преодоление внутренней разделенности окажется болезненным. Сам путь к целостности начинается с переживания некого кризиса – разочарования в обычной жизни, в мире, в людях или в себе. Однако большая часть боли не считается необходимой, так как является продуктом невежества, лжи и усложненности вызванных необходимостью сохранения иллюзии псевдоцелостности. А утрата эгоцентризма неизбежно дает улучшение физического и душевного здоровья.

Оба процесса видят человека обладающим скрытыми ресурсами.

И в психотерапии и в священной традиции конечной целью пути является счастье. Но в первом случае оно носит временный характер , а во втором вечный и незыблемый. Таким образом в вечной борьбе человека с самим собою психотерапия отвечает за тактику, а традиция за стратегию движения к счастью.

Источник:
Дмитрий Шарко
Центр Альтернатива