Интервью с Ричардом и Лесли Бах

Это старое интервью, которое я взял много лет назад у Ричарда и Лесли Пэрриш-Бах. Многое с тех пор изменилось, многие пути разделили развилки, и большинство из нас прилично пропутешествовали жизнью за эти годы. Однако каждый, кто читал «Чайку по имени Джонатан Ливингстон», или «Иллюзии», или любую другую книгу Ричарда Баха, прочтя это интервью, еще раз убедятся: его послание не подвластно времени и охватывает все культуры, веры и религии.

Джон Харричаран (John Harricharan) – духовный мастер современности, выдающийся предприниматель, автор ряда бестселлеров, самый известный из которых, удостоенный литературной награды «Если можешь ходить по воде, возьми лодку» (Издательство «София», 2006 г.)

Вступление

Это старое интервью, которое я взял много лет назад у Ричарда и Лесли Пэрриш-Бах. Многое с тех пор изменилось, многие пути разделили развилки, и большинство из нас прилично пропутешествовали жизнью за эти годы. Однако каждый, кто читал «Чайку по имени Джонатан Ливингстон», или «Иллюзии», или любую другую книгу Ричарда Баха, прочтя это интервью, еще раз убедятся: его послание не подвластно времени и охватывает все культуры, веры и религии.

Наслаждайтесь этим интервью. Оно имеет непосредственное отношение к практике жизни, хотя и может показаться облаченной в философическую тогу. Никто из тех, кто открывал книги Ричарда Баха, не остался прежним собой. Они трогают душу и шепчут о приближении великих приключений. Они дают нам шанс заглянуть в сияющую суть самой жизни.

Джон Харричаран

Предисловие

Я всегда волнуюсь, когда встречаюсь с кем-то в первый раз. Я путешествовал по всему миру, встречался с людьми различных культур, вер и социальных положений – от премьер-министров до членов племен, от крестьян из Гайаны до аборигенов из самых диких уголков Африки. Однако все те волнения от встреч были ничто по сравнению с тем, что я испытал, впервые встретившись с Ричардом Бахом и Лесли Пэрриш-Бах.

Это больше походило на трансцендентальный опыт, чем на обычную встречу людей. Случилось это много лет тому назад, в аэропорту, куда я приехал, чтобы забрать их. Высокий худой мужчина под руку с красивейшей женщиной подошли ко мне, обняли и сказали: «Как мы рады, Джон, опять видеть тебя в первый раз!» Женщина солнечно улыбнулась и возникло ощущение, будто я нахожусь в компании существ из ангельских миров.

С тех пор они и я были связаны посредством снов, безмолвного общения, а также более прозаического канала в виде телефонной связи. Чем больше мы общались, тем больше я чувствовал глубокое духовное родство, синергетическую связь с этой удивительной парой.

После публикации, ставшей настоящей классикой среди бестселлеров, «Чайки по имени Джонатан Ливингстон» Ричард Бах стал повсеместно известен. Журнал «Тайм» поместил его на свою обложку, назвав «Чайку» «первым из десяти издательских чудес».

В последующие годы появились другие бестселлеры. За «Иллюзиями» появились «Нет такого места – далеко», «Мост через вечность», «Единственная»…

Когда Голливуд открыл для себя Лесли Пэрриш, ей было только девятнадцать. Актерский успех последовал незамедлительно: главные роли в таких знаменитых фильмах, как «Лиль Абнер» и «Маньчжурский кандидат», вторые роли в сериалах «Стар трек», «Манникс», «Большая долина» и многих, многих других* (* Фильмография Лесли Пэрриш насчитывает 22 фильма и участие в 38 сериалах. – прим. перев. ). Одаренная и красотой, и талантом, Лесли стала одним из первых голливудских женщин-продюсеров. Значительную часть своего времени она уделяла также политическим и социальным вопросам.

Уже ставший знаменитым Ричард Бах встретил Лесли Пэрриш, работая в Голливуде над экранизацией свой «Чайки». Они влюбились друг в друга и поженились. Трогательная история их взаимоотношений описана Ричардом в книге «Мост через вечность».

Ричард Бах оказал огромное воздействие на космическое сознание миллионов людей. Его послание рождает надежду, а не зависимость. Он не из тех, кто верит, что лишь немногие избранные являются «существами света», а все остальные – «из праха вышли и в прах вернутся». Нет, он верит и знает: «Все мы – на одном корабле, плывущем по жизни, и тебе не удастся отстраненно наблюдать, как тонет твой ближний, не потонув при этом самому».

Живое общение, приведенное ниже, – одновременно мистическое, практическое, местами полемическое и полное ценнейших уроков. Оно произошло буквально через несколько дней после того, как умерла моя жена, и послужило не только утешением, но и источником радости и надежды. Я рад поделиться им с вами.

 

Интервью

Джон Харричаран: Ричард, у тебя репутация человека, у которого трудности с общением с публикой. Ты возвел огромные стены и выходишь за них лишь, когда сам того хочешь – немного пообщаешься с публикой и тут же возвращаешься назад, за эти стены. Почему?

Ричард Бах: Трудности? Абсолютно никаких. Но стены, конечно, есть. Как и большинству писателей, нам нравится делиться тем, что мы узнали, передавать свои открытия всем, кому это нужно. Когда же это совершено, то есть как только мы высказали все лучшее из того, что смогли узнать, – не остается ничего такого о нас, хоть отдаленно интересного кому-либо, и мы возвращаемся назад, за стены. Мы можем быть очень интимны в своих книгах, можем быть интимны в разговоре, но нам необходимо время побыть одним. Если же на нас давят, требуют общения – то да, мы действительно способны стать несколько хлодны с такими людьми.

Джон Харричаран: Лесли, прокомментируешь то, что сказал сейчас Ричард?

Лесли: Как более практичная из нас двоих, я хотела бы обратить внимание именно на прагматичную сторону необходимости «затворничества». Давайте подумаем, что произошло бы в случае непрерывных притязаний на наше время со стороны семьи, со стороны работы, будничных дел, которые мы взяли себе за правило ежедневно исполнять. Все это замечательные аспекты жизни, некоторые из них действительно важны, но если на всех их реагировать – или даже на малую их часть – то нет уже времени думать, работать, нет времени на свою собственную жизнь.

У нас был наглядный пример подобного, после выхода в свет «Моста через вечность». Это очень интимная книга, и читатели слали нам удивительные письма о самом сокровенном в себе. Мы были так тронуты этими письмами (о чем и написали в введении к новой книге), что потратили больше года, отвечая на них.

Затем пришло время писать «Единственную» и мы вынуждены были отложить всю почту в сторону. А ведь могли писать люди, которые очень нуждались в поддержке в критические моменты своей жизни, может даже, во времена полного отчаяния. Когда мы перестали читать почту, то отдавали себе отчет, что среди писем могут попадаться и такие. В тот периода они оставались без ответа, и мы очень волновались ха этих людей.

Период, когда мы писали эту книгу, со стороны мог казаться полным нашим «затвором». Но теперь, когда книга готова, мы читаем все накопившиеся за это время письма, и отвечаем на них, но только наши ответы очень поздние. Мы вовсе не труднодоступны для людей, у нас просто есть приоритеты, о которых не все знают.

Джон Харричаран: То есть ваш временный затвор от мира связан с намерением сконцентрироваться, интенсивно поработать и произвести на свет нечто, чем можно будет потом со всеми поделиться?

Лесли: Именно так. Нам необходим период спокойствия и сосредоточения. Некоторые люди полагают, что так как мы живем на острове, то нам нечего делать, и они могли бы похаживать к нам, подолгу болтать после ланча. Однако не важно, насколько тихим и спокойным кажется этот остров. Наш офис – это всегда настоящее торнадо активности, повсюду компьютеры, механизмы всякие гудят, налаживая связь с Нью-Йорком, Лондоном, Лос-Анджелесом. В такой плотной и сложной жизни, как наша, мы не можем позволить себе роскошь рассиживать, сложа руки, и болтать друг с другом после ланча, тем более – с приезжими. Порой нам недостает друг друга, хотя мы и находимся в одном офисе: мы очень сильно сосредоточены на работе, и очень мало – на самих себе.

Наша очередная зада