Обратная сторона природы счастья

Счастье – означает быть с частью, быть цельным и обладать достаточностью условий для реализации жизненных приоритетов. Это означает также быть частью чего-то целого. Всё определяют приоритеты, система ценностей. Жизненные приоритеты можно определить как удовлетворение различных типов «голода». Первые два типа голода – физиологические. Это голод желудочный и сексуальный. Насытившись и получив доступ к стабильным пищевым ресурсам, любое существо стремится к размножению.Счастье есть, его не может не быть! Счастье – означает быть с частью, быть цельным и обладать достаточностью условий для реализации жизненных приоритетов. Это означает также быть частью чего-то целого. Всё определяют приоритеты, система ценностей. Жизненные приоритеты можно определить как удовлетворение различных типов «голода».

Первые два типа голода – физиологические. Это голод желудочный и сексуальный. Насытившись и получив доступ к стабильным пищевым ресурсам, любое существо стремится к размножению. Таковы природные установки. Насытив физиологический голод человек, начинает стремиться к удовлетворению голода ментального. Человеку требуется информация как пища для ума. Общение, чтение, любопытство способствуют удовлетворению такого голода.

Последний тип голода можно определить как голод высших чувственных переживаний — духовный голод. В этом случае человек начинает стремиться к сложной, изощрённой музыке, к экзотическим и изящным зрелищам, стремится стать участником чего-то величественного и необыкновенного. Так получают целый спектр духовных, душевных переживаний. Участие в церемониях, оперная музыка, театральные представления способствуют удовлетворению такого голода.

Исходя из того, что человеку постоянно требуется удовлетворять свой голод для достижения чувства наполненности и цельности, можно утверждать, что дефицит этой цельности стал частью человеческой природы естественным или искусственным образом. Удовлетворение всякой потребности приводит к состоянию, определяемому как «счастье» (достаточность, цельность, полноту переживаний). Такое состояние исчезает моментально при возникновении неблагоприятных внешних раздражителей, исчезновении источника утоления голода, обнаружения недоступных источников утоления голода. На каждом уровне утоления голода, всегда будет дефицит средства утоления. Какая бы потребность не была удовлетворена, появится новая. Так счастье сменяется стремлением к счастью после его достижения.

Стремление – это и есть удовлетворение голода, а достижение пароксизма удовлетворения – это разрушение удовольствия и начало нового голода. Если сам голод, в различных его проявлениях – явление естественное, сопровождающее развитие и усложнение жизнедеятельности, то источники его удовлетворения в большинстве своём искусственны и симулятивны. Для пищевой составляющей такими примерами будут: «вера в этикетку», «видимость выбора», «церимониальность еды», «приоритет вкусового разнообразия». Можно с уверенностью сказать, что городской человек питается не продуктами, а брэндами.

Человек ест то, что хочет и сколько хочет, а что и сколько он хочет, определяют те, кто скармливают. Для этого нагромождаются системы мотиваций. Так желудочное счастье человека оказывается в руках кормящего. Тысячелетние традиции взаимоотношений полов выработали самые целесообразные методы удовлетворения сексуального голода, исходя из главного приоритета – продолжения рода. В так называемых странах третьего мира (Индия, Азия, Африка, Арабский мир, Латинская Америка) нормы морали подстроены так что доминируют антропные, природные принципы выстраивания биологических императивов для получения более жизнеспособного потомства.

Высокая детская смертность естественным образом фильтрует прохождение в детородный возраст более жизнеспособный генетический материал. Раннее половое созревание обеспечивает минимальное накопление «генетического мусора» и деторождение в возрасте 16-19 лет является естественным и оптимальным. Отсутствие искусственного контроля за рождаемостью, в виде планирования семьи приводит к большему генетическому разнообразию и естественным, природным формам селекции. Цивилизованные формы планирования семьи и контроля над рождаемостью, неизбежно приводят к полному исчезновению «цивилизованного» населения. Это станет причиной исчезновения большей части белой расы и приведёт к доминированию более естественных, примитивных форм контроля над человеческой природой.

Так в цивилизованном мире, женщине даётся свобода сексуальной самореализации. В тоже время, даётся противоречащий природному, свод неписаных правил. По этим правилам женщина сперва должна окончить школу, затем институт, затем выстроить свою карьеру или дождаться когда таковую выстроит муж (в случае если её угораздило выйти замуж во время обучения) Так детородный возраст цивилизованной женщины может оказаться между 25 и 35 годами. Это означает, что женщина к этому возрасту уже накапливает физиологические и генетические изменения, «цивилизованно» питаясь, употребляя воздух и воду цивилизации.

После 20 лет женщина обычно пережила минимум один аборт, кучу партнёров и накопила букет проблем. Вот тогда- то ребёнок становится желанным. С самого рождения её дети будут подвергаться лечению, выхаживанию и протаскиванию насильно в детородный возраст. Такой человек будущего будет напичкан искусственными органами, искусственно вскормлен, искусственно простимулирован, искусственно оплодотворён. Природа не выносит таких извращений и как самый простой способ избавиться от этого, включает механизм уничтожения подобного подобным.

Калейдоскоп сексуальных девиаций и реклама широкого выбора удовольствий как средство утоления сексуального голода используется в качестве самого эффективного мотивировочного комплекса. Суперсамки и суперсамцы, рекламирующие эталон влечения и соответствие образу привлекательности – симулятивны и искусственны. Деторождению отведена роль досадного, побочного обстоятельства обнаруживающегося всегда неожиданно и не ко времени. Поэтому большую часть народонаселения здесь не ждали. Появились они случайно, без всякого плана и цели, в результате незапланированного, но приятного удовольствия, посему и существование таких людей случайно, бессмысленно и подчинено только поиску удовольствий как цели и великого смысла. Подобное порождает подобное.

Голод ментальный или коммуникативный проявляется в зачаточном своём состоянии как простое любопытство. Человек сложная система, а такие системы рано или поздно когнитизируются. Способность изучать, познавать, классифицировать и делать выводы определяется генетически, так же как и речевой аппарат, способность говорить – это генетический набор свойственный человеку. Эту когнитивную способность можно развить в нечто определяемое как «сверхсознание» или с таким же успехом законсервировать до размеров системы понятий. Естественный процесс развития ментальных способностей можно смоделировать как развитие познавательных способностей и высокая степень восприимчивости к внешним информационным раздражителям. Как следствие этого вырабатывание механизма множественности классификационных, ассоциативных систем. Способы кодирования и транскрипционирования информации при этом постоянно усложняются.

Всё это неизбежно приводит к нестабильности и уязвимости. Проще говоря, великие познания – великая печаль, или горе от ума. Коммуникативная пропасть, эйфория на грани депрессии, великий ментальный голод – спутники сверхсознания. Вывод прост – Способности к познаванию консервируются и облагаются сводом правил, за нарушение которых грозит отлучение от кормушки. Первым делом у маленького почемучки перекрывается возможность усилить свой познавательный аппарат.

Маленький человечек обнаруживает, что он пришёл в мир, где уже на все его вопросы давно придуманы ответы. Ему остаётся только задавать вопросы и получать ответы. Счастливы те, кто в детстве на вопрос «почему?» получили ответ – «Ты родился именно для того чтобы выяснить это и получить ответ, который никто не знает». Разум ребёнка настолько гибок, что он конструирует сотни новых слов из фонетического конструктора. Эту способность пресекают в корне формулой «Такого слова нет». Слово уже придумано, но его нет, вот парадокс.

Тем не менее, сленговые системы поощряются, поскольку, по сути, примитивны, но порождают подобие коммуникативного буфера. Мечта модераторов ментальной кормушки, перевести природу человеческую на универсальный язык с простым алгоритмом словообразования, фразопостроения, малым количеством фонем и системой блокировки модулятивности. Проще говоря язык простой и пустой. Именно таков английский язык. На английском уже не смоделируешь суффиксами смысловые вариации слова rabbit (заяц). А на русском – Зайчишка, зайчишечка, зайчище и даже зайчушка. Для коммуникативных целей английский язык вне конкуренции, но и для консервации сознания тоже номер первый. 400.000 слов из которых в обиходе употребительно только 5.000.

Следующий шаг для модератора кормушки построение замкнутых мировозренческих систем. Всякая подобная система в состоянии дать исчерпывающий ответ блоком из сотни слов. Используя логические алгоритмы, принципы фразопостроения и набор словарного резерва можно получить вполне исчерпывающее количество описаний любых явлений, обстоятельств на любой прогнозируемый случай. Реальность определяется подходящим описанием, в то время как само описание определяется примитивностью или прогрессивностью языка описания. Удовлетворение ментального голода сводится к произнесению от 5 до 20 тысяч слов в день, выслушиванию (прочтению) почти такого же количества, выбору набора описательных систем и «легального» классификационного фильтра для оценок и вынесения суждений.

Голод духовный, прежде всего, не всем свойственен. Исходя из сказанных выше обстоятельств, мне представляется возможным описание только результирующих переживаний, но не описания самой природы такого голода. Тонкие оберации чувственных переживаний могут быть описаны как процессы высшей нервной деятельности, природой человеческой души, так и биохимическими механизмами человеческой физиологии. Всё будет зависеть от системы описаний. Неизменным останется только факт необходимости переживать, чувствовать, тосковать, восхищаться. Чем тоньше, позитивнее, сложнее и разнообразнее эти переживания, тем они считаются ценнее (вкуснее). Человек реагирует на внешний информационный раздражитель и ту часть, которую он не в состоянии оценить, вынужден переживать в виде эмоций. Сам же характер эмоций подчинён древним механизмам невербальных кодировок.

Здесь кроется секрет духовного взлома. К примеру – вампирша. Такой персонаж изображают очень сексуально привлекательной женщиной, таинственной и дикой. Всё это сигнализирует о том, что глаза видят самку готовую к деторождению, невербально к этому призывающую, красивую, сильную и следовательно способную дать здоровое потомство. Вся эта информация благополучно обходит сознательную рассудочность и детонирует соответствующие эмоции. Что же на самом деле.

Персонаж вампирша – это симулятивная система взлома. Взяли специально отобранную актрису, обычную живую женщину, загримировали в соответствии с образом суперсамки с элементами информирующими о принадлежности к вампирам. Она играет несвойственную ей манеру поведения, по сути, умело обманывает. Такой скомпилированый образ при помощи высокотехнологических видеоэффектов демонстрируется как правдоподобное изображение, призванное сообщить сознанию о том, что это реальность. Качество картинки, громкость звука.

Такая картинка призвана обеспечить сверхреальность, перегрузить концентрированным информационным потоком все основные сенсоры человека. Физиология такова, что человек может одновременно отслеживать только два потока чувств. Так в кинотеатре эти два потока (видео и аудио) призваны работать на перегруз. Сознательная часть человека перегружается и сдаётся уже через несколько минут, всё остальное время человек переживает именно те эмоциональные состояния, которые изначально были методично расщитаны создателями фильма. Естественная, природная часть человека, которая ничего не знает о таком высокотехнологичном обмане, детонирует и фонтанирует в кинотрансе эмоциями столь необходимыми. Так закрепляются новые установки за такими простыми образами.

Вампирша – гниющий мертвяк лишающий живых жизни становится живой и полной сексуальных сил. Убийца – наёмник становится настоящим мужчиной, во всех смыслах. Одет красиво, силён и привлекателен, пушка как фаллический символ, куча баксов как материальная реализация. Диагноз: альфа- супердоминатор с высоким ранговым статусом. Так через чёрный ход, мимо рассудочности, протаскиваются в сознание новые значения старых форм. Уродливое становится красивым, а вечное устаревшим.

Счастье – как человеческое состояние интерактивно. Это гармония внутренних потребностей и выбора окружающих предложений. Помещение человека в среду, где его потребности определены заранее, где все сценарии обретения счастья расписаны задолго до рождения, определяются как его права, обязанность быть счастливым или несчастным согласно одностороннего договора о свободе выбора. Дана свобода и дан выбор, но обязанность выбирать – это цена. Все контрольные точки во всех возможных вариантах расставлены изначально.

Большой, многоуровневый лабиринт, в котором обязательное условие — движение от одной контрольной точки к другой, мимо бесконечных витрин торговцев счастьем. Какова же цена? Время твоей жизни — вот цена. Минуты, часы, дни, годы, в стремлении от части к части, то с одной частью, то с другой.

Источник:
Tonik
Самопознание.Ру