Почему сверхъестественного не может быть

В результате моего общения с людьми увлекающимися эзотерикой, оккультизмом и прочими, как они их называют, сверхъестественными вещами я заметил, что они разделяют мир на естественный, т.е. в их понимании познаваемый с помощью науки и сверхъестественный, в объяснении которого наука бессильна. Такой подход, увы, говорит о полном непонимании сути того, чем собственно наука занимается и что она вообще из себя представляет. Поэтому в данной статье и хотелось бы это пояснить.В результате моего общения с людьми увлекающимися эзотерикой, оккультизмом и прочими, как они их называют, сверхъестественными вещами я заметил, что они разделяют мир на естественный, т.е. в их понимании познаваемый с помощью науки и сверхъестественный, в объяснении которого наука бессильна. Такой подход, увы, говорит о полном непонимании сути того, чем собственно наука занимается и что она вообще из себя представляет. Поэтому в данной статье и хотелось бы это пояснить.

Прежде всего, необходимо опровергнуть распространенное заблуждение, что наука что-либо объясняет. Это не так и это абсолютно не входит в ее функции. В самом деле, ведь что такое объяснение в общеупотребительном смысле? Это всего лишь сведение чего-либо нового или непонятного к такой форме, в которой это новое или непонятное становится привычным и тем самым создает иллюзию понятности. Например, в прошлом многие задавались вопросом о том, почему тела падают вниз и для этого придумывались всяческие философские объяснения — тела падают т.к. все произошло из земли и потому тянется назад, а также множество других подобных этому глубокомысленных философских объяснений, не имеющих никакого практического смысла.

С появлением теории тяготения Ньютона падение тел на землю стали объяснять действием силы тяготения и это объяснение, ставши со временем привычным, прочно укоренилось в сознании людей. Но если внимательно присмотреться к этому объяснению самому по себе (т.е. без выявленных Ньютоном и записанных им же в математической форме закономерностей), то можно заметить, что оно ничем не лучше философских объяснений бытовавших до Ньютона. И, следует отметить, что сам Ньютон прекрасно отдавал себе в этом отчет.

Так на вопрос, а что же это за сила такая и как эта сила тяготения может передаваться через пустое пространство, он отвечал — «Гипотез не измышляю!» Из этого следует, что важнейшим достижением Ньютона было не то, как он назвал или объяснил (он кстати как человек умный объяснять его вообще не стал) явление, в результате которого тела падают вниз и притягиваются друг к другу (назвал бы он его вместо силы тяготения к примеру «тоской тел друг по другу» или еще как-нибудь суть от этого не изменилась бы), а то, что он вывел определенные закономерности облеченные им в математическую форму, с помощью которых он, обладая определенной информацией (масса тел, расстояние между ними и т.д.) мог бы давать верные предсказания. Таким образом, основной целью науки является дача на основе имеющихся данных наиболее точных из возможных на настоящее время прогнозов, причем абсолютно неважно в какой области.

То же, что многие принимают в науке за объяснения, является на самом деле либо описанием методики, с помощью которой эти прогнозы собственно делают либо же описанием тех мысленных построений или моделей, с помощью которых эта обладающая предсказательной силой методика была разработана. С пониманием как таковым ни то — ни другое не имеют ничего общего. Так, к примеру, законы квантовой механики противоречат обычной человеческой логике, а потому нельзя сказать, что кто-либо их понимает или может объяснить. Но это никоим образом не мешает использовать все те же законы квантовой механики для предсказания результатов научных экспериментов с высокой степенью точности.

Собственно можно сказать, что какая-либо теория тем более научна, чем более точные предсказания в рамках теоретически возможной максимальной точности она дает. Иначе говоря — наука это то, что работает. С этой точки зрения теория относительности Эйнштейна лучше классической ньютоновской теории всего лишь тем, что она дает более точные предсказания и наиболее ярко это проявляется на скоростях приближающихся к световым. В результате вышенаписанного становится понятным, почему научный подход по повышению скажем плодородия выражающийся в использовании удобрений и т.д. лучше, чем оккультный выражающийся в подношениях всевозможным богам плодородия и всяческих религиозных ритуалах. Он лучше только тем, что намного более продуктивен.

Продуктивность же определяется статистическими исследованиями. И если бы статистические исследования показали, что подношения богам плодородия и различные религиозные ритуалы оказались бы более эффективными, чем методы применяющиеся наукой в настоящее время, то упомянутые выше «сверхъестественные» методы были бы признаны в научной среде как вполне научные и перестали бы быть в силу этого признания сверхъестественными.

Другое дело, что научный подход вещь весьма педантичная и дотошная, а потому было бы проведено множество исследований определяющих, к примеру, зависимость между различного вида подношениями богам урожая и процентным повышением урожая в результате этого. После чего, в конце концов, в результате многочисленных экспериментов была бы составлена сводная таблица, в которой были бы четкие рекомендации какому божеству, в какой форме, какие и когда подношения следовало бы делать, чтобы достичь максимально благоприятного соотношения затраченных ресурсов и времени к полученному урожаю.

Что же касается тех же ритуалов, то наверняка было бы защищено множество диссертаций, в которых рассматривалась бы, например, зависимость полученного урожая от длительности ритуальных песнопений и т.д. Т.е. в данном случае осуществлялась бы все та же кропотливая научная работа без всякой примеси мистики или чего-либо сверхъестественного. Из всего сказанного следует, что сам принцип устройства науки делает такое понятие как «сверхъестественное» бессмысленным т.к. либо нечто имеет место быть и работает и тогда этим занимается наука, либо этого нечто просто нет и тогда и говорить не о чем.

Есть правда одно часто встречающееся возражение от сторонников сверхъестественного, что и в его области есть все таки вещи, которые работают, но, тем не менее, не признаются наукой. Например, речь может идти об излечении посредством молитвы и т.д. Для начала хотелось бы привести следующий пример. Допустим, мы найдем какого-либо дикаря и научим его водить трактор. При этом все необходимые действия для вождения мы обоснуем как ритуалы необходимые для ублажения, к примеру, неких духов, которые собственно в этом железном жуке живут. Также мы скажем дикарю, что до и после вождения он обязан читать специальную составленную нами молитву и исполнять ритуальный танец иначе духи могут вырваться из железного жука и убить его.

Таким образом, мы имеем ритуальную систему, которая прекрасно работает — трактор то дикарь водит, но которая не является в полной мере научной. И сейчас мы выясним почему. Все дело в небезызвестной бритве Оккама, которая не велит множить сущности сверх необходимости и с помощью которой наука отсекает все лишнее, не оказывающее воздействия на конечный результат. В самом деле, трактор бы прекрасно ездил и без молитв и ритуальных танцев дикаря и вообще идея о том, что внутри трактора сидят духи не является ни коей мере необходимой для его эксплуатации, в отличие от хотя бы поверхностного понимания устройства дизельного двигателя и принципов вождения. Точно так же исцеления с помощью молитвы, различные состояния религиозного транса и экстаза и т.д. прекрасно описываются в рамках психосоматики, исследований действия плацебо и других традиционных направлений науки.

Ну и на последок рассмотрим последнее возражение сторонников «сверхъестественного» сводящееся к тому, что многие, в том числе и всемирно известные ученые, были не чужды увлечения сверхъестественным. На самом деле если приглядеться, то можно понять, что никакого противоречия в этом нет. Нужно только обратить внимание на то, что именно в тех областях, в которых упомянутые выше ученые строго следовали научному подходу они и достигли результатов, которые сделали их всемирно известными учеными. Вряд ли следует ожидать, что человек, обладающий выдающимся талантом и здравым мышлением в одной области, будет обладать столь же выдающимся талантом и во всех других областях. Так человек, являющийся выдающимся физиком вполне может нести полную чушь в области, к примеру, биологии или экономики, ну или увлекаться чем-либо оккультным. Но будет он получать выдающиеся результаты в области физики лишь до тех пор, пока не будет отходить от научного подхода, который состоит в выявлении закономерностей позволяющих давать наиболее точные из возможных на настоящий момент предсказания на основе имеющихся данных.

Источник:
Shapiro Maksym Anatolyevitch