Выдумщики Лобсанг Рампа и Карлос Кастанеда

Книги Кастанеды о доне Хуане стали самыми популярными произведениями в истории антропологии, привлекая миллионы читателей своим смешением философии, приключений и поразительных парапсихологических явлений. Кастанеда пишет о том, что колдун яки и его друг дон Хенаро могут левитировать, телепортироваться и по желанию производить полтергейстов и странные видения. Они силятся лишить автора — и, значит, читателя — чувства реальности, подменяя его видением постоянно меняющейся Вселенной, поддерживаемой лишь силами колдовства.Не составляет труда разоблачить мошенничество. Сама его необычность подводит его, и можно выследить его главного устроителя, не имеющего особых причин скрываться. Однако немало других мошенников ухитрилось привлечь на свою сторону многочисленных адептов, которых в ряде случаев убедили отказаться от всего своего имущества, чтобы сказочно обогатиться самим и раскрутить еще более бредовые фантазии для привлечения новых приверженцев.

Это относится практически ко всем современным культам. Мы уже видели, как религия спиритизма выросла из жульнического похрустывания суставами сестер Фокс. Но две более современные и, по сути литературные мистификации остаются гораздо менее известными и продолжают дурачить многочисленных читателей. В 1950-е годы практически единственными доступными в Великобритании трудами по необычным явлениям были произведения Т. Лобсанга Рампы, называвшим себя тибетским буддийским ламой. Первую книгу «Третий глаз» Рампа опубликовал в 1956 году. В ней рассказывается, как автор воспитывался в одном монастыре в Лхасе, подвергся операции, которая открыла его «третий глаз» и психические возможности, и даже совершал боевые вылеты во время японского вторжения. Более поздние издания включали еще более удивительные истории: например, как Рампа спроецировал свое астральное тело на Венеру, где общался с рядом «вознесшихся Учителей», в том числе с Христом и Буддой.

Через год-два книги Рампы пользовались уже таким успехом, что привлекли внимание некоторых иммигрантов из Тибета, обнаруживших многие несуразности в его описании жизни в Лхасе. Озадаченные и встревоженные, они наняли английского частного детектива по имени Клиффорд Бэрджесс, чтобы он проследил за Рампой и выяснил, что тот в действительности знает о мистической стороне буддизма. Донесение Бэрджесса было не просто уничтожающим, но и курьезным. «Рампа» не был никаким ламой. Его подлинное имя — Сирил Хоскинс, он — сын водопроводчика из Плимптона, графство Девоншир. Он брил голову, чтобы обрести восточный облик, и жадно изучал все связанное с оккультным, но он никогда не был в Тибете, никогда не пилотировал истребители и уж тем более не переносил никакой операции на своем «третьем глазу».

Как ни удивительно, но Хоскинс как бы даже и не пострадал от столь уничтожающих разоблачений. В своей наиболее доходчивой автобиографической работе «История Рампы» он признается: «Да, я — Хоскинс, но только до известной степени». Как Рампа он якобы умер по дороге из Тибета в Англию, и его дух вынужден был найти тело человека с Запада для обитания. Лама и сын водопроводчика встретились на астральном самолете, и в обмен на кредит счастливой кармы Хоскинс согласился уступить свое материальное тело тибетскому ламе. Бестелесные тибетские психохирурги принялись за работу, и давший обет безбрачия монах Рампа Бездомный унаследовал английский облик Хоскинса, его дом и заодно его жену. Так ловко обойдя обличительное донесение Бэрджесса, Рампа-Хоскинс написал еще с десяток книг, в том числе «Жизнь с ламой» — якобы телепатическим образом надиктованные котом Рампы мемуары. Они уже не пользовались таким успехом, как «Третий глаз», но в 1960-е годы было распродано более миллиона экземпляров.

Обман Рампы был довольно грубым. В его россказнях была масса явных неувязок, и только незнание читателями Тибета и оккультизма позволяли Хоскинсу выходить сухим из воды. Мистификация же, которую устроил Карлос Кастанеда, в каком-то смысле духовный последователь Рампы, оказалась весьма изощренной. И все же Кастанеда, добившийся замечательного успеха в 1970-е годы, опубликовав «Уроки дона Хуана» и три другие книги о своих встречах с одним мексиканским индейцем-колдуном и о своем посвящении в мистический «способ познания яки», использовал, по сути, ту же методику.

Книги Кастанеды о доне Хуане стали самыми популярными произведениями в истории антропологии, привлекая миллионы читателей своим смешением философии, приключений и поразительных парапсихологических явлений. Кастанеда пишет о том, что колдун яки и его друг дон Хенаро могут левитировать, телепортироваться и по желанию производить полтергейстов и странные видения. Они силятся лишить автора — и, значит, читателя — чувства реальности, подменяя его видением постоянно меняющейся Вселенной, поддерживаемой лишь силами колдовства.

Подобная философия оказалась весьма привлекательной для читателей, выросших в 1960-е годы под влиянием как идеалов того десятилетия, так и пропаганды наркотиков как средства просвещения (дон Хуан и Кастанеда принимали разные галлюцинагены ради познания). Другим фактором, вызывавшим большое доверие к его книгам, стало получение автором степени доктора философии в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса за диссертацию, основанную на записях, которые он якобы делал во время своего общения с доном Хуаном в Мексике. Его труд был провозглашен классикой, «сосредоточенной на опыте» антропологии, и образцом для коллег, желающих проникнуть в мысли людей.

Как утверждает Ричард де Мил, автор двух критических очерков о мире Кастанеды, нет никаких доказательств того, что смешливый дон Хуан и его друг дон Хенаро (большой любитель туалетного юмора) когда-либо жили на свете и что сам автор вел когда-либо научную работу среди индейцев яки. Хотя книги Кастанеды отличались гораздо большей внутренней логичностью, чем большинство литературных мистификаций, в них есть одна-две существенные ошибки, свидетельствующие, что они плоды воображения. Что же касается привлекательной и интригующей философии, лежащей в основе приключений и странных явлений, диссертация, на которой основываются популярные книги, была написана, похоже, в Калифорнийском университете. Кастанеда сделал удачную ставку на то, что университетские профессора, выступавшие его оппонентами на защите, не читали всех книг в собственных библиотеках.

Разоблачения де Мила показали также, что и сообщенные Кастанедой автобиографические сведения так же далеки от правды, как и соответствующие утверждения Сирила Хоскинса. Тем не менее и друзья Кастанеды, и его противники соглашаются в том, что в его книгах есть нечто стоящее. Не один профессиональный антрополог настаивал на том, что практически не имеет никакого значения, описывают ли его работы реальные факты или являются выдумкой, поскольку они содержат важные истины. Немногие мошенники могут похвастаться подобной исключительностью.

Источник:
x-files.org.ua