Запад и Восток

Может быть, прав был Киплинг, когда изрек свою знаменитую фразу, «Восток и Запад никогда не встретятся». Хотя опять же нет ничего вечного в этом зыбком мире форм. Когда-нибудь солнце может встать не на Востоке, а на Западе, ведь по приданиям это уже было. Восток пытается догнать Запад, и в погоне за ее побрякушками копирует ее не самые лучшие стороны, а самые в и д н ы е, тем временем Запад ностальгирует по Востоку, пытаясь реанимировать свои притупившиеся чувства из-за чрезмерного комфорта.Обдуваемый рассудочным западным ветром, я все больше начинаю тосковать по Востоку, пропитанному терпким ароматом необузданности и страсти. Когда-то, живя там, меня нестерпимо тянул к себе Запад своей декларированной свободой, электронной музыкой и игрушками в виде продуктов цивилизации. Хороший добротный дом, красивая машина, законы, которые работают; что еще надо для жизни – думал я тогда. Теперь, гуляя по ухоженным европейским паркам и аккуратными лесными дорожками, заботливо посыпанные гравием, мне все больше хочется убежать подальше отсюда. Туда, где я снова смогу бродить без цели по безбрежным диким просторам, мчатся на старом автомобиле, пропахшем бензином и полынью, по пыльным степным дорогам, под огромным голубым куполом, неведомо куда.

Здесь на Западе, особенно в Германии, жизнь расписана по дням и по часам, но, не смотря на пресловутый человеческий фактор, это работает. Даже на два… нет три года вперед, запланированные мероприятия практически проходят без сучка и задоринки, вот-вот… без задоринки, в смысле эмоциональной спонтанности. Все как всегда, как положено, согласно расписанному графику. Даже падение Берлинской стены и введение единой валюты не могли поколебать привычные устои местных бюргеров. Так, отделались легким «психологическим насморком», потеряв часть потребительской корзины. Но как говориться: Война войной, а обед — по расписанию. Так что, будьте любезны, сударь, не выпадать из общего западного энергетического потока, а засучите рукава и вперед на конвейеры прогресса.

Старушка Европа, пройдя через войны и депрессии, в свои молодые необузданные годы, постарев, решила, что ей ни к чему теперь эмоции, создающие хлопоты и неуверенность в завтрашнем дне, поэтому она стала жить больше разумом, а не сердцем. Великая вещь коллективное сознание: как только большинство людей на западе решило так жить — мир с ними согласился. И все потекло своим чередом…Kаждый день похож на предыдущий, лишь технические достижения напоминают о движение времени. Вот, к примеру, только вчера были громоздкие телевизоры, а сейчас плоский экран занял почетное место в квартире обывателей.

Западное мышление создала информационное поле, где не может быть случайностей, разрушающие привычное течение жизни, разве что «мелочи» в виде погодных аномалий. В гости спонтанно прийти к знакомым – это нарушение негласного устава хозяина, его расписания жизни. Хотите … битешен…, только сначала вы должны созвониться… и назначить «термин», где-нибудь встретиться в ресторанчики, в надежде, что вас когда-нибудь пригласят домой. И если вас все-таки пригласили на чашку кофе, то на столе вы увидите, только кофе и пару печенюшек. Нет, это не из-за жадности такой скудный стол, а из-за практичности. Больше времени для общения, а не постоянная беготня хозяйки на кухню за очередными блюдами. Бесполезно рыскать голодными глазами в поисках чего-нибудь существенного, ведь вы были заранее уведомлены о чашечки кофе и больше ничего. И не надо упрекать их за скупость, ностальгируя по восточному гостеприимству. Договор есть договор, тем более уповать на русское «авось», мол, а вдруг….. Здесь халява не прокатывает, получи согласно расписанию. Зато есть гарантия, что к вам тоже не припрутся ваши друзья в два часа ночи с бутылочкой крепкого, что бы излить свою душу, вытаскивая вас из теплой постели на вашу же кухню. Где вы просто обязаны выставить закусь и разделить с гостем то ли радость, то ли горе, ведь спросонья сразу не поймешь. Спонтанность — вещь обременительная и пугающая. Не знаешь, что и от кого ждать. И эта неизвестность для западного человека хуже серости жизни.

— Вы — русские разговариваете между собой, как будто ругаетесь — говорит мне местный немец. У вас эмоции льются через край. Вы очень агрессивны, на своих детей постоянно кричите. И мужчины ваши любят выпить водки. А женщины одеваются как проститутки.

— Ну да есть такой грех — отвечаю я ему. А про себя думаю, зато у вас собаки не лают и голоса детей на улице не слышны, и улыбаетесь вы не искренне, а так для приличия. В конце концов, скучные вы люди, все у вас «орнунг ист орнунг», а где кураж, где всплеск чувств. И какие-то вы все индивидуалисты, живете сами по себе, без чувства коллективизма. И женщины ваши, подхватив вирус феминизма: превратившись в средний род, с сигаретой в зубах, не вызывают к себе естественного мужского желания. Даже ваши бодрые народные песни в ритме марша, с одним и тем же ритмом навевают тоску в душе. Мне совсем не весело быть в одной и той же вибрации, сидя за длинным столом с кружкой пиво, и, раскачиваясь из стороны в сторону. Мне хочется плакать от, раздирающей душу мелодии, или пуститься в пляс под захватывающий танцевальный ритм. А иногда плюнуть на все вместе взятое и захандрить по неведомому, даже не понятному самому себе. Разве объяснишь это тому, кто никогда не жил на востоке, кто не был в плену ее сердечных чар.

С другой стороны, мне нравится жить разумом. Удобно и практично. Не надо постоянно бороться с собственной глупостью из-за вечных проблем, созданными неконтролируемыми эмоциями. Вот, к примеру; едешь ты по главной дороге среди вереницы машин, хотя у тебя преимущество, но ты, видя, что на второстепенной дороге скопилось много автомобилей, притормозив, пропускаешь пару машин вперед себя. Нет, ты не добрый дядька, просто логично: все равно плетешься в колонне, и оттого, что на пару автомобилей ты будешь дальше от цели, ничего не изменит, а вот через минуту другую обязательно попадешь в такую же ситуацию, и ты знаешь, что тебя тоже пропустят.

Здесь в Германии все пропитано рационализмом и порядком; коллективный разум достиг такого уровня развития, когда приходит понимание, что все мы живем по принципу «домино», толкнешь соседа «козла» — сам упадешь подбитым «парнокопытным». Европейцы уже давно вышли из пещерно — шкурного капитализма, с его резким расслоением общества на бедных и богатых. Богатые уже не кичатся своим статусом, типа — лохи на «Фольцвагинах» — на лево, крутые на «Бентли» — на право, а бедные не чувствуют себя изгоями общества. У них есть гарантия, что они не останутся без куска хлеба и крыши над головой. Европейские аллегархи уже давно научилось жить по принципу, «лучше поделиться с малым, чем потерять все». Зачем лишний раз дразнить красным лоскутом превосходства перед мордой пролетарского быка. Можно и по заднице схлопотать революционными рогами. Как правило, скромность и послушание украшает не только женщин, но и все слои общества. Поэтому уголовный кодекс для всех граждан, не взирая на их статус-кво, работает одинаково, словно огромный маховик, запущенный предками европейцев.

Но в нашем трехмерном мире нет идеальных обществ и быть, в принципе, не может. Поэтому, тот же маховик закона служит хорошим катком для любителей вольницы. Свободные люди не выгодны любому государственному устройству — от них одни неприятности. Они расшатывают своим непоседством привычные устои обывательской жизни, и, конечно, портят жизнь «серым пастухам», которые хотят спокойно управлять жующим стадом на пастбище потрибительства, глядя, как наедаются их бока, предвкушая свою обильную трапезу.

Можно открыто, используя идеологию, запретить человеку доступ к информации, как когда-то в Советском союзе. Но мы то уже знаем на своем опыте, про запретный плод — он всегда слаще. Поэтому кукловоды запада, сделав выводы из своих старых ошибок, открыли информационные шлюзы на голову своих марионеток, завалив их сознание всяким информационным хламом, где правда обильно перемешана с ложью. Главное запудрить им мозги: например, чужими жизнями поп-звезд, мыльными сериалами и вечными политическими теледебатами: а то не дай бог, они задумаются о смысле своего существования…

Создав образ счастливого общества, при помощи мастмедиа, запрограммировав стиль поведения толпы, где у человека должна быть одна глобальная цель – производить и потреблять, они добились своей цели — человек добровольно отказался от своей внутренней свободы ради золотой комфортной клетки под именем «Цивилизация». Материалистическая философия, наука, искусство, религия – все для этой цели. Ученые мужи в своих лабораториях скальпелем логики дробят мир на кварки, создавая технологии, оторванные от природы, чтобы создать еще больше умных машин, обслуживающих непомерно разросшиеся желудки обывателей. А искусство в угоду коммерции теряет свое истинное предназначение – двигать и тормошить сознание. Оно все больше превращается в штамповку для одноразового использования. Основатели религий много веков назад и не предполагали, что их духовные откровения станут фундаментом новой бездуховной цивилизации, не осознающей саму себя, единственная цель которой — плодиться и размножаться среди вороха, им же созданных бездушных приспособлений.

От всего этого, гражданин цивилизованного государства находится в мозговом и духовном ступоре, заснув беспробудным сном повседневности. Дни, сменяя один другой, создают иллюзию устойчивого незыблемого мира, как будто даже смерть отступила из этого технократического рая. Он уже не может и, что самое главное, не хочет что-либо менять в жизни. Зачем? Все вроде хорошо, сытно, уютно, вот только бы еще всего побольше. Человеческое сознание, усыпленное материализмом, теряет остроту жизни, ее волшебство. Человек перестает быть гибким и текучим, превращаясь в примитивный механизм добывания наслаждений. Смысл его жизни — это непомерно разросшиеся желания, которые не возможно утолить, даже если всю землю превратить в сплошной супермаркет. Человек в таком мире озабочен только одним: деньгами и как допинговать свои умирающие чувства.

Жители Германии, прощаясь, желают друг другу « филь шпас», если дословно перевести «большого вам удовольствия». Как будто, люди здесь озабоченны только одним, получением радости и удовольствия. Конечно, ничего в этом плохого нет. В любых человеческих проявлениях есть польза для души, ее уроки. Но на уровне человека доминирование одного проявления, пусть даже самого благостного, в ущерб другим чувствам, чревато разрушением всего человеческого организма. Все благополучие европейской цивилизации, с ее ухоженными газонами и цветочными клумбами, красивыми домами, и, конечно, техническим прогрессом, держится на одном единственном энергетическом рубильнике. Страшно представить, если он в один прекрасный день отключится. Ну… мало ли что может произойти в наш век перемен, к примеру, от природных глобальных катаклизмов, до социальных потрясений. Мы когда-то бывшие «совки» и представить не могли, что наше могучее государство СССР развалится у нас на глазах с такой скоростью, что африканские военные перевороты, которые происходят согласно ритмам тамтамов, просто тормоз.

Все больше чувствуется, что души в теле старой Европы, устали от ее чрезмерной ментальности и невостребованности своего существования. За фасадом вежливых улыбок и опрятно одетых граждан прячется обиженный маленький ребенок, у которого отобрали радость бытия, взамен всучив строгие и примитивные правила игры, от которых ему скучно и тоскливо. И чтобы хоть как-то защитить свою искренность, он в отместку убегает в миры глюков, используя наркотики и виртуальные реальности, гневно крушит и сжигает магазины и машины на улицах больших городов, или расстреливает из пистолета своих одноклассников, словно в электронной игрушке.

Сознание человека создано для того, чтобы постоянно получать новые биты живой информации из огромного космического источника, а не из телеэфира и компьютерных силиконовых иллюзий, контролируемых мета-программистами. Иначе разум, не имея доступа к духовным порталам, коллапсирует до уровня крохотных плоских миров, где нет достаточной энергии (движка), чтобы полноценно формировать пространство. Вместо того, чтобы эволюционировать в реальную многомерную вселенную, человечество под водительством Запада (тотальной ментальности) все дальше инволюционирует в отдельную крохотную реальность с размером в один компьютерный пиксель.

И вот этот крохотный пиксель – полянку — нам, людям с огромным энергетическим потенциалом, пытаются навязать как самое ценное демократическое достижение человечества. И у них- радетелей человечества- это практически получилось. Кто же не захочет жить на уютной, выстриженной до миллиметра, европейской лужайке? Это же такой раскрученный известный бренд, не то, что жизнь в российской глубинке, где все прогрессивные идеи человечества тонут в эмоциональном котле, где варятся сущности из разных энергетических уровней нашей Вселенной.

В эмоциональных просторах России европейская логика, будь-то открытая военная экспансия, или же скрытое навязывание своего мышления, тонет в необузданной страсти Востока. Западу, с его структурированными мозгами не понять, что России западная демократия, словно махровый феминизм для женщин – это, в первую очередь, потеря своего истинного предназначения — утраты материнского эгрегора. Да она и не сможет жить по-европейски с ее институтами управления. России, кипучей натуре, всегда нужен был центр, в виде единовластия, не важно под каким соусом, лишь бы оно служило якорем, удерживающим в земной бухте огромный многонациональный ковчег. Иначе, плохо управляемые эмоциональные волны россиян, подстрекаемые демагогами от демократии, разнесут свой мега-корабль в щепки, став военным трофеем Запада.

Глупо подражать западному образу жизни, чтобы не выглядеть варваром в глазах цивилизованного соседа, лишая тем самым себя самобытности. В то же время, не надо выпячивать свою избранность перед богом, отрицая реальные достижения Запада и других наций, уводя свой народ в дремучие леса примитивизма и элементарного выживания под эгидой возвращения к истокам. Ведическая Русь канула вечность, как и все другие протоцивилизации на Земле. Дважды в одно и тоже время в третьей плотности не войдешь. Современные египтяне тоже живут на земле своих предков богов, но это не значит, что они являются их духовными наследники. Для них все эти древние артефакты, лишь способ выжить, добывая фунтики из карманов заезжих зевак.

По большему счету каждый должен быть самим собой и дать возможность другим проявлять индивидуальные качества. Интереснее жить в разноцветном многоликом мире, где центром интеграции служила бы духовность и любовь к ближнему, а не один «клонированный» стиль поведения и мышления. Но мы живем в мире, где более сильные нации пытаются ассимилировать слабые, используя для этого синтетический демократизм. У малых стран просыпается инстинкт самосохранения, подключаются их эгрегоры, и война за свои взгляды начинается на всех уровнях.

Некоторые народы, не имея возможности открыто противостоять сильным странам, уходят на тропу партизанской войны, чтобы защитить право на свое видение мира. В этой непримиримой борьбе допускаются самые крайние меры в виде живой бомбы, разрывающую многочисленную толпу иноверцев. Боги национальных и расовых эгрегоров тоже не дремлют. У них свои отведенные участки на земле, которые с усердием обрабатывают. Они очень ревностно следят, чтобы на их грядку с человеческой клубничкой не покусился какой-нибудь пришелец, почуяв дармовщину. Этот мир как будто специально создан для того, чтобы ее жители жили в постоянном страхе, генерируя его в пространство, как ценный энергетический продукт для закулисных гурманов. Человечество всегда жило и продолжает жить на грани фола; шаг вправо, или влево — всегда карается одним и тем же- хорошей кармической дубинкой. Любое, самое благое дело, к примеру, глобализация или напротив многополярность, может тут же обернуться тяжелым испытанием для миллионов людей, не важно, где они живут на Западе или на Востоке.

Может быть, прав был Киплинг, когда изрек свою знаменитую фразу, «Восток и Запад никогда не встретятся». Хотя опять же нет ничего вечного в этом зыбком мире форм. Когда-нибудь солнце может встать не на Востоке, а на Западе, ведь по приданиям это уже было.

Восток пытается догнать Запад, и в погоне за ее побрякушками копирует ее не самые лучшие стороны, а самые в и д н ы е, тем временем Запад ностальгирует по Востоку, пытаясь реанимировать свои притупившиеся чувства из-за чрезмерного комфорта.

После долгой разлуки со своей бывшей Родиной, я, наконец, навестил родные места на Востоке, где я провел свои зрелые годы. Гуляя по улицам когда-то любимого городка, я вдруг понял, что я уже никогда не смогу жить здесь. Слишком шумными и базарными показались мне теперешние люди. Вся их жизнь проходила в суете, добывания денег,
4000
охоте за теми же пресловутыми товарами народного потребления. Евроремонт, иномарка, баксы, евро, только и слышишь вокруг. Вирус потрибительства охватил все слои населения, даже тех, кто когда-то в 90 годы, в период повального духовного увлечения, хотели возродить здесь новый духовный мир.

Меня от бурных эмоций и жарких объятий Востока потянуло обратно на свою новую родину — в старую, тихую Европу, где уже давно пройдены многие уроки материализма и теперь она все больше переходит в созерцательную жизнь. Да, здесь нет среди моря невежества и тьмы той восточной духовности – островков благополучия ( ашрамов), здесь весь воздух пропитан терпимостью и пониманием, что мир не заканчивается за твоим дувалом, а только начинается, что он намного шире родовых поместий и замков. Ведь все наше пространство пронизано четырьмя стихиями: Север (трезвость), Восток(мудрость), Юг (сила) и, конечно, Запад (отпускание). И где бы мы ни жили на земле, и какой вере не принадлежали, мы всегда будем чувствовать их влияние на себе, хотим мы этого или нет.

Алекс Виндгольц.
Германия. Декабрь 2007