Если бы иллюминатов не было, их следовало бы выдумать!

С теорией о заговорах надо быть крайне осторожными, ибо для манипуляций с человеческим сознанием лучшего инструмента не существует. И это прекрасно известно авторам романа, в частности, главному из них, Р. А. Уилсону — культовому для думающей молодежи персонажу. Изобретатель «Квантовой психологии», писатель, чьи книги реально помогают приобрести и развить в себе навык мыслить самостоятельно, в своих книгах он одновременно дает ответы на все главные вопросы Вселенной и отрицает возможность существования правильных и неправильных ответов как таковых.Джозеф Малик, главный редактор газеты «Конфронтейшн», занялся журналистским расследованием серии громких политических убийств в США и одновременно начал собирать сведения о тайной организации под названием «Иллюминаты». В скором времени сам Малик и несколько его репортеров исчезли в неизвестном направлении, а офис газеты был взорван.

Детективы Сол Гудман и Барни Малдун, расследующие дело о взрыве и исчезновении, сами выходят на теорию о каком-то зловещем заговоре, и многое в ней кажется им противоречивым и невероятным. Пытаясь при помощи своих здравых и трезвых умов отделить ложь от правды, они не подозревают, с чем на самом деле столкнулись.

В романе Уилсона-Шея, как в доме Облонских, смешалось все: желтая подводная лодка и разумный дельфин Говард, анархисты и правые радикалы, марихуана и мухоморы, тантрический секс и ядерная угроза, сатанисты и ассасины, глаз в пирамиде и портрет Джорджа Вашингтона, нимфоманки и грабители банков, затонувшая Атлантида и летающие тарелки… Текст романа вообще воспринимается с трудом: голос повествователя перемещается из одной точки зрения в другую так же быстро и резво, как белка перескакивает с ветки на ветку. Читатель может попасть из настоящего в прошлое, а потом – и в будущее, не выходя за пределы одного абзаца.

Дело в том, что хаос, нелинейность мышления, множественность точек зрения, относительность понятий о прошлом-настоящем-будущем – сознательная позиция авторов романов, исповедующих дискордианство. Дискордианство – это такая пародийная, карнавальная религия, придуманная в конце 1950-х представителями неофициальной культуры в противоположность «нормальной» нормативной системе ценностей. Дискордианцы прославляют позитивный хаос, неструктурированный жизненный импульс и иррациональной женское начало.

В романе дискордианцы противостоят иллюминатам, противоположному началу — структурирующему, рациональному, мужскому. Поскольку две эти силы равноценны и находятся в динамическом равновесии, борьба идет от начала времен с переменным успехом. Правда, в последнее время иллюминаты пытаются все-таки добиться преимущества – в этом и состоит основная проблема романа.

Читатель будущего наверняка придет к выводу, что, начиная со второй половины XX века, писателей обуяла паранойя. Они ищут и, что самое интересное, то и дело находят приводящие в движение мировую историю невидимые нити, концы которых держит в руках некая группы, скрытая от общественности.

Однако то, что главным сюжетом литературы новейшего времени стал сюжет о тайном всемирном заговоре, весьма закономерно: так коллективное бессознательное отреагировало на глобальный сдвиг, произошедший в умах наиболее активной части человечества. С одной стороны, Первая и Вторая Мировые Войны, существование тоталитарных государств, массовые убийства «чуждых элементов» в СССР и евреев в гитлеровской Германии, Хиросима и Нагасаки сильно пошатнули веру человечества в то, что Бог контролирует происходящее на земле. С другой стороны, осознавать себя одинокой и неприкаянной щепкой, гонимой по жизни хаотичной чередой случайностей, для большинства людей совершенно невыносимо. Как пели «Иваси»: «Лучше быть нужным, чем свободным», — и ответом на эту потребность явился миф о всемирном заговоре.

Идея заговора делает мир упорядоченным, происходящие события благодаря ей кажутся проведением в жизнь некого плана. Приятно знать, что кому-то есть до тебя дело, пусть бы и заговору. Наконец, на происки заговора всегда можно свалить ответственность за собственные неудачи. Словом, если бы иллюминатов не было, их следовало бы выдумать – по крайней мере, так считают персонажи «Иллюминатуса!».

Однако с теорией о заговорах надо быть крайне осторожными, ибо для манипуляций с человеческим сознанием лучшего инструмента не существует. И это прекрасно известно авторам романа, в частности, главному из них, Р. А. Уилсону — культовому для думающей молодежи персонажу. Изобретатель «Квантовой психологии», писатель, чьи книги реально помогают приобрести и развить в себе навык мыслить самостоятельно, в своих книгах он одновременно дает ответы на все главные вопросы Вселенной и отрицает возможность существования правильных и неправильных ответов как таковых.

Описывая заговор иллюминатов, Уилсон и его соавтор Шей ухитряются делать это так, что ни у кого не остается сомнений в том, что перед нами гротеск. С одной стороны, иллюминаты развалили и утопили Атлантиду, а с другой — их идеология навеяна в 1723 году Адаму Вейсгаупту конопляными парами. Иллюминаты стоят за оголтелыми политиками всех возможных направлений – от коммунистов и фашистов до христиан и феминисток. Иллюминаты стремятся к власти уже много тысячелетий, но все никак до нее не доберутся, так как отделения организации без конца воюют между собой. Деятельность иллюминатов скрывает тайна, но все их секреты – секреты Полишинеля.

Если знаменитый «Маятник Фуко» Умберто Эко, который посвящен той же теме, но написан позже, всерьез пугает читателя последствиями, которыми чревато неумеренное порождение идей о заговорах, то карнавальное веселье «Иллюминатуса!» делает из теории заговора «веселое страшилище». Авторы проповедуют: идея, над которой невозможно посмеяться, ложна, а очень серьезные люди никогда не совершают великих открытий. В продолжение этой мысли выскажем расхожую фразу о том, что все самые большие глупости делаются с серьезными лицами. Хотя с 1975 года, когда «Иллюминатус!» был опубликован впервые, прошло уже тридцать лет, нашему миру для гармонии все еще не хватает хорошей порции дискордианства.

Автор обзора: Маша Гаврилова

Роберт Антон Уилсон «Краткая история саги об Иллюминатах»

Боб Шей и я начали писать трилогию «Иллюминатус!» в 1969 году, и вдохновила нас на это наша работа в качестве редакторов «Форума Плейбоя», посвященного гражданским свободам, правам личности и злоупотреблениям властью.
Разумеется, кроме многочисленных писем от разумных людей, справедливо возмущавшихся подлинными случаями неконституционного поведения судей и законодателей, на наш «Форум» — особенно в те годы — приходило немало параноидальных разоблачений всяческих воображаемых, порой очень причудливых заговоров. Однажды уже не помню кто из нас — то ли Шей, то ли я — сказал полушутя: «Послушай, а что, если все эти психи правы и все эти заговоры, на которые они жалуются, реально существуют?»

Так и родилась наша сага об Иллюминатах. Идея была очень проста: написать нечто среднее между сатирическим романом и мелодрамой и постараться сохранить тонкое равновесие между «доказательствами» многочисленных заговоров и фактами, опровергающими эти «доказательства». Конечно, обладай мы с Шеем хоть малейшим «чувством рынка», мы бы поняли, что такое намеренно неоднозначное произведение вряд ли будет иметь большой коммерческий успех. Во всяком случае, в ближайшее время. Но, как только мы начали, эта работа оказалась столь увлекательной, что мы просто забыли о пресловутом «простом читателе из глубинки». К сожалению, мы писали для Элиты (или даже Секты) и, хуже всего, даже не представляли себе, что это за Элита-Секта такая, для которой мы пишем. В результате мы создали и разгадали тайну (пожалуй, до конца все-таки неразгадываемую), которая не только интригует, как Агата Кристи, но заставляет поражаться, изумляться и изрядно помучиться, как Ницше, Витгенштейн и вообще вся современная философия.

Впрочем, коммерческие результаты этого «онтологического партизанства» оказались не так плохи, как можно было бы ожидать. Да, конечно, нам пришлось более пяти лет искать издателя для такой немыслимой книги, причем мы столь же часто слышали от Старших Редакторов фразу «Я ни хрена в ней не понимаю», как от Младших Редакторов — «Я ее просто обожаю». Но, когда трилогия наконец была напечатана (в 1975 году), она почти повсюду получила очень хорошие отзывы. В первый же год нам выплатили весьма неплохие авторские отчисления (мы оба были еще столь неопытны, что даже не поняли, как нам в данном случае повезло: обычно «кровные» авторские еще попробуй получи!). В 1976 году по «Иллюминатусу!» была поставлена успешная рок-опера в Лондоне, которая была так же хорошо принята в Ливерпуле, Амстердаме и Франкфурте. Книга была издана в Англии, вскоре появился и немецкий перевод.

Все больше отсылок к трилогии стало появляться в романах других авторов, кинофильмах и музыкальных клипах. Наше произведение было признано «андеграундной классикой». Я стал довольно успешным лектором (и даже сделал небольшую карьеру в качестве эстрадного комика), что позволило мне повстречаться со многими поклонниками «Иллюминатуса!» — с той самой Элитой (или Сектой?), для которой, не зная ее, мы с Робертом Шеем писали. В основном это люди молодые и очень разношерстные — политики-либертарии, фанаты научной фантастики (что странно: мы с Шеем, сочиняя нашу трилогию, меньше всего думали о ней как о НФ), неоязычники, футуристы, сторонники идеи космических колоний, люди, «задвинутые» на долголетии и витаминах, и (если говорить о более «зрелой» публике) многочисленые психологи, психиатры, медики-радикалы и прочие профессионалы, озабоченные болезнями американской нации. А также множество людей, которые ненавидят ФБР и налоговую службу…

После «Иллюминатуса!» Роберт Шей начал создавать вполне «мейнстримовые» романы. Я же пишу все более «странные» и «навороченные» сатирические или фантасмагорические (это вам решать) произведения, которые, как и «Иллюминатус!», продаются то лучше, то хуже. Сейчас все они переизданы в очередной раз и продаются лучше, чем когда-либо. (Наверное, мир становится таким непредсказуемым, что мой сюрреализм теперь кажется чем-то нормальным.) Не знаю, лучший ли это путь для писателя, но, кажется, это единственно возможный путь для меня. Как только я пробую писать для «обычного читателя», у меня получается муть, которую никто не хочет печатать. Когда же я пишу так, как мне хочется, мои работы издаются. Кривая продаж то поднимается, то падает, то снова поднимается, но в конечном счете каждая книга находит своего преданного читателя.

Перевод Андрея Костенко, с сокращениями
Издательство «София»

Купить книги:

Иллюминатус! Часть 1. Глаз в Пирамиде
Illuminatus! Часть 2. Золотое яблоко