Ученые шпионят за Музой

Одно из важных заключений, которое сделали экспериментаторы, состоит в том, что «творцы» и «методисты» демонстрируют разную активность в областях мозга, занятых обработкой визуальной информации. Рисунок альфа- и бета-ритмов у творческих натур соответствовал рассеянному, а не сосредоточенному восприятию визуальной информации. Эта особенность может позволить людям с творческим типом мышления обнаруживать те самые отдаленные связи, которые недоступны индивидуумам с сугубо систематическим типом мышления.

Нейрофизиологи научились выявлять творческий потенциал

Американские нейрофизиологи в ходе новых экспериментов сумели получить ответ на вопрос, чем творческое мышление отличается от мышления нетворческого (т.е. систематического). Иными словами, теперь ученые с помощью приборов научились фиксировать момент прихода вдохновения.

В работе, проведенной под руководством Джона Кунайоса (John Kounios), профессора психологии из Университета Дрексела (Drexel University, г. Филадельфия, штат Пенсильвания), и Марка Джанг-Бимана (Mark Jung-Beeman) из Северо-Западного университета (Northwestern University, штат Иллинойс), сравнивалась мозговая активность людей, обладавших креативным и некреативным стилем мышления.

Исследование, опубликованное в журнале Neuropsychologia (статья называется «The origins of insight in resting-state brain activity»), демонстрирует наличие принципиально разной структуры мозговой активности (не только в процессе решения задач, но и в состоянии покоя) у людей, которые способны на внезапные творческие озарения, и тех, кто обычно справляется с проблемой путем ее систематического анализа.

Сначала все участники эксперимента в течение семи минут занимались ничегонеделаньем (предавались релаксации), и в это время записывались их электроэнцефалограммы (ЭЭГ), регистрирующие мозговую активность в состоянии покоя. В это время перед испытуемыми не ставили никаких задач, и им разрешали думать о чем угодно. Затем всех их просили расшифровать ряд анаграмм — то есть распознать слова, порядок букв в которых намеренно перепутан (например, «MPXAELE» — это на самом деле «EXAMPLE» — т.е. ‘пример’ по-английски).

Расшифровать анаграмму можно двумя разными способами — систематически перебирая различные буквенные комбинации (в поисках чего-то осмысленного) или же попытавшись «угадать» решение, при внезапном «озарении» увидев в бессмысленном наборе букв искомое слово. После каждого успешного решения участники эксперимента указывали, каким именно образом они пришли к своему ответу.

После этого испытуемые были разделены на две группы — тех, кто сообщал о решении задач в основном за счет внезапного озарения, и тех, кто приходил к решению путем систематического анализа. Сравнивалась мозговая активность этих групп во время отдыха (тогда, когда отдыхающие не только не знали, что они должны будут решать какие-то задачки, но даже и не подозревали еще о сути исследования). Выяснилось, что картины мозговой активности двух этих групп имели очень серьезные отличия.

Одно из таких отличий состояло в том, что сторонники «творческих методов» решения задач демонстрировали повышенную активность в нескольких областях правого полушария мозга. Предыдущие исследования уже позволили предположить, что правое полушарие отвечает за творческий подход к решению проблем, встающих перед индивидуумом: оно занято установлением ассоциативных связей между различными разрозненными элементами, что как раз и считается важнейшим компонентом творческого мышления.

Нынешнее же исследование показало, что преимущественная активность правого полушария сохраняется даже в период отдыха — то есть тенденция решать задачи творческим методом (поиском отдаленных разрозненных связей) — это неотъемлемое свойство конкретного индивидуума.

«Склонность к тому или иному способу решения задачи — с помощью творческого или методического подхода — возникает не в тот момент, когда человек уже столкнулся с проблемой. Избрание той или иной стратегии определяется предшествующим состоянием человеческого сознания», — поясняет Кунайос.

Второе важное заключение, которое сделали экспериментаторы, состоит в том, что «творцы» и «методисты» демонстрируют разную активность в областях мозга, занятых обработкой визуальной информации. Рисунок альфа- и бета-ритмов у творческих натур соответствовал рассеянному, а не сосредоточенному восприятию визуальной информации. Эта особенность может позволить людям с творческим типом мышления обнаруживать те самые отдаленные связи, которые недоступны индивидуумам с сугубо систематическим типом мышления.

Так, у творческих натур случайно подслушанное слово из чужого разговора или какая-нибудь забавная вывеска может запустить в сознании длинную ассоциативную цепочку, которая в конце концов приведет к неожиданному решению. И, напротив, сосредоточенность на решении конкретной проблемы у людей, действующих методично, позволяет им отсеять все лишнее и в конце концов применить уже известную стратегию решения задачи — точно так же, как пирог можно испечь, если обладаешь подходящим проверенным рецептом.

Помимо принципиально новых сведений о невральном основании творческого потенциала, данное исследование обещает также открыть секрет развития творческих способностей и сулит появление строго научной методики оценки творческого потенциала каждого человека. Впрочем, пока еще никто не доказал, что желание заранее угадать ответ, а не вывести его в результате однозначных логических умозаключений непременно отличает личность творческую от нетворческой…

Источник:
Ольга Форись
Грани.Ру