Из офиса к гориллам

Для многих уставших 25-40-летних владельцев бизнеса и успешных наймитов среднего звена потребительство — единственный признак собственного существования.Остальное — рефлексивное проявление жизни. Чтобы не порвать тонкую нить с реальностью, они все чаще спасаются бегством в далекие страны. «Я тень своей собственной жизни. Когда мой будильник звонит в 7 утра, я уже думаю, что закончу день примерно в 23 часа и за час доберусь сквозь пробки до дома.Для многих уставших 25-40-летних владельцев бизнеса и успешных наймитов среднего звена потребительство — единственный признак собственного существования.Остальное — рефлексивное проявление жизни. Чтобы не порвать тонкую нить с реальностью, они все чаще спасаются бегством в далекие страны. «Я тень своей собственной жизни. Когда мой будильник звонит в 7 утра, я уже думаю, что закончу день примерно в 23 часа и за час доберусь сквозь пробки до дома.

За день я выпью пять-шесть чашек очень крепкого кофе, несколько банок дженериков, отвечу на 70-80 звонков по двум мобильным телефонам, а на выходных буду рассказывать, смотря в одну точку, своему психиатру об успехах своего бизнеса и о том, что не понимаю, кто такая моя жена», — пишет в блоге удачливый бизнесмен, обладатель шестинулевого долларового счета.

Летом все меньше говорят о работе и все чаще о том, как от нее убежать. «Протрезветь. Раздать все книги. Показать в окно две фиги. Сдать бутылки. Взять билет. Сесть в плацкарт. Свалить в Тибет» — так точно сформулировал один из приятелей, давно сбежавший из линейного мира бизнеса и окончательно потерявшийся из вида где-то в южных штатах Индии.

Их называют модным словом «дауншифтеры». Они отказались от чужих целей ради жизни ради себя и своей семьи. Для многих это сопровождается понижением зарплаты и должности, отказом от традиционной карьеры и «крысиных бегов».

Игорь Жулебин 5 лет проработал менеджером среднего звена в компании транспортной логистики. Будничная картина мира с твердым фиксированным графиком работы, вечно болтающей соседкой по рабочему месту и ощущение жизни, проходящей мимо, заставили его однажды собрать рюкзак, купить билет на самолет до Кении и без особой подготовки погрузиться в Черный континент и неизвестность. Вынырнув через полгода из путешествия, Игорь узнал, что мир не ограничен экраном монитора, а Африка очень похожа на Россию, а весь мир ведет себя по отношению к Африке так же, как его начальники в офисе к своим подчиненным.

Вкус Африки

— Два года назад мне совсем не хотелось зимовать в холодном городе и работать в порядком поднадоевшем офисе, — рассказывает Игорь Жулебин. — Я купил справочник Lonely Planet и билет на самолет до Найроби, столицы Кении, по недорогому тарифу, за $800. Мне всегда казалось, что самое интересное на Черном континенте — это Центральная Африка — малообжитое пространство, живущее вдали от цивилизации, где машина встречается 1 раз в месяц, а на доллар может сносно питаться неделю целая семья.

Поэтому, добравшись до цивилизованной Кении, я отправился в Заир и Конго-Браззавиль. Чтобы добраться автостопом до Уганды из Найроби, мне понадобилось где-то 3 дня. Путь несложный, первый же попавшийся католический священник подобрал меня на своем тарантасе и подсказал мне, что дальше стоит держаться католических миссий — там всегда накормят, напоят, дадут ночлег и подскажут путь дальше. Южная часть Уганды — тихая курортная страна на холмах, где говорят по-английски. Там есть прекрасный маленький городок у истоков Нила, где прямо в центре ходят огромные птицы, ищут себе еду на городских помойках. Озеро Виктория — это более сильные ощущения, чем Индийский океан.

Если вы боитесь войны, то не суйтесь на Север. Именно там живет Джозеф Кони, который дает детям калаши.

Моей следующей целью был крупный город Кисангани. От границы Уганды я выехал на мотороллере, который нанял вместе с водителем за $5 за день. Мой «сталкер» совершенно ничего не понимал, и мы ехали с ним в течение недели, общаясь на уровне знаков, пока не уперлись в конец дороги на рубеже джунглей. Дальше мне пришлось идти пешком. Было очень важно все время проверять обстановку: иногда повстанцы где-нибудь начинают восстания. Тогда я старался переждать в какой-нибудь деревушке и не идти дальше. Просто смотрел на людей, гулял, помогал местным жителям в нехитрой работе. В Африке вооруженные люли не так страшны, как чиновники. Большая неудача встретить чиновника — они уверены, что любой иностранец должен платить за то, чтобы дышать воздухом их страны. Попав однажды на чиновника, я вынужден был выложить целое состояние по местным меркам — $50.

Жутковато было в Заире. Это богатая природными ресурсами страна, которыми владеют либо иностранцы, либо очень ограниченное число местных. Население сильно социально расслоено, большинство народа невероятно бедно.

Чаще всего я ночевал в католических миссиях, которые есть в любой более-менее крупной деревне. У них во дворе можно поставить палатку. В общей сложности я проделал 500км до Кисангани. Из них последние 250 км мне пришлось пройти пешком, а 150км проехать на багажнике велосипеда. За это время я встретил всего лишь одну машину, которая уже в течение месяца пыталась преодолеть тот же путь — бензин тоже привозят на велосипедах. Поэтому, когда он кончается, люди просто разбивают палатки и ждут, когда им довезут новый. Самой страшной частью пути был так называемый тоннель — трубообразный в поперечном сечении отрезок тропинки длиной примерно 50 км в абсолютно заросших джунглях, где идти приходится иногда наклоняясь. В такой дикой местности здоровые гориллы подходят очень близко, и иногда становится по-настоящему страшно.

Просветление

От Кисангани я поплыл по великой африканской реке — Конго. Сначала я смог сесть на моторизированную пирогу. Это несколько длинных лодок, связанных веревками, с поставленным над этой конструкцией тентом. Их загружают, и среди груза садятся люди. В такой лодке места очень мало. Поджав коленки, я пробовал ехать четверо суток, но мне это было настолько неудобно, что я пересел на баржу и плыл на ней в течение 2 месяцев. Местное население так и живет, плавая вверх и вниз по реке, покупая и продавая какие-то нехитрые товары и сдавая намененное по приплытии в столицу.

К моему удивлению, у всех соседей по барже были мобильные телефоны, которые работали даже в самых глухих местах. При том что все соседи очень бедные люди и питались они буквально подножным кормом и маисовой кашей, а еду готовили на походной буржуйке. Хотя еды там все равно вволю. В реку бросаешь крючок, и на него набрасывается сразу несколько рыб. Но люди какие-то невероятно ленивые. Зайдя в одну хижину, я пытался купить еды или фруктов. Оказалось, что там у людей ничего нет, они голодают, потому что рыбу они просто не умеют ловить и не хотят учиться, а фруктов нет, потому что они сорвали последний урожай и съели, а теперь ждут нового.

Очень редко кому в голову приходит какая-то предпринимательская идея. Самый типичный вид бизнеса — нарубить леса, деревьев в три-четыре обхвата и полгода сплавляться с ними до Киншасы на плоте. Там стволы можно продать за приличные деньги. Сама Киншаса — это Нью-Йорк Африки. Огромный мегаполис с большим количеством клубов и очень богатой жизнью. После долгого плавания среди джунглей я был удивлен. Нормальный современный европейский город с совершенно роскошным посольским районом.

Мой обратный билет был из Кении, но к концу путешествия я уже страшно хотел домой. Пришлось переехать в Камерун, откуда раз в неделю летает «Аэрофлот» и можно долететь до Москвы за $1000.

Вернувшись, я понял, что жизнь не сводится к набору действий внутри офиса и дома или проторенного маршрута турагентств.

Игорь Жулебин, путешественник: «Африка хорошо, но дома лучше. Правда чтобы это понять, без Африки не обойтись».

Африка

Бюджет 4-месячного путешествия в Африку — $2700 ($800 за билет туда и обратно Москва -Найроби) с общей протяженностью пути более 5 тыс. км. Хостел в цивилизованной Кении стоил $8. Затраты на автостоп до Уганды — пара долларов на еду. Затраты на дорогу и еду до Киссингани — не больше $100, водитель велосипеда — $20, мотоцикл с водителем — $30 и мопед — $30. Билет на баржу по всей реке Конго — $20, еда во время сплава на бирже — $20. Хостел в Киншасе — $5-8.

Взятка на границах — $5, регистрация — $50-60, стоимость визы Уганды — $20, Кении — $50,

Заир (2-месячная виза) — $140, виза Конго — Браззавиль — $60,

Виза в Камерун — $50. Штраф на границе Конго-Камерун за нарушение регистрации -$15. Часовая переправа через Конго в Камерун — $15. Стоимость обратного билета из Камеруна — $1500 (получил по western union от друзей). В Москве «Аэрофлот» вернул $200 за неиспользованный обратный билет Найроби — Москва.

Азия

«Бюджет 3-месячного путешествия в Азию — $1400, срок — 3 месяца. Поезд Москва — Ташкент (3 суток), стоимость билета — 7-9 тыс. рублей. На автобусе до Самарканда — копейки. До Таджикистана за $20 на такси через перевал. Дальше нужно ехать от Душанбе до границы с Афганистаном 1 час на маршрутке. Получить пакистанскую визу оказывается очень сложно, лучше лететь из Кабула до Дели за $220. Индийская виза обошлась мне в $50-60, и в этой стране я провел больше всего времени. В Дели купил самый хороший велосипед, который можно было только купить (обошелся в $100). На нем ехал до штата Гуджарат 500 км, иногда подъезжая на поездах. Затем на поездах до Гоа — $8-10.

По приезде в популярную у русских провинцию мне сначала пришлось снять дорогую гостиницу за $10. Потом арендовал участок на крыше, спал на циновке ($1 за ночь). Из Гоа поехал на юг в штат Карнатака в город Бангалор. Это индийская «Силиконовая долина», невероятно развитый хай-тек город. Из Бангалора — дальше на велосипеде 300 км. Жил в гостиницах до $5, что совершенно нормально.

Дальше на автобусе до Мадраса ($5-8) и поездом Мадрас — Калькутта за $10. Гостиница в Калькутте, как и везде, — $5. Поездом до Дарзеллинга — $8. Дальше до Непала и горы Катманду. Жил на Freak Street за $1 в сутки. Ждал визу в Бирму 1 неделю, заплатил за нее $60. Стоимость жизни в столице Бирмы — $5 на ночлег и $2 на еду. Дальше самолетом к границе с Таиландом (виза — $50) тратил по $25 в день, Лаос (виза — $20), еда — $2. Виза в Китай — $30. Внутри Китая до Манчжурии на поездах — $100. От Забайкальска до Москвы за $150 на поездах», — рассказывает Игорь Жулебин.

Источник:
geospot.ru