Суфизм: в поисках Мастера

Ежегодно, в декабре, в турецком городе Конья происходит большой праздник, посвященный годовщине смерти Джалал ад-Дина Руми. Приезжает туда много интересного люду из разных стран, как просто сочувствующих и ищущих, так и самых настоящих дервишей. А если повезет, то есть если созрели уже, то можно встретить настоящего шейха (т.с. посвященного Мастера) и пожить в ханаке со всеми вытекающими. Один добрый человек, замечательный музыкант Гектор Мукомол, наш с вами земляк, ездил туда, все своими глазами видел, своими ушами слышал, своим сердцем чувствововал.

Ежегодно, в декабре, в турецком городе Конья происходит большой праздник, посвященный годовщине смерти (перехода) Джалал ад-Дина Руми, «наставника с сияющим сердцем», несравненного светоча персидской поэзии, автора знаменитой «Поэмы о скрытом смысле», но, прежде всего — суфийского Мастера, жившего и просвещавшего в тринадцатом столетии. Творчество и судьба Мевляны, как с любовью называли его ученики, отдельная тема, выходящая далеко за рамки этой статьи, и, единственное, что я могу сказать — найдите и почитайте (если умеете читать не только глазами, это будет для вас бесценным подарком на Пути).

Так вот: приезжает туда много интересного люду из разных стран, как просто сочувствующих и ищущих, так и самых настоящих дервишей. А если повезет, то есть если созрели уже, то можно встретить настоящего шейха (т.с. посвященного Мастера) и пожить в ханаке со всеми вытекающими.

Один добрый человек, замечательный музыкант Гектор Мукомол, наш с вами земляк, ездил туда, все своими глазами видел, своими ушами слышал, своим сердцем чувствововал. Ему и ответ держать.

— Зачем поехал?

— Трудно ответить на этот вопрос. Наверное, так надо было. Настало время – и поехал. Хотя, не могу сказать, что я нашел там что-то такое, чего не имел раньше.

— Как добирались?

— До Стамбула самолетом, дальше автобусом в Анкару и оттуда в Конью. Надо сказать, что в Турции отлично развито автобусное сообщение, можно попасть в любую точку на комфортабельном автобусе.

— Почему именно в Конью?

— В Конье, в дни празднеств, а они длятся приблизительно неделю, происходят удивительные сэма, что создает атмосферу, необычную даже для местных суфиев.

— Что такое сэма?

— Считается, что сэма – это способность суфиев слушать музыку сердцем. Это одновременно и ритуал, и духовная практика. Внешне это представляет собой коллективное радение, которое объединяет всех участвующих в единое целое. Огромную роль здесь играет музыка. На тех сэма, которые мне удалось посетить, одновременно играли от пяти до восьми музыкантов – почти все на ударных инструментах. Можешь себе представить, насколько мощное это действо. Большое значение имеет также пение зикров, чтение молитв (хотя, как правило, молитвы читает, а точнее пропевает, один человек, а зикр поется коллективно) и телесные движения.

— Зикр это?

— Буквальное значение слова Зикр – поминание Бога. По сути, это одна из основных суфийских практик. Он может быть как коллективным, так и индивидуальным. Пропевание зикра можно сравнить с чтением молитвы или мантры, в общем, это некая звуковая формула, которая дается Шейхом каждому ученику в отдельности. И мне думается, что дело здесь не в каких-то волшебных словах, точнее, не сами слова являются волшебными, а те энергии и состояния, которые передаются посредством слов и интонаций. То есть в определенном (одухотворенном) состоянии ученик получает этот зикр и потом повторяет его для того, чтобы находиться в нем и жить в нем. Подобные методы присутствуют и в индуизме – например, многократное повторение мантр (джапа), и в христианстве – повторение слов Иисусовой молитвы.

— Какая форма зикра самая распространенная, как, например, у буддистов ОМ МАНИ ПАДМЕ ХУМ?

— Одна из самых известных ЛА ИЛЛАХУ ИЛЛА ЛАХ. Переводится: нет Бога кроме Аллаха.

— А как насчет дыхания во время зикра?

— Насколько я знаю, в разных орденах практикуются разные способы дыхания. Могу лишь сказать, что во время Сэма, ритм дыхания напрямую зависит от музыкального ритма. Я заметил, что во время зикра, каждый из которых, кстати, длился от 30ти до 50ти минут, музыкальный ритм ускорялся, и соответственно возрастала интенсивность дыхания. Происходило что-то типа гипервентиляции легких со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вообще наука о дыхании очень тонкая, а потому, как ты понимаешь, описывать какие-то методики я не имею права.

— Хорошо, а какие методы обучения вообще присутствуют в суфизме?

— Все построено на передаче знаний от Мастера к ученикам. Существует такое понятие как барака – это некая святость, некая энергия, которая передается по цепи преемственности от учителя ученику. Каким образом это происходит, сложно говорить. Это тайна. Это то, что делает Путь по-настоящему сокровенным. У каждого Мастера свои способы для каждого ученика. Мне довелось получить интересный опыт в Анкаре. Там мы встречались с Шейхом ордена Кадирья-Тайари Абдул Кадиром и, пребывая в ханаке, наблюдали помимо общей атмосферы и то, как Шейх обучает своих учеников. Меня впечатлило полное отсутствие какого-либо давления, авторитет Шейха основан исключительно на любви и силе, которые от него исходят. Причем сила без оттенка насилия. Все, что происходит между дервишами наполнено особенной Влюбленностью и принесением себя в жертву, постоянной потребностью быть проводником более тонких энергий.

— Какие условия пребывания в ханаке?

— Прежде всего, желание, точнее не просто желание, а намерение, потому что одни из первых вопросов были: за чем вы пришли и что вы хотите узнать? Ну и конечно, открытое сердце.

— Возможен отказ?

— Да. Шейх сам решает. Ведь пребывание неготового человека в ханаке может навредить ему. В людях очень силен нафс (самость, эгоизм, себялюбие) и часто при неправильной мотивации люди, якобы практикуя что-то, на самом деле подпитывают гордыню.

— А как обстоят дела с питанием, оплатой и ночлегом?

— Все очень просто. В том месте, где мы были все так, как я читал в классических книгах. Люди приходят – с них ничего не требуют. Уходя, можешь оставить, сколько сочтешь нужным. Ханака существует за счет добровольных пожертвований и труда постоянных учеников. Особенных ограничений в питании не было, но на определенных этапах они возможны. Единственное бодрящее – чай, его в Турции пьют везде. А вообще, нет нужды в каких-либо стимуляторах, сэма наполняет до краев.

Мы были еще в одном месте – Кокчедэрэ. Там находится ханака или дарга Учителя по имени Мутлу-Баба (Баба означает Учитель). Эта дарга представляет собой здание типа круглого шатра. Шатер двухэтажный: на первом этаже зал, по бокам которого находятся спальные помещения, кухня, туалеты; на втором этаже всю площадь занимает зал, в котором происходят коллективные сэма, а иногда даже весьма необычные выступления. Мы побывали на сэма с участием человека, которого зовут Орудж Гувенг. Он также является Шейхом, то есть тоже Баба. Его сопровождала группа из семи- восьми учеников, которые играли на разных музыкальных инструментах. Они показывали подражательные танцы, копируя движения животных. Сам Орудж-Баба, кстати, родом из Киргизии или Калмыкии, помимо всего прочего, занимается музыкотерапией, то есть считает, что посредством музыки можно действительно исцелять людей. Все, что он делает, создается именно с этой целью.

Еще в Кокчедэрэ находятся термальные источники, на которых построены турецкие бани. Температура воды такая высокая, что забраться в нее – не очень то и просто, зато потом испытываешь настоящее освобождение. Так вот Мутлу-Баба любит время от времени проводить занятия именно там.

— Что собой являет мавзолей в Конье?

— Это бывшая мечеть, впоследствии превращенная в мавзолей. Кроме Руми, там покоятся также тело его сына Султана Веледа – основателя ордена Мевлеви и других Шейхов этого же ордена.

— Орден Мевлеви известен также благодаря особой практике вращающихся дервишей. Расскажи об этом.

— Скажу сразу, что там, где мы присутствовали, вращение не является само по себе практикой, не является способом вызвать некие состояния. Оно скорее даже является следствием определенных состояний. Вращение – это символ освобожденной души, кружащейся вокруг Бога. Поэтому имитация исключается, иначе это будет не подлинное сэма. Вращаются те, которые не могут не вращаться и часто это длится несколько часов подряд, что, как ты понимаешь, для обычного человека практически невозможно. И вообще, для меня лично очень важным является вопрос искренности, некой черты: если я буду что-то совершать – есть ли в этом внутренняя потребность, подлинно ли это желание?

Такие копания бесконечны и остается надеяться лишь на внутреннее чувство.

Общался с Гектором Мукомолом
и подготовил статью
Ярослав Яковлев
Рассылка «Йога и не только»