Янь Синь. Рассказ о мастере цигун

Целителя и мастера цигун Янь Синя восхищенные поклонники именуют «волшебным доктором небесных палат» или «живым Цзи Гуном» — по имени легендарного кудесника. С раннего детства он начал овладевать искусством ушу и цигун под руководством известных мастеров. Янь Синь прошел обучение более чем у двадцати наставников — учителей школы Улинь, у патриархов цигун и воспитателей знаменитых бойцов.Целителя и мастера цигун Янь Синя восхищенные поклонники именуют «волшебным доктором небесных палат» или «живым Цзи Гуном» — по имени легендарного кудесника. С раннего детства он начал овладевать искусством ушу и цигун под руководством известных мастеров. Янь Синь прошел обучение более чем у двадцати наставников — учителей школы Улинь, у патриархов цигун и воспитателей знаменитых бойцов. Усвоив и творчески переработав достижения различных направлений и школ, он не только сосредоточил в себе знания и навыки врача китайской медицины, мастера ушу и цигун, но и обрел особые возможности, поражающие воображение его современников. Врачебная практика Янь Синя — непрерывный перечень почти не укладывающихся в сознании «чудес».

На каждом публичном выступлении Янь Синя собирается невообразимое число людей, а попасть на них удается далеко не всем желающим. Самое поразительное, что слушатели затем обнаруживают такие изменения в своем организме, которым трудно дать рациональное объяснение…

Путь в 37 лет: самосовершенствование через самоограничение

Будущая знаменитость родилась в горной деревушке на берегу прозрачной речки, окруженной вечнозелеными лесами, — в уезде Цзянъю провинции Сычуань. В прошлом году ему исполнилось 37 лет.

Янь Синь, второй сын в семье, щуплый и невзрачный, с малолетства забавно пытался подражать отцу, занимавшемуся ушу. Как-то раз, когда ему было четыре года, он играл с ребятами в лесу. Внезапно невдалеке от них появился человек средних лет. Проделал несколько внешне несложных упражнений — и вновь исчез, словно растворился в воздухе. Через несколько мгновений он опять стоял перед детьми, остолбенело таращившимися на него. Первым пришедший в себя Янь Синь бросился к необыкновенному «дяде» с просьбами научить его делать то же самое. Мастер школы Улинь, живший отшельником в горах, в конце концов уступил настырному мальчугану и взял его в ученики, но просил никому не раскрывать тайну его принадлежности к знаменитой школе.

Под руководством наставника Янь Синь с неожиданным для его лет упорством стал постигать секреты древнего искусства. Через два-три года он начал ощущать, что во всем его теле произошли какие-то неясные изменения: оно словно заполнилось потоками кипящей крови, руки как будто потеряли чувствительность и раскалились от внутреннего жара.

В один из обычных дней, выполняя в комнате упражнения с закрытыми глазами, он вдруг почувствовал, что его тело словно выплыло за пределы помещения, в открытое поле, а в момент особой духовной концентрации перед внутренним взором встала сверкающая белая пелена света необычайной яркости. Когда она исчезла, появились контуры словно бы стоящей в комнате мебели — стола, стульев, лавок, а вскоре — многоцветье радужных линий. Наставник объяснил ему, что все это — результат достижения «недвойственности сердца», растворения личности в окружающем мире, свидетельство наивысшего, но и преждевременного пока для него подъема внутренних сил. Янь Синь стал тренироваться еще упорнее, и в тот год, когда ему исполнилось восемь лет, его наставник упросил знаменитого даоса Хай Дэна взять мальчика к себе в ученики.

Хай Дэн, уроженец того же уезда Цзянъю, был патриархом школы Улинь, известным своим искусством и строгостью к ученикам. Именно под его руководством Янь Синь прошел обучение у более чем двадцати мастеров, овладев системами юньтун цигун («облачный цигун»), Дамо цигун («цигун Бодхидхармы»), шаолиньскими методиками, а также такими стилями ушу, как шаонянь цзинцюань, мэйхуацюань, цзинналоцюань, синъицюань, лоханьцюань, упражнениями с оружием — широким мечом, копьем, узким обоюдоострым мечом, палкой, алебардой, кистенем. На этой основе он выработал собственную систему тренировок.

Цигун он занимался обычно во время полуночной и утренней страж—двухчасовых периодов, на которые в Китае традиционно делились сутки, то есть с 11 часов вечера до часу ночи и с трех до пяти часов утра. Согласно учению «о сосредоточении потоков в полночь и полдень» (цзы у лю чжу), принятому в теории китайской медицины, в эти отрезки времени занятия цигун особенно эффективны: потоки ци и крови в человеческом теле достигают наибольшей интенсивности. Места для занятий он выбирал там, где, как сейчас известно, магнитное поле земли наиболее сильно: на возвышенности, в лесу или на берегу реки. Располагаясь при выполнении упражнений определенным образом — фактически ориентируясь на направление силовых линий магнитного поля, — можно использовать его энергию для увеличения «внутренней ци».

Чтобы обеспечить успех тренировок, Янь Синь, следуя наказам наставников, строго придерживался «семи заповедей воздержания»; отказ от спиртного, полового влечения, стяжательства, эмоциональных аффектов, «сдержанность в речах» («не обижать человека словом, не болтать попусту»), «сдержанность в поступках» (ударить человека — недопустимо), ограничение себя во сне (ежедневный сон — после полуночных занятий, то есть после часа ночи, и до утренних — трех часов утра). Круглый год он ел только растительную пищу, избегая мясной. В десятилетнем возрасте он умел, закрыв глаза и испустив импульс «внутренней ци», мысленно «увидеть» находящиеся перед ним предметы во всех подробностях. Впоследствии он стал способен, сделав то же самое, «просветить насквозь» тело человека: кости он «видел» темно-серыми, нервы — как светящиеся светлые нити, а кровь — густо-черной.

В 13 лет он уже мог посредством «внешней ци» лечить больных. В то время Янь Синь овладевал секретами традиционной китайской медицины у старых врачей Ян Фана и Ян Хунсина. Затем он добился согласия Чжан Бэйчжана, врачевателя в восемнадцатом поколении, носителя семейных медицинских традиций, стать его наставником. Учился он и у Пэн Динсана, директора больницы уезда Цзянъю. В 1974 году Янь Синь поступил в Чэндуский институт китайской медицины, где получил систематическое образование и основательные теоретические знания.

Прошли годы, прежде чем его талант и искусство принесли ему широкое признание и прозвище «живого Цзи Гуна».

«Волшебный доктор»

В 1985 году в Чэнду, недалеко от вокзала, велись работы по устройству искусственного декоративного водоема. У одного из строителей — молодого крестьянина, пришедшего в город на заработки, — внезапно начались острые рези в желудке. Бедняга, обливаясь холодным потом, катался по земле от боли. К счастью, свидетелем этого случайно оказался Янь Синь. Он немедленно велел своему ученику Чэн Баньчжуну принести стакан воды из водопровода. Выпив воду, крестьянин ошарашено посмотрел на целителя и просто-таки вскочил на ноги, бормоча: «Я встретил святого!» Легко представить себе и изумление видевших эту сцену рабочих.

На самом деле лечение больных простой водопроводной, колодезной, родниковой водой, любым видом питья или даже вином — обычная практика Янь Синя. Приходилось ему спасать человека и с помощью пучка травы, вырванного на обочине дороги.

Это случилось в 1983 году в Мяньяне. После пустячной семейной ссоры женщина попыталась покончить с собой и выпила ядохимикат для опрыскивания растений. Когда ее обнаружили, она была уже при смерти. Члены семьи поспешно несли ее на руках в больницу, когда с ними столкнулся Янь Синь. Немедля он применил воздействие пальцами на определенные акупунктурные точки, одновременно посылая импульс ци, рассчитанный на экстренную помощь. Через несколько минут у женщины началась сильная рвота, после чего она пришла в сознание. Янь Синь тут же нашел вблизи дороги какую-то траву, сорвал несколько побегов и велел больной съесть их. Так, подобно настоящему Цзи Гуну, он спас человека от верной гибели.

Мастерство Янь Синя позволяет ему добиваться успеха и в случаях тяжелых переломов, даже связанных с раздроблением костных тканей. Когда 27 апреля 1984 года около 10 часов вечера молодой рабочий Чунцинского завода специальных сталей Ли Пин возвращался на велосипеде домой, весело напевая, он не мог знать, какое несчастье его ждет. На мосту Тунцзяцяо его сбил грузовик. Рентгеновское обследование показало: раздроблены обе лопатки, разрыв правого плечевого сустава. Даже через месяц он не мог самостоятельно подняться с постели. Повторное клиническое обследование утвердило врачей во мнении, что помочь ему невозможно. На всякий случай ему порекомендовали обратиться в Чунцинский институт китайской медицины к доктору Янь Синю.

Янь Синь молча стоял напротив Ли Пина. Едва уловимо погрузившись в состояние «покоя», он слегка развел руки ладонями к пациенту, несколько раз глубоко вздохнул и произнес: «Многооскольчатый перелом обеих лопаток. Неправильное сращение перелома в области внешней трети правой лопатки…» Рентгеноскопия подтвердила правильность диагноза.

Он долго разматывал бинты, стягивавшие грудь Ли Пина, решительно отбросил их в сторону, помог больному лечь на живот — и принялся, обеими руками разминать и массировать ему спину, постукивать по ней. После Ли Пин даже затруднялся сказать, что он испытывал — онемение, зуд или ноющую боль. Запомнилось только ощущение порывисто пробегающих по спине прохладных струй. Прошло двадцать минут. Янь Синь закончил сеанс и ушел к другим больным. Ли Пин продолжал лежать ничком, не решаясь пошевелиться. Минут через тридцать врач вернулся и скомандовал: «Повернитесь!» Ли Пин недоверчиво покосился на него: «Похоже, я ослышался?» Янь Синь угадал его мысль: «Не бойтесь, считайте, что перелома не было». Ли Пин набрался духу и перевернулся на бок.

«Примите упор лежа спереди! — приказал ему Янь Синь, как командир солдату. — Что вы боитесь? Все уже зажило!» Волнуясь, Ли в упоре лежа выполнил пять отжиманий подряд. Потом, следуя указанию Янь Синя, встал с постели, подошел к двери и подтянулся на дверной раме более 30 раз. Сумел он и поднять каждой рукой груз около 25 килограммов.

С тех пор оба плеча у Ли Пина функционируют — лучше не надо. Парень свободно перекатывает стальные заготовки весом до четырех центнеров, иной раз взваливая на плечи 150—200-килограммовую болванку. С 10 февраля 1985 года он был обследован в госпитале Юго-западного военного округа. Военные врачи Ли Яньюй и Сюй Вэймань дали заключение: переломы полностью зажили, невозможно даже определить места прежних повреждений.

Янь Синь воздействует на переломы прежде всего излучением ци. Формы такого лечения многообразны: на близкой дистанции, на дальней, в том числе через стены, непосредственное контактное воздействие на место перелома.

В апреле 1985 года девятилетний Юй Лиду, сын работника Суншаньского химического комбината Чэнь Чанжуна, сломал большой палец на левой руке. Янь Синь обеими руками прижал место перелома. Мальчик чувствовал, как палец обдавало порывами жара. Через полчаса перелом полностью зажил. С еще более сложным случаем Янь Синь имел дело в июле 1985 года. Сын Ян Чжуяо, сотрудника Чунцинского городского совета профсоюзов работников транспорта, маленький Ян Фэй получил сложный перелом кисти в области основания мизинца левой руки. Тыльная сторона кисти сильно распухла, мальчик не мог согнуть пальцы. Сначала Янь Синь методом точечного массажа воздействовал на акупунктурные точки на теле больного, и ребенок почувствовал, что его словно пронизало электрическим током. Затем Янь Синь вышел в другую комнату и оттуда провел сеанс лечения — через стену. Ян Фэну показалось, что его тело словно всплыло в воздухе, больное место дернулось — и боль утихла. Через два часа пропали и опухоль, и какие-либо болезненные ощущения,

Это вовсе не означает, что Янь Синь излечивает главным образом механические повреждения тканей.

В этом году Лю Сяожун, дочери Лю Бэйчуая, директора управления водохранилища в уезде Маньян провинции Сычуань, исполнилось четырнадцать лет. В трехлетнем возрасте после несчастного случая, когда она едва не утонула, девочка полностью потеряла слух. Она не слышала даже близких раскатов грома, не реагировала ни на какой шум. В 1984 году в феврале, во время праздника Весны, ее родители обратились за помощью к Янь Синю. Врач вложил ей в уши по кусочку ваты и выполнил «выброс ци». Сеанс продолжался пять минут. Как только вата была удалена, маленькая Сяожун, волнуясь, разомкнула веки, ее глаза заблестели: в ушах ощущалось какое-то неясное гудение. «Я слышу?» Янь Синь поднес к ее уху наручные часы, и девочка услышала их легкое тиканье…

Попытка спасения великого ученого

Основоположник китайской ядерной физики, заместитель председателя Комитета по научным разработкам в области национальной обороны Дэн Цзясянь страдал раком прямой кишки. Уже после операции появились метастазы, болезнь протекала крайне тяжело. В Пекине собрались светила западной и китайской медицины. Но предложенные ими средства облегчения не принесли. 27 июня 1986 года состояние больного резко ухудшилось. Врачи объявили, что он при смерти.

Именно в этот момент министр обороны Чжан Айпин и председатель Совета Всекитайской ассоциации цигун Чжан Чжэньхуань решились вызвать из провинции Сычуань Янь Синя. Он прибыл в клинику 27 июня, в одиннадцать вечера, и немедленно приступил к лечению. После сеанса боли резко уменьшились. Напряженная атмосфера у постели больно» о несколько разрядилась. Было решено, что Янь Синь трижды в день будет осуществлять дистанционное лечебное воздействие, а ежедневно в полночь проводить сеанс терапии непосредственно в палате. Прошло более тридцати часов с момента первого сеанса. 29 июня температура у Дэн Цзясяня была почти нормальной, прекратилось обильное потовыделение, почти исчезли резкие боли, запор, улучшился аппетит, гемограмма приблизилась к норме. Ему даже разрешили встать с постели и немного походить по комнате.

В период лечения Янь Синь, как уже отмечалось, проводил преимущественно дистанционные сеансы, находясь примерно в пяти километрах от больного. Иногда между сеансами дежурная медсестра по телефону сообщала ему, что состояние пациента ухудшается, он вновь жалуется на боли. Янь Синь просил понаблюдать за больным в течение десяти минут и проводил экстренный сеанс. Через указанный срок медсестра вновь звонила и докладывала, что боли действительно уменьшились.

Методы, применяемые Янь Синем, и их результаты поразили не только государственных руководителей, следивших за ходом лечения, и родственников больного, но и профессоров-медиков, ведущих специалистов в своей области. Особенно же недоумевала дежурная медсестра: «Каким образом удается по несколько дней обходиться без единого укола?»

Но болезнь была слишком запущена. В определенный момент состояние Дэн Цзясяна ухудшилось, экстренные меры успеха не имели, и 29 июля в час дня замечательный ученый скончался. И хотя спасти его не удалось, по общему мнению, Янь Синь совершил просто чудо, облегчив страдания больного и продлив ему жизнь.

Тайна остается тайной

С 1981 года группа по изучению цигун при университете Цинхуа в Пекине начала исследования функций так называемой внешней ци. Применяя опытную микроволновую установку, термодетектор и другие приборы для исследования феномена цигун, проведя серию экспериментов с жидкими органическими кристаллами, сотрудники группы раскрыли не одну тайну искусства дистанционного воздействия. Узнав, что Янь Синь умеет придавать любым напиткам и даже сырой воде лечебные свойства, а также добивается поразительных успехов в дистанционной цигун-терапии, исследователи пригласили его для участия в экспериментах.

В течение более месяца, с декабря 1986 года по вторую декаду января 1987 года, были проведены семь экспериментов, в ходе которых Янь Синь выполнял «выброс ци», варьируя режим и дистанцию воздействия на объект.

Такими объектами были, в частности, стеклянные, плотно закупоренные сосуды с водопроводной водой, физиологическим раствором, раствором глюкозы и различными медицинскими препаратами. Их помещали в темную комнату с закрытыми и зашторенными окнами, запертой дверью. Янь Синь должен был оказать воздействие на эти сосуды с дальней, средней и близкой дистанций. Во время сеанса на вычерчиваемой лазерным лучом спектрограмме появлялся острый пик, свидетельствовавший о моменте испускания ци. Анализ «заряженных» таким образом жидкостей показал изменение их структуры на молекулярном уровне. Подобная структурная перестройка происходит и в живом организме, влияя на его физиологические функции. Предполагается, что в этом и заключена тайна лечения «внешней ци». Но механизм передачи этого воздействия остается неясен.

Хотя Янь Синь посвятил упорн
4000
ой работе над собой больше тридцати лет, а целительской практикой занимается с тринадцатилетнего возраста, секреты сказочной эффективности его методов не раскрыты.

Сколь бы ни было совершенно мастерство Янь Синя, он не волшебник и не может гарантировать излечения любых болезней. Он не раз говорил, что в народе есть немало замечательных мастеров, у которых ему еще стоило бы поучиться. Вместе с тем он считает, что в цигун нет ничего мистического и непознаваемого.

В мозгу человека примерно 14 миллиардов клеток. Лишь незначительная их часть используется человеком. Остальные «зарезервированы» — для чего? Янь Синь, упорно развивавший свои способности несколько десятков лет, полагает, что он использует возможности мозга далеко не достаточно. Предела совершенствованию быть не может, и для достижения «предельных» возможностей в области цигун не хватит целой жизни. Развитие духовных сил — это бесконечный путь, открывающий все новые горизонты.

Авторы: Ян Шибо, Лю Чжунъин
Журнал «Цигун и Жизнь» Год 1991. №1
Клуб СИН-ШЕНЬ-ХЕ