Магия и власть

В дни студенческого безденежья у меня нашелся щедрый источник доходов. Я предсказывал судьбу по двум собственным методикам. Одна называлась логарифмическая астрология, другая — квантовая хиромантия. В первом случае подсчеты судьбоносных событий совершались с помощью логарифмической линейки, во втором — в микроскоп с загадочным видом рассматривались ладони клиентов.В дни студенческого безденежья у меня нашелся щедрый источник доходов. Я предсказывал судьбу по двум собственным методикам. Одна называлась логарифмическая астрология, другая — квантовая хиромантия. В первом случае подсчеты судьбоносных событий совершались с помощью логарифмической линейки, во втором — в микроскоп с загадочным видом рассматривались ладони клиентов. Для успеха надо было выучить несколько кучерявых и непонятных фраз. Никогда мне не жилось так легко и безбедно — не было отбоя от девиц одинаковой судьбы, которые были рады уже одному только вниманию к их проблемам. Самая большая моя ошибка в том, что я по глупой совестливости покинул столь благодатную стезю.

И потому с личным интересом я воспринимаю то, что законодатели приступили к гонениям на магов и целителей. В Госдуме написан законопроект, запрещающий рекламу их услуг. В Московской думе предложено разрешить деятельность только тем чародеям, кто прошел сертификацию и предоставил подтверждение эффективности своей методики. Видимо, скоро появятся колдуны разных, как купцы или спортсмены, гильдий и разрядов. Затея продиктована благими намерениями — маги и гадатели безбожно мошенничают, хотя иные депутаты тут же отметили, что попадаются и добрые волшебники. Словом, предстоят еще баталии и прения.

Не надо быть ясновидящим, чтобы понять: дело обреченное, и заклятия народных избранников дадут еще меньший результат, чем ворожба народных целителей. Потустороннюю силу на испуг или измором не возьмешь. Вовсе не колдуны ведут к упадку нравов — напротив, уклад жизни и духовные ценности диктуют востребованность общества в чернокнижниках, которые в этом отношении ничуть не отличаются, скажем, от представительниц самой древней профессии. В борьбе с преступностью одним Уголовным кодексом не обойтись, но запреты еще меньше помогут окоротить оккультных деятелей. Если наша жизнь строится по принципу чудесных превращений, а деньги проще не заработать, а собрать в стране дураков или на поле чудес, стоит ли удивляться, что рядовые граждане тянутся к виртуозам сглаза и порчи.

Виновата ли власть? Это не вина, а общая беда. Легко впасть в соблазн и объявить, что засилье оккультизма — признак упадка образования и невнимания к науке. Но история говорит, что нет прямой зависимости между развитием образования и влечением к мистике. Рационализм и иррационализм находятся в затейливой и нерасшифрованной связи. Эпоха Возрождения совпала с расцветом Инквизиции, которая в громадном большинстве процессов преследовала не еретиков, а именно колдунов и ведьм, совращавших европейский люд. Граф Калиостро ездил по монаршим дворам. Масоны набирались в элитных кругах, и еще 100 лет назад спиритизмом увлекались образованные профессора, в их числе Менделеев и Бутлеров. Европейские политики в 1930-х годах завороженно смотрели в рот мистикам. В СССР в среде интеллигенции, ковавшей фундамент оборонной мощи, расцвели экстрасенсы, уфологи, парапсихологи. И сегодня случается, что шарлатанов привечают в коридорах власти, где не Митрофанушки служат. Отличие только в том, что образованный человек ведется не на деревенскую ворожбу, а на стилизованный в духе прогресса продукт вроде сайентологии, лазерной корреляционной спектроскопии или системомыследеятельностной методологии организации общественных изменений.

Еще одна популярная, с оттенком либерализма идея состоит в том, что засилье колдунов удобно власти, ибо отвлекает народ от социальной борьбы. С таким же успехом можно сказать, что властям выгодны футбол, театр и нанотехнологии. Говорит ли популярность целителей о слабости здравоохранения? Но и в самых благополучных странах магов и астрологов не извели. Видимо, это тот род деятельности, который отвечает глубинным потребностям человека, желающего в не слишком счастливые моменты своей жизни прикоснуться к чуду и получить охранительную грамоту от звезд. Что касается монстров, то свои грабовые встречаются в любой области.

Как прорицатель со стажем, могу сказать определенно: счастливый человек к нашему брату не пойдет. Популярность колдунов и вещуний — точный диагноз степени уверенности общества в завтрашнем дне. Бороться с этой публикой — все равно что хвост собачий наказывать. А счастье надо строить своими руками, без помощи всяких «крибле-крабле-бумс».

Источник:
Сергей Лесков
Известия