Невероятные свойства воды

Я занимался исследованиями воды много лет. Понимание того, что вода обладает способностью копировать информацию, изменило мою жизнь. После того как я совершил это открытие в Америке, я привез его с собой обратно в Японию. С тех пор я использую способность воды копировать информацию для того чтобы помогать людям восстанавливать свое здоровье.
Не так давно врачи даже не рассматривали возможность того, что вода сама по себе обладает целебными свойствами. Я был (и остаюсь) абсолютно убежден в том, что вода способна запоминать и передавать информацию, однако это положение натолкнулось на полное неприятие со стороны медицинского сообщества.Я занимался исследованиями воды много лет. Понимание того, что вода обладает способностью копировать информацию, изменило мою жизнь. После того как я совершил это открытие в Америке, я привез его с собой обратно в Японию. С тех пор я использую способность воды копировать информацию для того чтобы помогать людям восстанавливать свое здоровье.
Не так давно врачи даже не рассматривали возможность того, что вода сама по себе обладает целебными свойствами. Я был (и остаюсь) абсолютно убежден в том, что вода способна запоминать и передавать информацию, однако это положение натолкнулось на полное неприятие со стороны медицинского сообщества.

В 1988 году французский ученый Жак Бенвенист предпринял эксперимент, целью которого было исследование основных принципов гомеопатии. Он развел лекарство водой настолько, что его уже было невозможно обнаружить клиническими методами, а затем обнаружил, что этот раствор оказывает на больных такое же действие, что и неразведенное лекарство.

Через год после того, как он отправил свои результаты в английский научный журнал «Нэйчер», они были наконец напечатаны — правда, в сопровождении комментариев, сводившихся к тому, что результаты этих экспериментов сомнительны и не имеют под собой никакого физического обоснования. С тех пор гипотеза Бенвениста оставалась похороненной и забытой. Всякий раз, когда кто-то предпринимает исследования и эксперименты, результаты которых взбудораживают научное сообщество, реакция обычно одинаковая.

Я давно интересовался, можно ли найти физическое обоснование способности воды запоминать информацию. Существует ли какой-нибудь способ сделать это видимым для нашего глаза?
Когда ваше сердце открыто для всего нового, вы начинаете замечать мелочи, которые могут привести вас к огромным открытиям. Так, однажды я случайно открыл книгу на словах, которые буквально бросились мне в глаза: «Не существует двух совершенно одинаковых снежных кристаллов».

Конечно, я проходил это еще в средней школе. У каждой из снежинок, которые упали на землю в течение миллионов лет, своя уникальная форма. И все же я прочел это предложение так, будто оно несло совершенно иной смысл, поскольку мое сердце было открыто и готово воспринять это послание. В следующее мгновение я подумал: а если я заморожу воду и посмотрю на кристаллы, каждый из них тоже будет совершенно уникальным. Это был мой первый шаг на пути в новый и неисследованный мир. Я решил замораживать воду и фотографировать кристаллы.

По природе своей я не привык выжидать и сидеть сложа руки, когда есть свежая идея. Я тотчас же попросил молодого исследователя из моей компании начать эксперименты, но в этой области никто не знал практически ничего. Не было никакой гарантии того, что наши усилия в конце концов будут вознаграждены. Но, как ни странно, я никогда не сомневался в том, что мы на верном пути. Я был уверен в том, что мое предположение было правильно и что эксперименты пойдут хорошо: я просто знал это. Обычно я страдаю недостатком настойчивости, но на этот раз я не собирался сдаваться.

Первым моим шагом было арендовать очень тонкий микроскоп и смотреть на воду, замороженную в кухонном холодильнике. Однако, поскольку фотографии делались при комнатной температуре, лед таял. Нам потребовалось немало времени для того, чтобы мы смогли получить хоть какие-то фотографии кристаллов.

Каждый вечер после работы я приглашал своего молодого помощника на ужин и пытался ободрить его. Я говорил ему, что очень рассчитываю на него, и просил, чтобы он постарался и сделал все от него зависящее.

После двух месяцев проб и ошибок нам наконец удалось сделать одну фотографию. Вода подарила нам фотографию прекрасного шестиугольного кристалла. Меня просто переполняло волнение, когда мой сотрудник пришел ко мне с этой новостью.

Теперь для экспериментов у меня есть большой холодильник, в котором поддерживается температура -5°С и внутри которого можно свободно передвигаться, но все началось с первой фотографии. Принимая во внимание метод, которым мы тогда пользовались, удивительно, что мы вообще смогли получить тот первый снимок.

То, что вы считаете возможным в вашем сердце, возможно. Мы все делаем возможным нашей собственной волей. То, что мы представляем себе в наших мыслях, становится частью нашего мира. Это лишь одна из многих вещей, которые я узнал от воды.

* * *

Фотографии кристаллов воды, которые я начал делать, оказались исключительно выразительными и красноречивыми. В них я обнаружил глубокую философию. Кристаллы появляются лишь на двадцать-тридцать секунд, когда температура повышается и лед начинает таять. Истина вселенной обретает форму и становится видимой лишь на несколько мгновений. И в этот короткий промежуток времени пред нашими глазами приоткрывается окно в поистине волшебный мир.

Позвольте мне рассказать, как я делаю фотографии кристаллов воды.

Я помещаю пятьдесят различных проб воды в пятьдесят чашек Петри. (В первые годы я брал сотню чашек.) Эти пробы я замораживаю в морозильнике при температуре -20°С в течение трех часов. В результате благодаря поверхностному натяжению образуются островки льда диаметром около одного миллиметра. Кристалл виден, когда вы направляете свет на верхушку такого ледяного островка.

Конечно, у меня ни при одном опыте не получалось пятидесяти одинаковых кристаллов, а иногда и вообще никаких кристаллов не образовывалось. Когда мы проанализировали получающиеся кристаллы, то обнаружили, что разная вода образует кристаллы разной формы. Некоторые из них были похожи на правильные снежинки, некоторые получались деформированными, а в некоторых пробах воды, как я уже сказал, вообще никакие кристаллы не образовывались.

Сперва я посмотрел на кристаллы водопроводной воды из различных районов. Вода Токио оказалась просто ужасной — она не могла образовать ни одного законченного кристалла. Для дезинфекции в водопроводную воду добавляют некоторое количество хлора, который полностью разрушает структуру природной воды.

Однако из природной воды, вне зависимости от того, откуда она была взята — будь то родники, подводные реки, ледники или верховья рек, — формировались вполне законченные кристаллы.
Мои исследования кристаллов льда стали продвигаться успешнее. И вот однажды мой компаньон, который был так же захвачен этим проектом, как и я, сказал нечто абсолютно неожиданное: «А давайте посмотрим, что произойдет, если мы подвергнем воду воздействию музыки».

Я знал о том, что музыкальные вибрации могут оказать определенное воздействие на воду. Я сам чрезвычайно люблю музыку и в детстве даже собирался стать профессиональным музыкантом, и поэтому я, естественно, сразу же одобрил этот необычный эксперимент.

Сначала мы не имели ни малейшего представления о том, какую музыку мы будем использовать и при каких условиях будем проводить наш эксперимент. Но после множества проб и ошибок мы пришли к заключению, что лучший способ, он же и самый простой, — поставить бутылку с водой на стол между двух динамиков и включить музыку такой громкости, какую обычно слушает человек. Кроме того, мы должны были использовать ту же воду, что и в предыдущих экспериментах.

Сперва мы попробовали дистиллированную воду, купленную в аптеке.

Результаты поразили нас. Пасторальная симфония Бетховена, с ее яркими и чистыми интонациями, привела к созданию прекрасных и хорошо оформленных кристаллов. Сороковая симфония Моцарта, грациозная молитва красоте, создавала кристаллы, которые были изысканными и изящными. А кристаллы, образованные после прослушивания одного из этюдов Шопена (E, Op.10, №3), поразили нас своими восхитительными деталями.

Любая классическая музыка, воздействию которой мы подвергали воду, приводила к образованию правильно сформированных кристаллов с отчетливо выраженными характерными чертами. В противоположность этому вода, на которую действовали неистовой музыкой тяжелого рока, способна была в лучшем случае образовать обломанные и неправильно сформированные кристаллы.

Но на этом наши эксперименты не закончились. Далее мы задались вопросом, что произойдет, если мы напишем слова вроде «спасибо» или «дурак» на кусочках бумаги и обернем эту бумагу вокруг бутылок с водой так, чтобы слова были обращены к ней. Казалось невероятным, чтобы вода могла «прочитать» написанное, понять его значение и в соответствии с этим изменить свою структуру. Однако после экспериментов с музыкой я был готов к самому невероятному. Мы чувствовали себя, будто исследователи, отправляющиеся в путешествие сквозь неизведанные джунгли.

Результаты экспериментов не разочаровали нас. Вода, которой показывали слово «спасибо», образовала красивые шестиугольные кристаллы, в то время как вода, которая подвергалась воздействию слов «ты дурак» создала кристаллы, подобные кристаллам воды, «слушавшей» тяжелый рок, — уродливые обломки.

Дальнейшие эксперименты показали, что вода, которая подвергалась воздействию побудительных призывов («Давай это сделаем»), образовывала привлекательные кристаллы с правильным строением. Вода же, на которую воздействовали фразами в повелительном наклонении, («Делай это!»), едва ли вообще могла образовать какие-либо кристаллы.
Урок, который мы можем извлечь из этого эксперимента, заключается в том, что слова обладают силой. Вибрации хороших слов оказывают положительное воздействие на наш мир, в то время как вибрации, исходящие от негативных, жестких слов, обладают способностью разрушать его.

Отрывок из книги
Масару Эмото «Послания воды»
Издательство «София»