Развитие мыслительных функций у детей

По общему мнению, Жан Пиаже выступает в качестве центрального теоретика современного изучения ребенка. Он разработал собственную систему изучения детского мышления и речи, изучал закономерности детского мышления, которые не были отмечены кем-либо до него. В его теории рассматривается процесс развития мыслительных операций детей от младенчества до подросткового возраста с выделением нескольких этапов.

Когнитивное развитие ставит в центр рассмотрения особенности обучения детей и переработки ими новой информации.

Когнитивное развитие – это развитие мышления и организующих систем мозга, оно включает в себя язык, мысленные представления, аргументацию, навыки решения проблем и развитие памяти.

По общему мнению, Жан Пиаже выступает в качестве центрального теоретика современного изучения ребенка. Он разработал собственную систему изучения детского мышления и речи, изучал закономерности детского мышления, которые не были отмечены кем-либо до него. В его теории рассматривается процесс развития мыслительных операций детей от младенчества до подросткового возраста с выделением нескольких этапов.

Хотя Жан Пиаже и выделил четкие этапы когнитивного развития детей, что особенно полезно для психолого-педагогических нужд, он не обратил внимания на то, что развитие мыслительных функций – не автоматический, не детерминированный процесс.

А ведь ребенок не сможет пройти обозначенные им стадии без соответствующего обучения. В противовес животным, человек знает и умеет делать только то, чему он был обучен. Этот фундаментальный признак был подтвержден исследованиями детей, воспитанных в обогащенной среде (благоприятствующей научению) и в условиях обедненной среды, не способствовавшей развитию детей. Этот принцип был также подтвержден историями об одичавших детях.

Эксперимент в школе Гленвуд

Эксперимент показал, что обогащенная среда может значительно повысить показатель IQ, в то время как обедненная может привести к сильному снижению IQ.

Особенно интересное исследование раннего развития детей связано с изучением 25 детей из специального приюта. Эти дети росли в сильно обедненной среде из-за переполненности и недостаточного финансирования приюта. 13 детей в среднем возрасте 19 месяцев был переведены в школу Гленвуд и прикреплены каждый к отдельной женщине, занимавшейся их воспитанием и заботой о них.
Скилс, проводивший эксперимент, сознательно выбрал детей с наиболее низким уровнем интеллектуального развития для перемещения в школу Гленвуд. Их средний IQ был на уровне 64 пунктов, в то время как у 12 оставшихся в приюте детей он составлял в среднем 87 пунктов.

В школе Гленвуд детей поместили в новую среду, где о них заботились и окружали вниманием женщины-заменители матерей. У них были разнообразные игрушки, их водили на экскурсии, много разговаривали с ними. Женщин специально обучили, как развивать детей и их речевую активность.

Через 18 месяцев были зафиксированы кардинальные изменения: у детей, помещенных в благоприятную среду и получавших дополнительное обучение: средняя прибавка к IQ составила 29 пунктов! Последующие дополнительные исследования были проведены еще через два с половиной года. 11 из 13 детей, перевезенных в Гленвуд, были усыновлены (удочерены) и продемонстрировали уровень IQ = 101. 2 детей, которые не были усыновлены, снова были отправлены в приют и потеряли приобретенный уровень развития. Контрольная группа из 12 детей, оставленных в приюте имела среднее значение IQ = 66 пунктам (среднее снижение на 21 пункт по отношению к начальному результату)

Более красноречивым показателем, нежели уровень IQ, можно считать разницу в качестве жизни исследованных групп. Когда дети достигли совершеннолетия, новое дополнительное исследование выявило следующее: экспериментальная группа детей стала продуктивными, адекватно функционирующими взрослыми, в то время как выросшие дети из контрольной группы оказались умственно отсталыми.

Одичавшие дети и то, чему мы у них учимся

Наверное, самой известной историей одичавших детей можно считать историю двух девочек – Амалы и Камалы, выращенных волчицей. В 1920 году преподобный Сингх увидел волчицу и ее выводок, причем двое из выводка были с длинными волосами и похожи на людей. После изрядных трудностей человеческие существа были пойманы. Оказалось, что это были девочки, чей возраст Сингх оценил примерно в восемь лет и полтора года.

Они были доставлены в детский дом в Индию, где жили Преподобный и его жена. В поведении и внешнем виде Сингх описал их как «волчьи». Они ходили на четырех конечностях, и на ладонях и коленях у них были костные мозоли.

Девочки, воспитанные волчицей, любили сырое мясо и частенько крали его при удобной возможности. Их языки постоянно были вывешены изо рта, и они часто тяжело дышали, как это делают волки. Они никогда не спали после полуночи, а бродили и выли по ночам. Они могли двигаться практически так же быстро, как и белки, так что догнать их было очень трудно. Девочки совершенно избегали человеческого общества. При приближении к ним людей они часто скалили зубы. Чутье их было очень развито – они могли учуять мясо на больших расстояниях. Другой их особенностью было не очень хорошее зрение в дневное время и отличная ориентация ночью. В сентябре 1921 года обе девочки заболели и Амала, младшая из них, умерла.

Есть и другие истории о диких детях. Среди прочих можно отметить историю о мальчике из Сирии, который ел траву и мог прыгать как антилопа, историю о девочке, которая жила в лесах Индонезии в течение шести лет после того, как она упала в реку. Она ходила как обезьяна, а зубы ее были остры, как бритва.

Эти истории не просто подтверждают важную роль образования. Они показывают, что человеческое существо не только может, но и должно быть обучено для того, что стать человеком в полном смысле этого слова.

Медведю не нужно учиться, чтобы стать медведем; он и так медведь. Утка не нуждается в уроках, и муравей вполне чувствует себя удовлетворенным жизнью без инструкций со стороны других муравьев. Даже изолированные с рождения от сородичей животные проявляют четко узнаваемые инстинкты. Кошка, даже выращенная собакой, будет вести себя по-прежнему как кошка и не будет пытаться укусить почтальона. Есть лишь несколько исключений: например, лев, выращенный в изоляции от сородичей, не сможет охотиться на антилоп.

Человек вступает в жизнь слабо к ней приспособленным. Знания, которые необходимы ребенку для того, чтобы стать человеком, не находятся в «потенциальном», актуализируемом состоянии. Все, что ребенок знает и умеет, должно было быть сперва выучено. Это, конечно, не относится к простейшим физиологическим функциям вроде дыхания и безусловным рефлексам (скажем, закрытие глаза при приближении к нему объекта). Все остальное должно быть приобретено в процессе обучения.

Поэтому всякий раз, когда вы обнаружили термин «интеллектуальное развитие», всегда имейте в виду, что это не автоматический процесс.

Источник:
Дмитрий Науменко
Psychologov.net — Интересная психология