Китеж: эко-поселение в Калужской области

Китеж был создан в начале 1993 года группой энтузиастов, которую возглавил журналист, работавший ранее собкором радиостанции «Маяк» в Индии, кандидат исторических наук Дмитрий Морозов. Это были люди, готовые бросить свои комфортабельные квартиры, чтобы в неустроенной (но пока еще экологически чистой) русской глубинке выстроить простые деревянные дома и взять в свои семьи на воспитание детей-сирот.В обширных просторах Калужской области затерялась небольшая полупокинутая деревенька Чумазово, рядом с которой растет град со звучным названием Китеж. Его население — 20 взрослых и 25 детей, причем более половины детей — принятые на воспитание сироты.

Китеж был создан в начале 1993 года группой энтузиастов, которую возглавил журналист, работавший ранее собкором радиостанции «Маяк» в Индии, кандидат исторических наук Дмитрий Морозов. Это были люди, готовые бросить свои комфортабельные квартиры, чтобы в неустроенной (но пока еще экологически чистой) русской глубинке выстроить простые деревянные дома и взять в свои семьи на воспитание детей-сирот. Калужские власти предоставили им в бессрочное пользование землю, позднее подвели электричество. Удалось подружиться и с районными властями. На относительно скромные средства, полученные с помощью радиостанции «Маяк», Лебединского горно-обогатительного комбината и других спонсоров, в Китеже выстроено более десятка небольших, аккуратных бревенчатых домиков.

Официально Китеж — некоммерческое партнерство семей с приемными детьми. Но разные гости видят в нем разное: духовную общину, экопоселение, детский дом. И все это по-своему верно. Китежская жизнь — это и осенняя слякоть, и коровник, и огород, и баня, и живопись, и часовня, и компьютеры, и видео. По будням завтрак, обед и ужин — вместе. Помимо этого по семьям принято пить чай, обычно с гостями из другого дома. Примерно половина продуктов выращена самими поселенцами, и очень большим подспорьем стала новая ферма — коровы, лошади, поросята, гуси. За фермой следят несколько общинников, работают там и дети. Сейчас китежане полностью обеспечивают себя молочными продуктами и яйцами.

Здесь построена школа, где учителя — все те же взрослые, являющиеся одновременно и приемными родителями, и воспитателями, и строителями, и фермерами, и работниками столовой. Несколько лет подряд в Китеже работает летняя школа, организованная педагогическим отрядом «Химера», которым руководит педагог-энтузиаст — кандидат химических наук, доцент Московского университета Вячеслав Загорский. В «Химере» проходят интенсивный курс обучения по десятку дисциплин китежские дети и победители московских олимпиад по химии и физике. Приезжают и другие педагоги и ученые — преподают в школе, читают лекции взрослым и просто общаются с поселенцами. Такое общение влияет на культурный уровень китежан не меньше, чем «мероприятия».

В Китеж попадали порой самые настоящие беспризорники, которые по 3-4 года жили на улице, ели жареных ворон и голубей, воровали, дрались со взрослыми мужиками. Образовательный уровень неофитов, мягко говоря, оставлял желать лучшего. Например, Женя Чемиков и Саша Волков попали в Китеж примерно в одном возрасте — в 13 лет. Женя не умел ни читать, ни писать. Саша читать мог, но плохо, потому что несколько лет не ходил в школу. После двух лет пребывания в Китеже он наизусть по-английски читал сонеты Шекспира. Женя Шекспира наизусть не читает и по-английски практически не говорит, однако по крайней мере в родном языке он достиг нормального уровня грамотности.

И дети, и взрослые принимаются в общину только после длительного взаимного знакомства. Дети приезжают из детдомов во время каникул на «отдых»: интенсивная учеба, спортивные игры и общение «до упаду». Если такая жизнь им нравится, они просятся в Китеж. И если находится семья, готовая взять еще одного (к уже имеющимся), начинаются переговоры с детдомом. Бывают и исключения: приезжает сотрудник милиции и ставит китежан перед выбором — или сорванец попадет в колонию, или к вам. Берут.

Взрослому в возрасте до 40 лет попасть в Китеж легче. Труднее остаться. Но приехать может каждый. Если есть свободная койка — живи, работай. Это статус волонтера. Работы распределяет совет общины. Готов выполнять, не конфликтуешь с другими общинниками — можно заявить о желании жить в Китеже и дальше. Так начинается испытательный срок — около полугода, но иногда и дольше, пока все китежане не убедятся, что могут положиться на «соискателя». Де-факто волонтеры участвуют во всех мероприятиях, но при редких голосованиях (обычно ищут согласия) решающим голосом обладают члены общины.

Постоянный член общины может взять в свою семью детей. Поэтому, как правило, им может стать человек с полной семьей.

Многие люди приезжают в Китеж без намерения остаться в нем на всю жизнь, но ставших членами статус общинника обязывает — это дополнительная ответственность. Впрочем, однажды общину покинула семья, принятая незадолго до того. Трения на почве строгого вегетарианства этой семьи переросли во взаимное напряжение. Китежане привыкли к поиску компромиссов, но тут этого не получилось, и семья предпочла уехать. Теперь иногда приезжают в гости.

Денег в Китеже не заработать. Нерегулярная зарплата учителя, пособия на детей и спонсорские деньги (иногда это скорее оплата интеллектуальной работы и творчества) концентрируются в общем фонде, на руки выдается несколько десятков рублей в месяц. Но общинники пользуются общественной инфраструктурой, транспортом, получают дополнительные средства при выезде за пределы поселения. И ездят они не только по России — благодаря международным связям Китежа и признанию важности его опыта родственными общинами китежские дети побывали уже в нескольких странах мира.

Дети — главный результат работы Китежа. Их улыбки, знания, умение общаться. Все, что с ними происходит в общине, на языке педагогики называется «реабилитация». Впрочем, результатом труда общинников можно считать и отменный мед, и роман «Дважды рожденные» по сюжету Махабхараты, который недавно опубликовал Д.Морозов. Внимательный читатель этой книги может многое понять о Китеже.

Не только педагогический процесс, но и вся система человеческих отношений в Китеже покоится на трех «китах», трех основных принципах. Первый — свобода личности, величайшее достижение западной цивилизации. Каждый общинник (неважно, взрослый это или ребенок) имеет право максимально самореализовываться в жизни. Если девочка хочет стать, например, портнихой и научиться шить красивую одежду, ее никто не заставит быть поваром. Если кто-то из детей грызет карандаш в попытке написать стихотворение (а китежане пишут стихи, и порой весьма неплохие), то в это время ни у кого из взрослых не поднимется рука отправить его убирать навоз на ферме, сколь необходимо бы это ни было. В Китеже пытаются создать все условия для того, чтобы человек имел возможность творить и развиваться как личность.

Принцип общинности — второй «кит», поскольку община — великий корень русского национального характера. Поступки китежан основаны не на собственных интересах, а на осознании общего блага, представляющего собой синтез личных интересов всех членов общины. Поэтому каждый должен сверять собственные интересы и свой путь самореализации с интересами окружающих. Благодаря этому Китеж живет и развивается как единый организм. Основные решения принимает собрание общинников, текущие — совет общины. Большую роль имеют мнение президента Китежа Д.Морозова, главы общины В.Терентьева и членов попечительского совета из Москвы. Но их позиция может быть оспорена, и часто их предложения «не проходили». Хотя, правду говоря, обычно потом оказывалось, что духовные лидеры были правы, а большинство — нет. Но Китеж готов идти на эти «издержки демократии».

Китежская община — не только источник взаимоподдержки и общения, но и носитель культурной традиции. Китеж славен своими празднествами, на которые съезжаются гости, и в такие дни его население почти удваивается. Это, кстати, еще один источник поддержки общины.

Третий принцип — признание ключевой роли Учителя в воспитании: стержнем общины являются носители духовной культуры. Откровенные беседы на духовные темы — отличительная черта китежской жизни, и по этому поводу общинники собираются несколько раз в неделю. В этом процессе ключевую роль играют Дмитрий Морозов, основатель поселения, Ирина Терентьева, мать шестерых детей (трое — приемные) и Марина Максимова, врач из Москвы. Но и остальные общинники, волонтеры и дети имеют собственное мнение по поводу основ бытия и их связи с повседневной жизнью. Они мыслят глобально, но действуют пока локально.

Что будет с ними? Выступая на конференции по устойчивому развитию в Финдхорне, Д.Морозов сказал: «Сейчас перед нами стоят две задачи — нормально пережить эту зиму и добиться преобразования всей системы работы с детьми в России». В каждой шутке есть доля шутки.

Для контактов:
249650, Калужская обл., Барятинский р-н, Китеж
Тел.: (08454) 23-224; (095) 487-0905
E-mail: kitezh@kaluga.ru

Источник:
Станислав ФУРТА
ridnazemlya.org.ua