Цена возможностей и сверхвозможностей мозга

Считается, что врать плохо. Маленькие Джордж Вашингтон и Володя Ульянов никогда не врали и поэтому стали такими великими. Нам с детства внушают мысль о постыдности лжи, о её деструктивности: «всё тайное становится явным», «единожды солгавши, кто тебе поверит». Однако все мы без исключения лжём. Лжём ради выгоды, во спасение, из жалости и т.п. Лгали, лжём и будем лгать.

Тайное всегда станет явным

Считается, что врать плохо. Маленькие Джордж Вашингтон и Володя Ульянов никогда не врали и поэтому стали такими великими. Нам с детства внушают мысль о постыдности лжи, о её деструктивности: «всё тайное становится явным», «единожды солгавши, кто тебе поверит». Казалось бы, при таком воспитании лгунов должны бы показывать в паноптикуме как редчайший феномен.

Однако все мы без исключения лжём. Лжём ради выгоды, во спасение, из жалости и т.п. Лгали, лжём и будем лгать. Уж конечно, и Вашингтон, и Ульянов, и составители букварей тоже не всегда были правдивы.

Цена возможностей и сверхвозможностей мозга
Член-корреспондент РАН
С. В. Медведев
(фото с сайта www.hij.ru)

Мы согласны, что врать плохо, но делаем это каждый час, причём совершенно автоматически. А это значит, что ложь стала частью нашей жизни и необходима для выживания. Действительно, очень многое в наших повседневных взаимоотношениях строится на лжи.

Представьте себе на мгновение, что вы стали абсолютно честным. Продирая глаза, вы вместо «доброе утро» говорите жене: «До чего ты мешала мне спать своим храпом, поскорее причесалась бы» и т.п. Далее следует ваше искреннее мнение о слегка пересоленном (недосоленном, подгоревшем) завтраке и о том, насколько любовница лучше смотрится в спальне, чем жена. Придя на работу, вы объясняете секретарше босса, что она раскрашена как шлюха и одета не соответствующе своим официальным доходам. Затем честно отвечаете самому боссу, что вы думаете о его идеях. И так далее… Вам крупно повезёт, если вечером вы не окажетесь в психушке или в КПЗ. А без работы и семьи останетесь точно. Зато вас будет согревать сознание того, что вы говорили только правду.

Но до сих пор мы могли скрывать ложь. Обследование на детекторе лжи применяется не слишком часто, к тому же этот прибор легко обмануть.

Сейчас появились работы по исследованию феномена лжи на МРТ – магниторезонансном томографе. Этот прибор с помощью специальных программ позволяет определять, как изменяется насыщенность крови кислородом в достаточно малых участках мозга. Тем самым он регистрирует увеличение локального кровотока в той области мозга, которая работает более активно. Так вот, уже известны области, где сконцентрированы детекторы ошибок, – именно они активируются при ответе, который сам отвечающий считает неправильным. (Это те самые детекторы ошибок, которые были открыты Н.П. Бехтеревой и В.Б. Гречиным в 1968 году и о которых в последнее время было так много публикаций.) В отличие от детектора – полиграфа, этот детектор обмануть невозможно. Более того, сейчас есть данные, что можно зарегистрировать и само намерение солгать.

Казалось бы, эти интереснейшие эксперименты прикладного значения не имеют. Не может ведь каждый, кто подозревает своего собеседника во вранье, тащить его в МРТ и записывать вызванные потенциалы (разновидность электроэнцефалограммы). Это и трудно, и требует высочайшей квалификации исследователя, да и подозреваемый, скорее всего, не согласится на эксперимент. В общем, проверка на искренность нам не грозит?

Не радуйтесь.

Уже более двадцати лет физиологи исследуют прохождение инфракрасных (тепловых) лучей сквозь ткани тела человека. Оказывается, инфракрасный свет с длиной волны чуть больше видимого красного легко проходит сквозь кожу и череп на глубину около одного сантиметра. Само по себе это неудивительно: каждый видел, как просвечивает кисть руки на солнце. Удивительно то, что можно увидеть с помощью этого инфракрасного света.

Дело в том, что отражённый инфракрасный сигнал зависит от состава крови. В частности, кровь, по-разному насыщенная кислородом, имеет различные коэффициенты поглощения на разных длинах волн. Говоря коротко, если использовать два лазера с двумя близкими, но не одинаковыми длинами излучения, можно исследовать локальный мозговой кровоток так же, как и с помощью томографа.

А это совершенно меняет ситуацию. МРТ стоит порядка 3 млн долларов, считая установку. Оптический прибор (ОП) – порядка двух тысяч. МРТ огромный, а ОП помещается в чемоданчике. Вдобавок он может работать на батарейках, как оптическая указка. Всего-то дел – направить на голову человека инфракрасный луч и зарегистрировать отражённый сигнал.

Создать такой прибор, конечно, непросто, однако на современном уровне развития техники вполне реально. Не исключено, что это уже сделано. А раз так, то, входя в комнату переговоров, имейте в виду, что, возможно, вашей головы касается невидимый луч и перед глазами вашего слушателя загорается лампочка всякий раз, когда вы говорите неправду. Поэтому или врите по телефону, или старайтесь построить разговор так, чтобы не было лжи.

Мозг не может всего

Теперь рассмотрим ещё одно заблуждение, связанное с переоценкой роли идеального в работе мозга. Если мы переоцениваем идеальное, то тем самым недооцениваем материальное, в том числе естественные ограничения любого рода. Отсюда появляются мифы о сверхвозможностях мозга, о том, что задействована всего лишь малая доля его подлинных возможностей.

В тридцатые годы прошлого века возникло и стало стремительно набирать обороты движение стахановцев. Машинисты начали водить сверхтяжёлые и сверхдлинные поезда, доярки раздаивали коров до рекордных показателей. Наступила эпоха побед и рекордов.

Что же, до этой эпохи инженеры были настолько глупы, что не знали о возможностях паровозов? Разумеется, знали. Но знали также и то, что при подобной нагрузке резко возрастает износ. (Вспомним, что на «Формуле-1» два-три раза за гонку меняют шины, а двигателя хватает только на одну гонку.) А раздоенная корова умирает от недостатка кальция.

Так вот, разговоры об использовании сверхвозможностей мозга напоминают мне некомпетентные рацпредложения. Кстати, необязательно именно советские и стахановские. Причиной сразу нескольких аварийных запусков ракет в Америке был энтузиазм одного из рабочих. Человек хотел как лучше и добавлял не одну, а три капли масла, в результате фетровый колпачок разбухал и систему управления гироскопом заклинивало.

Мы ещё далеко не до конца понимаем, как именно взаимосвязаны идеальное и материальное. Но очевидно, что материальное – мозг и его элементы – вносит достаточно жёсткие ограничения на многое в нашем мышлении, эмоциях и т.п. В басовом регистре нельзя сыграть быструю мелодию.

Миф о безграничности возможностей и резервов мозга по сути своей очень похож на миф о покорении природы. Почитайте фантастов, с конца девятнадцатого века и до семидесятых годов века прошлого. Да и не только фантастов. Многие грандиозные проекты преобразования природы, повороты рек и прочее существовали отнюдь не только в художественной литературе. Прогресс производительных сил породил иллюзию вседозволенности и всевластия. Человек гордо шагает по планете и гордо наступает на грабли. И, к сожалению, чрезвычайно редко извлекает уроки из ошибок.

Все мы хорошо понимаем, что существуют пределы физических возможностей человека. Понимаем, чего стоят рекорды. Понимаем, что, скорее всего, высота три метра не покорится прыгуну, а на стометровке из семи секунд не выйти. Впрочем, даже не самый сильный спортсмен может побить рекорд с серьёзным запасом – и после этого умереть от передозировки стимулятора, допинга. За сверхрекорд придётся заплатить сверхбольшую цену.

Возьмём ещё один пример. В России в рамках программы «Глобальные изменения» были проанализированы возможности представителей различных групп людей, живущих в зонах с экстремальными природными условиями: тундра, высокогорье и т.п. Аналогичные исследования проводили американские учёные применительно к индейцам и получили сходные результаты. А именно: оказалось, что у этих групп адаптационные возможности организма исчерпаны практически полностью. Они не могут жить другой жизнью, не могут к ней приспособиться.

Скажем, представители некоторых индейских племён не могут отказаться от жизни на природе и пойти работать на завод. Они не глупее белых, просто если этот человек пойдёт в университет и затем станет инженером, то он с высокой вероятностью умрет в 30-35 лет. Такую плату законы природы возьмут за выполнение приказа мозга – следовать идее. Получается, что, когда этих людей из лучших побуждений приобщают к чудесам цивилизации – не насильно, они сами этого хотят! – итогом благородной миссионерской деятельности может стать вымирание народов. Поневоле задумаешься об относительности понятий добра и зла и заодно о миссионерстве вообще.

Что же, примитивные народы обречены жить в тундре, в чумах? Конечно, нет. Однако их переселение должно занимать существенно больший промежуток времени. Необходимо учитывать дефицит адаптационных возможностей и стремиться его скомпенсировать.

Но почему раньше на это не обращали достаточного внимания? Понятно, в XIX веке об этом могли не знать, но что же просвещённый XX век? Дело в том, очевидно, что большинство людей, в том числе твёрдокаменные диалектические материалисты, вели себя в этом вопросе как махровые идеалисты. Даже соглашаясь, что человек материален, они тем не менее пропагандировали идею о его безграничных возможностях. Говорили о неисчерпаемых резервах мозга, о том, что правильное воспитание и образ жизни могут всё. Причём таких взглядов придерживались не только наши марксисты, но и западные мыслители. Сказалась, вероятно, эйфория от великолепных технических достижений в покорении природы. И в самом деле, человек может многое, очень многое – но не всё, и при этом за все свершения приходится платить.

Кто из нас не слышал историю о человеке, который, спасаясь от собаки, перелез трёхметровую стену, хотя никогда ни до, ни после не мог перелезть даже двухметровую. Вариаций на эту тему достаточно много. В финале обычно отсюда делается вывод, что у человека есть масса нереализованных возможностей, и вот если бы научиться их использовать… Что ж, использовать несложно. Вкатите себе лошадиную дозу допинга и дерзайте. Скорее всего, вы умрёте уже при второй пробе. Да, у человеческого организма есть резервы. Но они потому и резервы, что приберегаются для редких, действительно экстремальных случаев.

Это с грехом пополам признают, когда дело касается тела человека, физических способностей. Но когда речь заходит о нераскрытых возможностях мозга, таких, как сверхпамять, сверхбыстрый счёт и многие другие феномены, все скучные представления о естественных барьерах сразу забываются. Расхожим стало утверждение, что человек использует только 10, 15 или 20% возможностей мозга.

Прежде чем начинать рассуждать о подобных вещах, необходимо понять, что человеческий организм построен на сбалансированности. Любое отклонение от баланса – само по себе болезнь. И слишком маленький, и слишком высокий рост с физиологической точки зрения ненормальны и могут стать причиной осложнений – так, при росте более двух метров чрезмерно возрастает нагрузка на опорно-двигательную систему. Люди, чрезвычайно сильные физически, обычно малоподвижны, не очень ловки и выносливы, для марафонцев типичны проблемы с сердечнососудистой системой и так далее. К нормальной жизни оптимально приспособлен именно средний человек. В меру тренированный (к значению тренировки мы ещё вернёмся), в меру сильный – но обязательно разносторонний.

Сходным образом обстоят дела с возможностями мозга. Конечно, и здесь многое определяется генетикой и развитием. Если в момент зачатия родители были мертвецки пьяны или отравлены наркотиками, то маловероятно рождение не только гения, но и сколько-нибудь нормального ребёнка. Хорошо известно также, что, если ребёнок не получает, к примеру, некоторых аминокислот (то есть в его рационе отсутствуют определённые продукты), его мозг просто не в состоянии полностью сформироваться. Но это в общем-то понятно. Отсутствие ядов и свободное поступление нужных веществ – необходимые условия нормального развития. Необходимые, но недостаточные. Как бы хорош ни был мозг, его возможности надо ещё воспитать.

Зарядка для хвоста

Подумайте о слове, которым мы часто обозначаем одаренного человека, – «способный». То есть не делающий, а только способный что-то сделать. Я видел массу способных, но не реализовавшихся людей.

Отсюда первый тезис, более-менее очевидный, – человек должен получить хорошее воспитание и образование. Все это понимают. Британские аристократы записывают своих детей в Итон почти с рождения, и в МГУ конкурс больше, чем в Мухозасиженский университет.

Поступили, выучились, окончили – работаете. И как часто блистательный студент превращается в скромного клерка или в вечно младшего научного сотрудника! Почему? Да потому, что если лежать на печи, то мышцы атрофируются.

Мозгу необходимы постоянные тренировки. Говорят, Ландау каждый день обязательно брал пять интегралов – просто чтобы не терять навык. У меня есть 90-летняя знакомая, которая больше всего боялась потерять память – однако не просто боялась, а активно предупреждала беду. Она давно взяла за правило заучивать наизусть одно стихотворение в день. Результат – прекрасная память и мышление. Ежедневная работа или, как в случае со старой женщиной, гимнастика для ума сохраняет и развивает возможности мозга. Не пропускайте случая поупражняться. Не используйте записные книжки, а запоминайте номера телефонов, адреса, договорённости о встречах. Чаще бывайте на диспутах, в компаниях, где люди спорят.

Некоторые тяжелейшие заболевания мозга лечат с помощью электродов, на длительное время имплантированных в мозг. С этих электродов иногда удаётся регистрировать импульсы отдельных нейронов и их популяций. Мы занимались этим многие годы, и хотя никогда не публиковали эти результаты в научной литературе, но каждый из наших сотрудников по виду активности мог определить интеллектуальный уровень пациента. С другой стороны, данные московского Института мозга, некогда созданного специально для исследования мозга великих людей, показывают, что у них нет никаких морфологических отличий от нормы.

Это не означает, что каждый может быть гением. Было нечто неуловимое в строении горла Шаляпина, что делало его уникальным. Однако нормальный средний человек вполне может добиться неплохих результатов, если будет учиться пению. Вспомните русскую аристократию: не спеть в салоне было просто стыдно. То же и с мозгом: не так важно иметь много нейронов (как известно, самый большой объём мозга – у дебилов), надо уметь ими работать. Наращивать следует не массу, а умение.

Кстати, идея об умственной гимнастике не нова. В прекрасно отлаженной старой образовательной системе, особенно в классической гимназии, этому уделялось много внимания. Казалось бы, зачем заучивать наизусть длинные тексты на забытых языках? Но благодаря этой «бессмысленной работе» наши бабушки, окончившие школы до революции, обладали тренированной памятью. Другой вид гимнастики для ума – переписывание. До сих пор помню, как я ненавидел домашние задания, когда надо было переписывать огромные упражнения. Однако известно, что развитие тонких движений руки развивает мозг. Подобную же роль играет и устный счёт.

В последние сто лет люди стали меньше двигаться. Однако на это быстро обратили внимание: современный человек приезжает на машине в фитнес-центр и там старается скомпенсировать дефицит движения. Мы увеличиваем число часов физкультуры в школе и в своей взрослой жизни – но при этом уменьшаем активность мозга. Никто в здравом уме не скажет: «Зачем заниматься бегом и спортивной ходьбой, когда есть автомобили?» А предложение взять калькулятор и не затрудняться устным счётом кажется нам вполне естественным. Зачем помнить наизусть цитаты, если всё можно найти в Интернете, зачем читать книгу – проще посмотреть экранизацию… На самом деле беда уже у ворот. Мы не оглупляем наших детей, мы уплощаем их разум. Итак, цена, которую надо платить за полную реализацию своих способностей, – тренировка. Ежедневная, без поблажек. Это не вся цена, но её необходимая часть.

О многоборцах и спринтерах

Кстати, поговорим немного о том, как измерить эти способности. Сейчас ученики, родители и учителя помешаны на тестировании, на всякого рода экзаменах. Мне кажется, что мы переоц
8000
ениваем их роль. Да, есть люди (их немного), настолько талантливые от природы, что они играючи сдают экзамены. Однако иногда эти же самые люди заваливают школьные курсы просто потому, что им они неинтересны. Поэтому результат экзамена далеко не всегда показывает истинный уровень школьника или студента. И не зря тем, кто занимается подбором кадров, иногда рекомендуют не брать золотых медалистов. Условно говоря, золотой медалист – или гений, или зубрила. Нормального человека что-то привлекает больше, что-то меньше, у него есть и пятёрки, и четвёрки. Возможно, гений и неинтересный предмет сумеет сдать на пять. Но статистически маловероятно, что перед вами стоит гений.

Теперь о тестах. Их значение сейчас тоже преувеличивают. Конечно, в некоторых случаях тестирование необходимо. Лётчик-истребитель обязан обладать определёнными психофизиологическими качествами, их отсутствие равняется профнепригодности.

Это очевидно. Но существуют ли тесты, которые позволяют определить, насколько данный человек умён?

Известна история, возможно апокрифическая, о встрече Эйнштейна и Эдисона: гениальный физик не смог ответить ни на один пункт из вопросника великого изобретателя. Я хорошо помню, как смаковали в нашей прессе ошибки Рейгана: он мог перепутать страны, в которых бывал с визитами, и т.п. Однако он считается одним из великих президентов. Вспомните, как тайком, на кухнях издевались над Брежневым. Президентам вообще не везёт: всё время публикуют новости об их низком IQ, об их ошибках. Почитайте о Буше: ну прямо дебил какой-то. (Правда, публикующие это люди не задаются вопросом, как же такой дебил прошёл в президенты?) Что же, по всей планете людьми правят посредственности? Очевидно, нет. Просто для них стандартные тесты не подходят.

Хорошему лейтенанту очень трудно стать маршалом. И не только потому, что много конкурентов, но и потому, что требования к характеру, поведению и стилю мышления младшего офицера и генерала различны. Многие широко распространённые тесты рассчитаны, образно говоря, на десятиборца. Мы уже поняли, что оптимально приспособленный к нормальной жизни человек должен уметь хорошо делать многое. Но десятиборцы не показывают рекордов в отдельных видах.

А уж чемпиону по спринту или по штанге никогда не занять высокого места в десятиборье.

Следовательно, прежде чем проходить тесты, определите для себя собственную цель. Условно говоря, поймите, стремитесь ли вы к Нобелевской премии или к выигрышу в телевизионной викторине вроде «Своя игра» или «О, счастливчик». Определившись, не тревожьтесь, если в каких-то тестах не будет высших баллов. Это просто не ваш вид спорта.

Казалось бы, я себе противоречу: ведь я только что говорил о многоборье. Да, многоборцем должен быть статистически средний. На практике каждый многоборец в чём-то сильнее, в чём-то слабее. А вот что касается «генералов» (лидеров не только военных или политических), то им приходится платить особую цену: приобретая, в то же время что-то терять.

Плата за чудо

Вот мы и подошли к вопросу о цене сверхвозможностей. Практически все чемпионы олимпийского уровня – больные люди. Их рекорды связаны с запредельной мобилизацией сил организма, и это даром не проходит. Платой за медаль в восемнадцать лет часто становится инвалидность в сорок. На тренировках клубов мастеров тренеры напрямую требуют достижения так называемой блокады пучка Гиса – то есть сердечного заболевания, которое, однако, на первоначальный момент позволяет пока ещё здоровому и сильному спортсмену показывать сверхъестественную выносливость и невероятные результаты.

Принцип сбалансированности работает и применительно к мозгу. Существуют люди, которые никогда не спят. Как ни странно, им нельзя водить машину. Отсутствие нормального сна они компенсируют тем, что засыпают на секунду-другую. А за секунду, между прочим, автомобиль проходит около 20 метров.

Кстати, и сами по себе сверхспособности – не всегда благо. Возьмём, к примеру, ту же память. Мгновенно и навсегда сохранять в голове огромные объёмы информации – это великолепно. Но и способность забывать – великая способность. Представьте себе, что жена или муж всегда помнят обо всех семейных скандалах. Однако умение не запоминать лишнего полезно не только в личной жизни: как ни парадоксально, оно может способствовать мышлению. Вспомните Шерлока Холмса, который избегал ненужных знаний. Есть теория, что каждый человек запоминает всё, что воспринимает. Проблема лишь в том, как вспомнить нужное в нужный момент. С подобным явлением сталкиваются все, кто работает на компьютере: диск в 80 гигов можно заполнить очень быстро, но как потом найти нужный файл? Поэтому правильная организация важнее большой памяти. Тот, кто помнит всё, зачастую мало что может: он завален информацией.

Отсюда следует вывод, что сверхвозможности должны быть запрещены на биологическом уровне. Запрещены именно стремлением мозга и организма к сохранению гомеостаза, к сбалансированности. Например, телепатия: есть она или нет? С теоретической точки зрения я не вижу принципиальных запретов. Но она невозможна, поскольку сделала бы невозможным существование высокоразвитых форм жизни. Представьте себе, что заяц, прячась под кустом, думает: «Волк, волк не найди меня». Волк это слышит… и далее всё ясно. О человеческом обществе и говорить не приходится. Юноша подходит к девушке с вопросом: «Который час?» – и тут же получает по физиономии… Впрочем, о катастрофических последствиях полной искренности для индивида и социума достаточно сказано в начале этой статьи.

Вот ещё пример: сейчас даже в серьёзных научных журналах публикуются работы о выходе души из тела. Однако это происходит только в критических состояниях, например, когда человек при смерти. Почему? Да именно потому, что нормальному здоровому человеку опасно посылать свою душу на разведку. Эта возможность только осложнит ему жизнь.

Нас часто спрашивают, встречались ли мы со сверхвозможностями человеческого мозга в наших исследованиях. Однажды, стимулируя одно из подкорковых ядер в процессе лечения очень тяжёлого заболевания мозга, мой учитель, профессор Владимир Михайлович Смирнов, увидел, как больной буквально на глазах стал раза в два «умнее». В два с лишним раза возросли его способности к запоминанию. Скажем так: до стимуляции этой, вполне определённой точки мозга больной, как и положено в норме, запоминал 7±2 названных ему слов. А сразу после стимуляции – 15 и больше. Помня железное правило: «Каждому больному – только то, что показано именно ему», мы не стали заигрывать с джинном, выглянувшим из бутылки, и заставили его вернуться обратно — в интересах пациента. А это была артифициальная, искусственно вызванная сверхвозможность!

Эти наблюдения могут быть и ответом на ещё не сформулированный здесь вопрос: что и как обеспечивает сверхвозможности. Ответ и ожидаемый, и простой: в обеспечении интеллектуальных сверхвозможностей важнейшую роль играет активация определённых, а затем, вероятно, и многих мозговых структур. Ответ простой, ожидаемый – но неполный. В описанном случае стимуляция была короткая, феномен «не застрял». Мы все тогда боялись возможной расплаты за сверхвозможности, так внезапно раскрывшиеся, причём не в реальных условиях озарения, а полууправляемо, инструментально.

Таким образом, что мы знаем о сверхвозможностях и путях их возникновения? Во-первых, у некоторых людей они есть с самого начала, как врождённые качества (в этом случае мы часто говорим о таланте или даже гении). Во-вторых, при определённых условиях, в оптимальном эмоциональном режиме они могут проявляться в форме озарений и сопровождаться изменением режима времени. В-третьих, сверхвозможности иногда проявляются в экстремальных ситуациях, также, по-видимому, с изменением режима времени. Наконец, в-четвёртых, самое важное: они могут формироваться при специальном обучении, в частности при постановке сверхзадачи.

Можно ли развить в себе сверхвозможности? Какие-то – да. В своё время в прессе обсуждался феномен Розы Кулешовой – женщины, которая, по её собственному утверждению, видела пальцами, причём даже сквозь предметы – например, читала письмо, проведя пальцами по конверту. Тогдашний директор Физтеха академик Б.П. Константинов создал специальную группу, которая пыталась выяснить, за счёт чего она видела. Группа ничего не обнаружила, но за это время Б.П. научился различать пальцами число очков на перевёрнутых костяшках домино.

Как объяснить, почему сверхвозможности проявляются редко, если вообще проявляются, и чаще всего в экстремальных ситуациях?

В мозге есть так называемый детектор ошибок. Это механизм, который следит, чтобы ваши действия были «правильными», соответствовали стереотипам. Например, уходя из дома, вы делаете определённый набор действий: выключить газ, свет, утюг, запереть дверь. Вышли – и чувствуете, что-то не так. Неизвестно что – но не так. Возвращаетесь и видите, что забыли выключить утюг. Это работа детектора ошибок.

Этот же механизм следит и за тем, чтобы возможности оставались нормальными. Современные мощные автомобили – БМВ, «ягуар» – снабжены электронным механизмом, который ограничивает максимальную скорость, например, до 250 км/час. Машина может и больше, но нельзя. Потому что опасно. Так же опасны и сверхвозможности мозга. Возьмём один из самых близких к нам по времени примеров: жизнь и раннюю смерть Высоцкого. У него, несомненно, были сверхвозможности – и они его сожгли. Причём это касается не только уникальных случаев, таких, как артистическая или научная гениальность либо способность перемножать в уме шестизначные числа. Мы уже видели, что индеец Аляски или житель высокогорья может пойти на сверхвозможность – переехать в город и окончить университет. Однако в новом окружении все его адаптивные возможности будут предельно напряжены, он может стать прекрасным рабочим или инженером, но умрёт, не дожив до сорока.

Если плата за развитие возможностей в пределах нормы – тренировка, то цена сверхвозможностей – гипертрофия какого-то одного качества за счёт других и, возможно, преждевременная смерть.

Можно ли с этим бороться? Вероятно, да. Если мы будем целенаправленно развивать какие-то сверхвозможности (а надо сказать, мы сейчас работаем и с феноменом так называемого ясновидения, и со многими другими), то, может быть, мы сумеем сделать их безвредными для человека. Но это маловероятно. Всё-таки сверхвозможности очень опасны, и нужно быть предельно аккуратными, прикасаясь к этой сфере непознанного.

Источник:
Святослав Всеволодович Медведев
Член-корреспондент РАН
Директор Института мозга человека РАН
wsyachina.narod.ru