Сострадание, как практика преобразования себя

Леонид – настоящий Йогин из тех, кто доверяет только своей практике. А практикует он без малого 40 лет, — глубого и упорно. Сейчас же — больше, чем когда-либо, просто постоянно. Этим летом Леонид расказал мне об одном ярко проявившемся аспекте его многолетних практик. Выводы, которые он сделал, способны объяснить сакральную составляющую некоторых религиозных учений, особенно, Христианства. Раньше говорили – это вопрос веры, теперь же, возможно, будут говорить, — это вопрос знания.

У меня есть друг, Леонид. О нём писал Сиянов в своей «Калагии». О его выдающихся достижениях пишу сейчас и я. Леонид – настоящий Йогин из тех, кто доверяет только своей практике. А практикует он без малого 40 лет, — глубого и упорно. Сейчас же — больше, чем когда-либо, просто постоянно.

Этим летом Леонид расказал мне об одном ярко проявившемся аспекте его многолетних практик. Выводы, которые он сделал, способны объяснить сакральную составляющую некоторых религиозных учений, особенно, Христианства. Раньше говорили – это вопрос веры, теперь же, возможно, будут говорить, — это вопрос знания.

Итак. Различные чувства вызывают различные эффекты воздействия на самых разных уровнях. Это общеизвестный факт, достаточно банальный, сам по себе. Однако, как конкретно сказывается это воздействие, особенно на уровнях, отличающихся от уровня физического тела. Леонид сумел выявить ключевую эмоцию, определяющую интенсивность процесса духовного роста. Он рассказал, что целенаправленно вызывая сострадание к чему-то или кому-то, он раз за разом вызывал в себе подъём Кундалини. Причём, до нескольких раз за один сеанс. Никакие иные практикуемые чувства не давали даже приблизительно столь проявленного эффекта, а, зачастую, приводили к противоположным результатам. Сострадание было предметным, т.е. на что-то направленным. Немного помявшись, он сказал, что сострадание может быть направлено на больного щенка, на человек, а может — на обычное ведро или палку. ЭФФЕКТ ДОСТИГАЕТСЯ ОДИН И ТОТ ЖЕ!

Как известно, подъём Кундалини – это определяющая трансформация, переводящая человека на качественно иной уровень развития. Для тех, кто впервые об этом слышит (практики могут пропустить этот абзац), попытаюсь очень коротко изложить суть процесса трансформации, описываемый и в Ведах, и в Бхагават Гите и в множестве текстов, посвящённых Йоге. Согласно им, энергия преобразования дремлет в нас в свёрнутом виде, как змея. Отсюда общеупотребимый термин – Змей Кундалини. Задача практика — заставить развернуться Змея и подняться вверх от копчика, где он пребывает, до макушки.

В процессе поднятия очень многое в человеке меняется и преобразуется. Выбиваются пробки, прочищаются каналы. Когда Змей «доползает» до макушки, человек впадает в особое состояние, называемое в просторечье просветвлением и приобретает, благодаря этому, особые возможности, а иногда и способности. Процесс этот, как правило, не быстрый, достаточно мучительный и должен повториться не один раз. И почти всегда требует помощи опытного практика, уже через это прошедшего. В противном случае, человек, у которого происходит такая трансформация, может превратиться в калеку или сумасшедшего. Читая книги многих Мастеров, в описаниях моментов просветвения мы всегда можем найти предшествующие этому знаки подъёма Кундалини. У Мастеров это протекает гладко, — у начинающих практиков – очень тяжело. И вот теперь, благодаря Леониду, процесс трансформации или духовного преобразования может быть упорядочен и оптимизирован. И решающую роль в этом играет чувство, называемое состраданием, на фоне которого подъём Кундалини способен происходить самопроизвольно.

Давайте посмотрим, как осознанно или неосознанно сострадание используется в различных религиях и вероучениях для практик духовного развития:

В Христианстве наиболее почитаемы образы великомучеников. А главный, сакральный образ, символ Христианства — это распятый Иисус. Какое чувство вызывают великомученники и терзаемый Христос? — Сострадание, конечно же. Поэтому образ Христа и великомученников сам по себе способен вызвать при постоянном его культивировании качественнные изменения духовного мира человека. Наверное, исходя из этого, про любое учение можно сказать, — если в его основе лежит сострадание, то это учение действительно способствует духовному росту оптимально-естественным образом. Кроме того можно добавить, что любовь, являющаяся наиболее созидательным и светлым чувством, — родственно состраданию и часто проистекает из него. Благодаря Леониду, мы можем теперь утверждать совершенно определённо, да, любовь и сострадание являются не просто самыми светлыми, щемящими и благородными чувствами, но и чувствами преобразующими, возрождающими, трансформирующими нас в иные, просветвлённые существа, в том случае, конечно, когда Кундалини пробуждается. Любовь и сострадание — это шанс стать другими существами. А если Кундалини не пробуждается? Что ж, тогда мы не становимся другими существами. Но ничего не пропадает втуне! Во-первых, если очень стараться, то рано или поздно — получиться. Во-вторых, если мы будем практиковать самой нашей жизнью и поступками что-то другое, помимо любви и сострадания, то вместо развития нас, определённо, будет ожидать деградация и мы будем превращаться в существ прямо противоположного рода. Только любовь и сострадание? Леонид говорит — да. Причём любовь без сострадания не имеет должной силы. Посмотрите.

Очень сложно вызвать в себе любовь ко всему сущему. Но очень просто полюбить раненого кролика или птицу с подбитым крылом, просто сострадая им. Более того, можно полюбить другого человека, просто оценивая, как он относится к страдающим существам. Друг моего детства в студенческие годы регулярно влюблялся в девушек после того, как они подбирали раненого голубя или выхаживали бездомную больную кошку. Внешность, ум, социальное положение или что другое для него не имели никакого значения. Девушка мгновенно переходила для него в разряд боготворимого существа, сразу после проявления акта сострадания. И надо сказать, что именно у него первого из всех моих друзей стали регулярно проявляться признаки самопроизвольного подъёма Кундалини, уже на втором курсе института.

Любовь – это, зачастую, результат, следствие проявленного сострадания, но она же и несущая основа сострадания. И как только появляется предмет, к которому можно приложить сочуствие, — раненое животное, голодный ребёнок,облажавшийся по какому-то поводу коллега по работе – всегда включённая и разлитая везде любовь мгновенно трансформируется в сострадание, а там и до любви конкретной рукой подать. Крутые победители, исходя из этого, отдыхают. Настоящие женщины, способные сострадать, по определению достаются втоптанным в грязь, утирающим кровавые сопли, а то и покалеченным побеждённым. Причём, чем больше покалеченным, тем больше у них шансов заполучить настоящую женщину. Помните в Брате-1 эпизод, когда герой Данилы Багрова, прилично (и за дело) наказав пьяного бывшего мужа своей подруги, ненавидимого ею, вдруг получил от неё отказ на предложение собираться и уехать с ним, любимым. Настоящая женщина, кто не понимает, и не могла поступить иначе. Ведь преобладающее её качество, благодаря которому она и является настоящей – это сострадание. Это даже больше, чем любовь. Она всегда будет на стороне угнетаемого. Герой Данилы не мог понять – почему?! Но он вполне понимал, что он потерял! Что поделать, он прошёл только школу выживания, до школы любви ещё не добрался. Мудрый мужчина никогда не будет как то ущемлять другого, демонстрировать своё преимущество на глазах любимой женщины. В крайнем случае, лучше даже самому получить по мордасам. Это, во всех случаях, более предпочтительный вариант, чем затоптать соперника, даже за дело. Конечно, это не относится к мальчикам и девочкам. И у тех и у других превалирует биология, — гормоны бурлят и переполняют кровь. — Хотя мудрость иногда бывает и врождённым качеством.

Светлое ли чувство радость — антипод печали? — Безусловно. Но оно не вызывает эффекта преобразования. Настоящая ликующая радость – это, зачастую, спутница подъёма Кундалини, показатель того, что человек уже прошёл трансформацию. Вспомните образы святых, старцев, великих иогинов, классический образа Будды, в конце-концов, — они светлы и РАДОСТНЫ. Улыбка и смех НЕ ПОДНИМАЮТ Кундалини, они являются неким заменителем этого процесса на физическом уровне. Они готовят наше тело к процессу трансформации, преобразуют, лечат его, а потом, после, являются постоянным спутником, необходимым приложением. Посмотрите на любого буддийского ламу, НА ЛЮБОГО. Лама без улыбки – это явление, не существующее в природе. Улыбаются и смеются все – от впервые пробуждённого молоденького монашка до Далай Ламы включительно. Главное, что больше всего запоминается у Оле Нидала, например? Его смех, конечно. Радость — это лекарь, основа, спутник, никогда не покидающий Просветвлённого. Но сострадание – это главный инструмент трансформации. Важно, очень важно научиться смеяться и радоваться. И очень хорошо этому учит Мирзакарим Норбеков, Оле Нидал и большинство тибетских лам на своих ритритах. Но ещё более важно ПРОЯВЛЯТЬ СОСТРАДАНИЕ! И этому лучше всего учит сама жизнь. И неправда, что жизнь делает нас чёрствыми. Она всегда подсказывает, как нам поступать. Ведь всем хочется подобрать голодного щенка или котёнка! Но мы тут же говорим себе, что вот сейчас я не могу, спешу на лекцию или на работу, может быть, на обратном пути, если он ещё тут будет. И… Специально идём обратно другой дорогой! Нет, это я не в укор. Это я говорю, о том, как себя вёл в аналогичных случаях. Повториться такая ситуация с вариациями раз десять – и свободен. – На одинадцатый раз спокойно проходишь мимо лежащего в крови человека. – «Ведь найдётся кто-нибудь (но не я), кто ему поможет. Людей-то вокруг, вон сколько». Всё, — алес, мы лишили себя этим ГЛАВНОГО ДАРА – возможности преобразовать себя в иное существо, пребывающее в мире радости и искрящегося смеха!

Главный обряд в Буддизме, после которого человек считается твёрдо вставшим на путь преобразования — это принятие в себя Бодхичитты – обязанности сострадать и помогать живым существам.

А что просветвлённые? — Они умеют сострадать, возможно, всем живым существам.. Это уже качественно иной уровень, дорога в иные сферы. Там свои этапы трансформации. Но самый сложный этап – это, наверняка, первый. Теперь, благодаря Леониду, вы знаете, что сострадание – это, возможно, единственный инструмент и средство, которое способно реально помочь нам на этом первом, самом тяжёлом этапе трансформации. Да и вообще, помочь. Нужна ли такая трансформация? На этот вопрос каждый должен ответить себе сам. Но теперь, благодаря Леониду, мы уже определённо знаем, какое качество более всего присуще настоящей женщине. И как себя надо вести мудрому мужчине, чтобы удержать настоящую женщину. Что же касается до человечества в целом, то лично мне кажется, что ему такая трансформация не просто нужна, — она необходима. Причём сейчас больше, чем когда бы то ни было!

Автор: СПрактикующий
www.nisleda.net