Сколько людей выдержит Земля?

Долгое время демографы опасались неограниченного роста населения планеты. Через несколько десятилетий на Земле будет проживать… уже девять миллиардов человек. Выдержит ли она подобную нагрузку? Этой проблеме посвящена книга немецкого историка и политолога Сюзанны Хайм «Расчет и заговор. Перенаселение — критика одной дискуссии», фрагменты интервью с которой мы приводим сегодня.

Долгое время демографы опасались неограниченного роста населения планеты. Через несколько десятилетий на Земле будет проживать…

…уже девять миллиардов человек. Выдержит ли она подобную нагрузку? Этой проблеме посвящена книга немецкого историка и политолога Сюзанны Хайм «Расчет и заговор. Перенаселение — критика одной дискуссии», фрагменты интервью с которой мы приводим сегодня.

– На земном шаре живет сейчас 6,4 миллиарда человек. Перенаселена ли наша планета?

Хайм: – А что вы по этому поводу думаете?

–Говорят, у человечества из-за этого масса проблем: нищета, загрязнение окружающей среды, наконец, войны…

Хайм: – Ерунда! В мире, разумеется, все есть: и нищета, и дурная экология, и войны. Но разве это связано с численностью населения в том или ином регионе? Самая густонаселенная область на планете — это крохотное княжество Монако, где проживает до 16 тысяч человек на квадратный километр. Но разве это самые бедные люди на Земле? Скорее, уж самые богатые. В Монголии, наоборот, самая низкая плотность населения на Земле. Здесь проживает в среднем всего 1,6 человека на квадратный километр — но при этом Монголия считается бедной страной. То же относится и к загрязнению окружающей среды. Больше всего вреда экологии приносят вовсе не страны Азии и Африки, где население растет особенно быстрыми темпами, а промышленно развитые страны Запада, где почти повсеместно наблюдается крайне низкая рождаемость.

– В этих странах сплошь и рядом жалуются на то, что население понемногу вымирает, а вот-де китайцев уже миллиард, индусов — миллиард, то есть в двух этих странах живет треть всего мирового населения.

Хайм: – Живет, ну и что? А почему бы им не довести плотность населения до того же показателя, что и в Монако? Им нельзя? Их, значит, мерят одними мерками, а жителей Монако — другими? В таком случае — это не научный подход, а просто-напросто расизм.

– То есть все разговоры о том, что Земля перенаселена, по своей сути не научные?

Хайм: – Да, это, скорее, псевдонаучные измышления, порождаемые паническими настроениями, всевозможными фобиями и расистскими предубеждениями. Слово «перенаселение» само по себе бессмысленно. Стало быть, в каких-то районах планеты сейчас живет так много людей, что их срочно надо куда-то отселять? На мой взгляд, «перенаселение» — не научный термин, а эмоциональная оценка, и эта оценка слишком неточна и расплывчата, чтобы иметь отношение к науке.

– Что значит «неточна»?

Хайм: – Когда говорят о «перенаселении», обычно избегают конкретных фактов. Планета перенаселена — и что? Рабочих мест не хватает? Тут дело не в демографии, а в безработице.

Перенаселена — и что, еды на всех не достанется? Надо заняться распределением продуктов питания или наладить снабжение голодающих районов планеты, а не винить во всем демографию. А, может, вы думаете, что едва лишь численность населения планеты достигает определенной величины, как сразу возникают проблемы с экологией? Но это — в любом случае — вопрос экологической политики. Вы видите, что слово «перенаселение» лишь помогает затушевывать какие-то реальные проблемы, с которыми не может справиться человечество. Люди страдают от голода, безработицы, нехватки воды, а мы, не вникая в суть проблемы, спешим ответить: «Да, Земля же перенаселена! Чего еще ждать?»

– И все же вы уклоняетесь от ответа. Неужели нет предела росту численности населения на нашей планете?

Хайм: – По расчетам специалистов, через полвека на Земле будет жить девять миллиардов человек, но потом численность населения понемногу начнет снижаться. Уже сейчас прирост населения замедляется. Сорок лет назад это показатель в среднем составлял для всего мирового населения 2,2% в год, а теперь всего лишь 1,2%. Но даже если когда-нибудь на Земле будет жить 13 миллиардов человек, то есть вдвое больше, чем сейчас, — а в некоторых прогнозах называют и такую цифру, — то даже тогда численность населения Земли не будет слишком высока.

– Похоже, точными прогнозами роста населения вы не располагаете?

Хайм: – Да, и это лишний раз доказывает, на какой шаткой почве строятся все наши рассуждения о проблемах мировой демографии. Почитайте-ка, что предсказывали представители этой науки полвека назад! Зачастую, глядя на такие прогнозы, лишь жалеешь бумагу, на которой они были напечатаны.

– Ладно, перейдем к конкретике. Хватит еды на девять миллиардов человек или нет?

Хайм: – Да, тут есть о чем тревожиться. Но опять же, никто не знает точных цифр. До сих пор сельскохозяйственное производство росло более быстрыми темпами, чем численность населения. Сегодня, например, в среднем на одного человека приходится гораздо больше продуктов, чем сто лет назад, когда людей было вдвое меньше. Итак, дело не в производстве, а в распределении продуктов. Если на Западе люди живут в изобилии и могут тоннами выбрасывать продукты питания на свалку — лишь бы цены на них не падали, то в других регионах планеты люди, действительно, голодают. На мой взгляд, проблема именно в этом: где-то очень много еды, а где-то очень мало.

– Теперь об энергоресурсах. Чем больше энергии мы потребляем, тем скорее останемся без нефти.

Хайм: – Если все люди на Земле будут потреблять столько энергии, сколько жители развитых стран, то тогда нефти и впрямь на всех не напасешься. Сейчас ребенок, живущий в западной стране, потребляет в 20 раз больше энергии, чем его сверстник в Азии или Африке. Но это ведь тоже не проблема демографии, это, в первую очередь, вопрос энергетической политики. Нам надо научиться экономить энергию — и справедливо ее распределять.

– А экология? Тут арифметика вроде бы простая: чем больше людей, тем больше гадостей они производят.

Хайм: – Сейчас сильнее всего загрязняют окружающую среду промышленно развитые страны. Так по какому праву мы здесь, на Западе, смеем другим странам запрещать то, что делаем мы? Если же кому-то не нравится воздух («мол, атмосфера у нас загрязнена»), это еще не повод кричать: «Хорошо бы пару миллиардов человек куда-нибудь убрать». Нет, потрудитесь-ка позаботиться о том, чтобы воздух на планете был чистым.

– Ну, а с бедностью как быть? И тут все дело в пропорциях: чем больше людей на планете, тем больше и нищеты.

Хайм: – Говоря так, вы априори предполагаете, что население растет, а, например, число производимых им товаров остается неизменным или даже уменьшается. Значит, на душу населения приходится все меньше и меньше тех или иных товаров. Но ведь это не так: больше людей не только потребляют больше товаров, но и производят их больше, чем прежде. Но, конечно, мы не можем рассчитывать на то, что все люди на Земле будут купаться в роскоши, как европейцы.

– Кстати, подчеркнем для читателей, что в странах «третьего мира» семьи бывают такими многодетными еще и потому, что там дети — своего рода «пенсионное обеспечение» стариков.

Хайм: – Да, в этих странах забота о пожилых людях ложится, прежде всего, на их собственных детей. Но и тут нужно подумать, что лучше для женщины: получать нормальную пенсию, как в развитых странах, или рожать больше и больше детей, чтобы они из тебя все соки высосали и превратили в старуху.

– На Западе рождаемость очень низка, численность населения уменьшается, общество стремительно стареет. Что вы посоветуете?

Хайм: – Ответ очевиден: в других странах живет достаточно много молодых людей, которые могли бы восполнить естественную убыль населения западных стран. Надо только смягчить законы об иммиграции.

– Но ведь от притока иностранцев общество теряет свою самобытность!

Хайм: – Вы опять используете такое же расплывчатое понятие, как и «перенаселение». Участники любых дискуссий о демографии охотно эксплуатируют такого рода распространенные фобии. Но как можно поручиться за то, что вот пока где-нибудь в Мекленбурге живет столько-то иностранцев, немцы не утрачивают своей самобытности, но как только приедет еще парочка иммигрантов, то от былых традиций не останется и следа? Тут опять же нет никакой объективности — одни лишь субъективные ощущения.

– Что ж, подведем главный итог: перенаселения бояться незачем?

Хайм: – Да, никакого перенаселения нет. У этого понятия вообще нет сколько-нибудь внятного содержания. Оно характеризует лишь наши страхи, которые легко могут перерасти в ненависть к другим народам. Чтобы понять суть проблемы, надо исследовать конкретное положение дел в различных регионах. Всякий раз, изучая обстановку, мы будем убеждаться в том, что дело не в численности населения в такой-то стране, а в том, как здесь относятся к имеющимся ресурсам. Именно в этом вопросе надо многое менять. Даже, если мы сократим численность населения Африки и Азии, это не решит наших собственных проблем.

Только цифры

По данным на 2005 год, в Китае проживает 1 289 миллионов человек, или 21 % мирового населения;

в Индии проживает 1 069 миллионов человек, или 17 % мирового населения;

в США — 293 миллиона человек, или 5 % мирового населения;

в Индонезии — 220 миллионов человек;

в Бразилии — 176 миллионов человек;

в Пакистане — 149 миллионов человек;

в Бангладеш — 147 миллионов человек;

в России — 146 миллионов человек;

в Нигерии — 134 миллиона человек;

в Японии — 128 миллионов человек.

К 2050 году каждый третий станет пенсионером.

По прогнозу американских демографов, к 2050 году на Земле будет жить 9,2 миллиарда человек, причем треть всех землян будет старше 65 лет, а 400 миллионов человек достигнут восьмидесятилетнего возраста — это больше, чем население Соединенных Штатов. Ученые полагают, что темпы роста рождаемости будут постепенно замедляться и количество детей останется на нынешнем уровне, однако число пожилых людей увеличится втрое.

Кроме того, отмечается, что темпы роста населения Земли сокращаются. Это связано в первую очередь с уменьшением рождаемости. Так, в 1990 году одна женщина в среднем родила за свою жизнь 3,3 ребенка, в позапрошлом году этот показатель упал до 2,6 — это ненамного выше уровня воспроизводства населения. Помимо низкой рождаемости, главной угрозой для темпов роста населения является СПИД. Из-за этого, несмотря на высокую рождаемость, в нескольких государствах юга Африки, в частности, в Ботсване и ЮАР, численность населения уменьшится. В 12 странах мира уже сейчас более 10 % населения инфицированы ВИЧ, но в некоторых регионах, например, в Уганде, Сенегале и Таиланде, удалось остановить рост численности заразившихся СПИДом. Это вселяет определенную надежду.

Источник:

Inauka