Избавление от чувства собственной важности

«Чувство собственной важности?», «А, ну с этим у меня все в порядке», «Я уже, или почти уже от него избавился» (вариант: «У меня его и не было») — это мысли, c которыми я начинал свою практику. Естественно, я не был уникален в своем заблуждении, все мы совершаем примерно одни и те же ошибки. Это со всей очевидностью выявили тренинги по сталкингу. Те ребята, которые ко мне приходили, демонстрировали все те же самые ошибки, которые я совершал в свое время.«Чувство собственной важности?», «А, ну с этим у меня все в порядке», «Я уже, или почти уже от него избавился» (вариант: «У меня его и не было») — это мысли, c которыми я начинал свою практику.

Естественно, я не был уникален в своем заблуждении, все мы совершаем примерно одни и те же ошибки. Это со всей очевидностью выявили тренинги по сталкингу. Те ребята, которые ко мне приходили, демонстрировали все те же самые ошибки, которые я совершал в свое время.

Наверное, это первая и самая главная проблема/ошибка в избавлении от ЧСВ. Это крайне пагубное заблуждение, которое может существенно тормозить практику многие годы. Мы не делаем то, в чем не видим необходимости. Тогда как избавление от ЧСВ не мнимое, а реальное — это единственный путь к свободной энергии и всему, что с ней в итоге связано…

Если вы думаете, что уже почти избавились от ЧСВ, или у вас его нет, то знайте, что с вероятностью 99,9% вы заблуждаетесь. Даже если допускаете мысль о том, что у вас, возможно, есть ЧСВ, то, скорее всего, вы слишком оптимистичны.

Все гораздо хуже, чем вы даже можете себе представить :o). Я могу это утверждать, опираясь на свой личный опыт и опыт проведения тренингов. Степень собственного заблуждения становиться очевидной по прошествии нескольких лет продвижения по этому пути. Это даже не вопрос искренности и честности перед самими собой, это вопрос наличия или отсутствия необходимого количества осознания, чтобы уловить и отследить масштабы ЧСВ.

Все, что можно сделать — это просто принять как данность, что с чувством собственной важности у нас у всех «все в порядке» :o). ЧСВ не просто «иногда проявляется», оно — фон нашей жизни. Именно это нужно иметь в виду, приступая к практике избавления от ЧСВ.

Работы, связанной с избавлением от ЧСВ, не просто много, ее колоссально много. Это действительно так, поверьте на слово, если сможете (проверить это вы сможете позже). Принятие данного факта сэкономит вам годы пустых иллюзий и заблуждений.

Прежде чем начать что-то делать, полезно определиться с целями. В чем цель избавленья от ЧСВ? Какой результат мы хотим получить, избавляясь от чувства собственной важности?

Наверное — это результат осознания равной важности себя и остального мира, себя и других людей, своих поступков (мыслей, чувств, идей и т.д.) и поступков других людей. Это состояние сознания, а точнее иная (отличная от привычной) схема или структура распределения внимания. Я подчеркиваю это. Все дело во внимании («все дело в волшебных пузырьках») :o). Во внимании, и только в нем!

Цель в том, чтобы сформировать такую структуру внимания, которая естественным образом формирует оценку себя и окружающего мира (и др. людей, являющихся частью окружающего мира) как категорий, имеющих равную значимость — важность.

Отношение к чему-либо, первичная (чувственная) оценка событий и ситуаций — процесс в большей мере автоматический (наверное, это естественное свойство тоналя — интерпретировать и оценивать). Можно сколь угодно долго и проникновенно декларировать о равной важности всего и вся, а потом легко попадать в очередной приступ ЧСВ.

Как бы искренне мы ни желали изменить свое отношение к ситуации, в которой явно и недвусмысленно в очередной 1001-й раз вылезла наша важность, ее оценка и самовосприятие все равно будут формироваться на основе текущей схемы распределения внимания.

И поделать с этим мы ничего не можем (за исключением использования воли, к этому еще вернемся), так работает аппарат восприятия. Но мы можем работать со структурой распределения внимания. И уже опосредованно получить на выходе необходимую нам равную важность.

Собственно, перестройка схемы распределения внимания и есть процесс избавления от чувства собственной важности. Это тот самый процесс изменения тоналя. А если говорить совсем точно, придерживаясь канонических трудов мэтра :o), то, конечно же, мы не изменяем сам тональ и его элементы (идеи, мысли, чувства), мы скорее изменяем количество внимания, уделяемое этим элементам, т.е. меняем ту самую схему распределения внимания, о которой шла речь выше.

Чувство собственной важности активно тогда, когда что-то для нас важно.

Если быть честным, то всегда есть что-то, что для нас важно: важная встреча, важная идея, мысль, важное кино, важная учеба, важное мнение близких для нас людей и т.д. И чем это важнее для нас, тем сильнее проявляется чувство нашей собственной важности. Даже наша приверженность пути воина, если она выражается в идее о том, что путь воина важнее, чем любой другой путь. Путь воина не важнее, просто он дает вполне определенный результат, который не дают другие пути. Впрочем, это уже совсем другой разговор.

Есть два нюанса.

1. Это что-то, что важно, не является важным само по себе. Важности, отделенной от индивида, не существует. Если что-то значимо, то это обязательно значимо по отношению к нам. Мы всегда проецируем нашу важность на что-то.

Представьте яркую солнечную погоду. Стоим мы себе на солнышке и, естественно, отбрасываем тень. Это тень нашей важности, в которую попадают окружающие нас события, люди, идеи, мысли. Все, что попадает в эту тень, и является для нас важным. Не было бы нас с нашей важностью, не было бы и важных для нас событий, людей, ситуаций.

Естественно, что это метафора. Нужно понимать, что речь идет все о той же схеме распределения внимания. Изначально эта схема предполагает значительную концентрацию внимания на нас самих (если говорить точнее, то на нашем образе или нашем представлении о себе), т.е. солнышко светит на нас. Если «нас много», т.е. много внимания сконцентрировано на себе, то, естественно, в зону этого внимания будут попадать и смежные участки — то, что непосредственно связанно с нами: наши дела, наши мысли, наши отношения с другими людьми и т.д.

Еще один образ. Допустим, мы в темной комнате. В одну из стен этой комнаты ввинчен шуруп. У нас есть фонарик. Мы направляем его на шуруп и, естественно, что помимо шурупа мы еще видим окружающее его пространство.

Теперь ближе к реальности. Шуруп — это наше представление о самих себе, набор идей, мыслей, чувств — все то, что мы о себе думаем и знаем. Все, что окружает шуруп — это наши поступки, ситуации, в которые мы попадаем, люди, с которыми мы общаемся, и т.д.

Луч фонарика в данном случае — это внимание. А его фиксация — причина чувства собственной важности.

Еще раз. Причина нашей важности — это всего лишь фиксация внимания на себе. Та самая самопоглощеннность, о которой говорил дон Хуан.

2. Важным что-то является только по сравнению с чем-то другим, т.е. важность некоторого человека, предмета, ситуации, идеи и т.д. не является обособленной, обязательно идет сравнение с чем-то. Ну, например, важнее быть хорошим в глазах окружающих, чем быть плохим. Важнее закончить институт, чем его не заканчивать. Важнее зарабатывать достойные деньги, чем получать какую-то ерунду и т.д.

Опять же существенная оговорка (как и в случае с мнимой важностью пути воина). Хотя это и не важно, но то, на чем сосредоточенно внимание, дает по жизни вполне определенный результат. Если, например, внимание человека по жизни зафиксировано на деньгах и способах их зарабатывания, то, скорее всего, он успешный бизнесмен, и зарабатывать деньги для него так же легко, как нам, например, обсуждать вопросы избавления от ЧСВ :o).

Суммируя все выше сказанное, можно перейти к простой технике выслеживания собственной важности.

Выслеживание важности чего-либо осуществляется с помощью одного простого вопроса:

Это для меня важно?

Памятуя о том, что важность имеет сравнительный характер, можно еще уточнить, а что важнее?

Эти вопросы, своевременно задаваемые самому себе, позволяют вести мониторинг (эх, слово-то какое) своей важности. Если мы замечаем что-то важное для нас, то это гарантированно проекция нашей же важности, т.е. ЧСВ.

Ок. Отследили. Что дальше? Как бы от этого избавиться… Надо понимать, что избавление от ЧСВ — это кардинальная перестройка схемы распределения внимания. Собственно, следование пути воина, культивирование его принципов в своей жизни и есть такая перестройка.

Избавление от ЧСВ включает в себя несколько взаимосвязанных областей.

Изучение ЧСВ, глубокое и всестороннее изучение себя,

результатом которого должно стать понимание и принятие себя (текущий образ «Я»).

Мне представляется полезным изучать ЧСВ по следующим плоскостям:

1) Эмоциональные ловушки (паразитные состояния).

2) Реакции (стереотипы восприятия и реагирования).

3) Отношение, оценка (к происходящим событиям, людям и самому себе).

4) Ожидания (связанные с подтверждением собственной значимости, по типу «люди ко мне должны относиться…», «судьба должна быть ко мне благосклонна», «из этой ситуации я должен получить…»).

5) Установки (неосознанные правила, по типу «я должен весть себя так», «мне нужно быть таким»).

6) Устремления (неосознанные цели: «хочу машину, квартиру дачу, много денег, карьерный успех, признание и т.д.»).

Все это изучается как в процессе перепросмотра, так и в разнообразных ситуациях социального взаимодействия (общение с др. людьми, совместная деятельность и т.д.), т.к. это непременная составляющая качественного сталкинга.

Глубокое и всестороннее изучение себя является основой для избавления от чувства собственной важности. Без знания себя ничего не получится. Если нет понимания того, что я есть сейчас, то о какой смене установок можно говорить? Как можно куда-то идти, не зная, где я сейчас?

Представьте — вам завязали глаза, вывезли куда-то в город и сказали, что вам нужно попасть, например, на улицу Пети Задунайского к дому такому-то. Причем вы там и не были никогда и район тот представляете очень приблизительно (свобода она такая — неизвестная). Представили? Надо думать, что добраться туда самостоятельно не реально. С подсказками, в принципе, можно. Если конечно, люди попадутся знающие.

Ситуация очень даже жизненная. Метафорическое отражение нашего положения. Учителей нет, знающих людей единицы, и людям этим, скорее всего, не до нас. Все, что остается — это снять, наконец, повязку и оглядеться по сторонам. Это не гарантирует достижения желаемой цели, но существенно повышает шансы на успех нашего безнадежного предприятия.

Тренировка навыков управления вниманием

(практики ОВД и перцептивного неделания).

Это классические практики использования периферического зрения, слушания и др. Это развитие навыков управления своим вниманием. Это то, что знакомит с вниманием/осозанием самым лучшим образом. Это то, что подводит к управлению своей волей и намерением, т.к. внутренний диалог (внутреннюю болтовню) невозможно остановить, не приложив к этому намерение.

Эти практики позволяют получить первый опыт использования намерения, воли и осознания.

Осознанное и осмысленное формирование иного мировоззрения, отношения к себя и к миру.

Это культивирование принципов пути воина. Это следование «декларации о намерениях», это стремление воплотить желаемый образ «Я», это стремление стать настоящим воином :o).

Желаемый образ (эталонная модель) неразрывно связан с безупречностью, принятием ответственности, осознанием смерти и т.д. Это можно еще назвать «что такое хорошо?». А точнее, ответ воина на этот вопрос своими действиями, поступками, мыслями и чувствами.

Проблема обычного человека заключается в том, что у него нет карты, он не знает, куда он движется и куда ему двигаться. В случае воина ситуация иная, у него есть Путь. Есть определенный корпус мировоззренческих установок, принципов поведения и отношения, которые направляют воина и отвечают на вопрос «Что делать?» и «Каким нужно быть?» Это и есть эталонная модель «Я», которую воин воплощает в самом себе.

Если в пункте один (изучение ЧСВ) мы исследуем себя реального, назовем это точкой А, то здесь мы «движемся» к точке Б — воплощаем себя желаемого. В реальности это движение условно, скорее мы создаем точку Б. Постепенно, шаг за шагом уточняя и дополняя ее, фиксируя свое внимание на определенных идеях, которые составляют желаемый образ «Я».

Именно здесь начинается формирование иной — исключающей выдающееся значение собственной персоны — схемы распределения внимания, а также оптимизация процессов мышления. При такой оптимизации уходят (а точнее, отодвигаются на задний план) лишние мысли, идеи и ценности, которые потребляют львиную долю психической энергии и внимания.

Ситуативная практика выслеживания ЧСВ и его остановка с помощью воли.

Здесь главным критерием прогресса является способность находиться в ситуациях, провоцирующих ЧСВ, оставаясь внутренне уравновешенным и спокойным. Это очень важно. Вторая самая типичная и распространенная ошибка, совершаемая теми, кто практикует сталкинг, — «уход» из ситуации, «бегство».

«Стать отшельником — значит потакать себе, своей слабости. Отшельник не отрекается, он насильно загоняет себя в пустыню, принуждая к затворничеству, или бежит от женщины, трудностей, полагая, что это спасет его от разрушительного действия сил жизни и судьбы. Но это — самообман.»

(Карлос Кастанеда, «Отдельная реальность»)

Этот уход может быть как на уровне физических действий — буквально, избегание каких-то ситуаций, отказ от общения с раздражающими/неприятными людьми, так и на уровне внимания, например — отвлечение от раздражающего фактора, размышления о чем-то другом.

Даже если это что-то другое — мысли о смерти, то правильная практика осознания смерти в этом случае (при всплеске ЧСВ) будет заключаться в связывании текущей ситуации с идеей о своей неизбежной кончине, т.е. в поле внимания нужно удерживать как мысли о смерти, так и ситуацию, в которой активизировалось ЧСВ.

Чаще всего и привычнее для нас уход из ситуации (или конфронтация). Почему? Да потому что ситуация болезненна и неприятна. Меня обидели, оскорбили и т.д. Да плюс к этому еще и осознание своей несовершенности, глупости: «Семен, Семеныч», опять ЧСВ. Соблазнительно и наиболее просто «уйти» из ситуации, забывшись и переключив внимание на что-то иное, или самоутвердиться, ответвив «ударом на удар».

Но настоящий воин :o) так не поступает! Он признает свою боль и свое несовершенство, но не как повод для сожаления, а как живой вызов… (и далее по тексту канонических трудов).

Если мы хотим тренировать волю, а точнее, учиться использовать ее для остановки ЧСВ, то нужно оставаться в ситуации, трезво воспринимая существующее положение дел. Удерживая себя при этом в спокойном и уравновешенном состоянии.

Задача этой ситуативной практики в том, чтобы осуществить переоценку определенной конкретной ситуации, не выпадая из нее, т.е. речь идет все о том же изменении схемы распределения внимания.

Естественно, что это сложно. Сложно главным образом потому, что воля формируется не сразу. Можно все прекрасно понимать, осознавать свою важность и не суметь ничего с этим сделать, не суметь «выровнять» себя только потому, что не хватает воли и намерения. Еще это сложно, потому что ситуация разворачивается быстро, и нужны хоть какие-то первоначальные навыки управления своим вниманием, которые закладываются как раз на практиках ОВД (см. пункт 2).

В заключении хочется упомянуть о третьей распространенной ошибке, связанной с избавлением от ЧСВ. Ошибка связана с тем, что человек, практикующий избавление от ЧСВ, под предлогом борьбы с этим самым ЧСВ запрещает себе определенные действия и поступки.

Например, если человек считает, что поучение других — это одно из проявлений его ЧСВ (надо заметить, что считает он так не без основания), то ошибкой будет запрет всего, что данным человеком воспринимается как поучения.

В моем случае несколько лет назад была именно такая ситуация, и под этот запрет попали вообще всякие мои объяснения. Находясь в каких-нибудь компаниях и слыша тему, в которой я мог поучаствовать, я запрещал себе это делать, аргументируя такой запрет избавлением от ЧСВ. Фактически я затыкал сам себя, как только возникало желание вставить свою «умную мысль».

Естественно, что ничего хорошего из этого не вышло. От ЧСВ я таким образом не избавился, наверное, даже больше
8000
его укрепил мыслями о том, что, претерпевая определенные трудности (подавляя желание вступить в дискуссию), я избавляюсь от ЧСВ.

По этому поводу у дона Хуана есть замечательные слова:

«Отказывая себе в чем-либо, человек потакает себе, идя на поводу самолюбия или даже самовлюбленности. Я не советую заниматься подобными глупостями. Поэтому и позволяю тебе спрашивать — все, что ты пожелаешь. Если бы я потребовал от тебя прекратить задавать вопросы, ты мог бы поранить свою волю, пытаясь выполнить мое требование. Самоограничение — самый худший и самый злостный вид потакания себе. Поступая подобным образом, мы заставляем себя верить, что совершаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в действительности только еще больше углубляемся в самолюбование, давая пищу самолюбию и чувству собственной важности.»

(Карлос Кастанеда, «Отдельная реальность»)

Эта ошибка типична. Наверное, многие, если не все, через нее проходят. Проблема в том, что подобная порочная практика запрета себе каких-то действий затрагивает самый поверхностный — поведенческий уровень, а работа с ЧСВ должна идти на уровне внимания. Отчасти это смена установок (мировоззренческий аспект), отчасти тренировка внимания (ОВД, перцептивное неделание и др.), отчасти управление своей волей (изменение фокуса внимания за счет намерения).

Более того, подобные самоограничения самым серьезным образом ограничивают поведенческий репертуар, и через несколько лет подобной дрессуры вы просто потеряете определенные коммуникативные навыки, вы элементарно разучитесь делать какие-то вещи или станете делать их гораздо хуже. В принципе это не смертельно, можно также и восстановить утраченные навыки, но смысл? Это потерянное время и упущенные возможности.

Еще это плохо по причине оскудения ситуаций социального взаимодействия. Избегая определенных действий или ограничивая свое самовыражение, мы сужаем поле нашей деятельности, мы исключаем из своей жизни множество ситуаций, которые могли бы нас многому научить.

Подобная практика самоограничений у меня рождает следующую аналогию: есть комната, в которой мы нагадили (по-крупному) и хочется ее привести в порядок, но вместо того, чтобы убрать там, мы просто прикрываем отдельные кучки листочками бумаги. Вроде и не заметно, однако пахнет… И суть от этих листочков не меняется. Можно как угодно ловко маскировать свое ЧСВ, но как энергия уходила на него, так и будет уходить.

Ок. Кто виноват понятно. Что делать?

Сейчас, попадая в ситуации, в которых проявляется мое ЧСВ, я стараюсь во-первых: 1) конкретизировать это чувство, осознать и прочувствовать его, «ухватить его покрепче за яйца» :o). 2) мягко его погасить, перестроив внимание (снять излишнюю фиксацию внимания с себя), или, если не получается, то хотя бы не дать ему раздуться.

Естественно, что я стараюсь это делать, продолжая участвовать в ситуации, которая провоцирует мое ЧСВ.

Что делать, если какое-то поведение кажется для себя не приемлемым? Те же самые поучения. Ну не нравится мне «нависать» над собеседником и вещать ему что-то «сверху». К тому же это просто непродуктивно в плане общения. Как правило, это вызывает отторжение и сопротивление. Можно высказывать действительно дельные по сути мысли и идеи, но высказывать их настолько коряво по форме, что все это просто будет натыкаться на стену неприятия и отторжения. Что делать?

Я поступаю следующим образом: во-первых, работаю с ЧСВ по описанной выше схеме, во-вторых, не уходя из ситуации, меняю ее форму, т.е. говорю несколько иначе, выбираю другие слова, по другому строю речь. Этот абзац — пример такого построения (начиная с «Я поступаю следующим образом…»).

Теперь антипример. Ребята, я точно знаю, как правильно. Вам нужно говорить по другому, вам нужно вести себя иначе, естественно, что вам нужно избавляться от ЧСВ. Это, кстати, пример так называемого директивного обращения, довольно популярного и распространенного в кастанедовской среде.

Но не суть. Все это здорово только тогда, когда внешняя работа над своей речью, формой обращения к собеседнику и т.д. не подменяет внутреннюю — работу с ЧСВ.

Еще один нюанс. Можно ли определить ЧСВ собеседника по его речи, интонациям, по форме его обращения и т.д.? С одной стороны — НЕТ, т.к. человек свободный от ЧСВ не ограничен в самовыражении, с другой — ДА, пока мне не попадались такие люди :o). Чаще всего за грубостью, высокомерием и хамством скрывается важность собеседника, незнание элементарных законов коммуникации, слабое осознание и/или небрежность.

Человек, который демонстративно ведет себя «свободно и раскованно», например, сплевывая на пол в кафе (совершенно реальная история встречи с одним из «практикующих»), или грубо указывает на ошибки посетителям форума, с вероятность 99,9% демонстрирует не отсутствие ЧСВ, а отсутствие элементарного воспитания (то бишь незнание основных законов адекватного социального поведения) и небрежность.

Подтверждается это систематическим поведением, т.е. регулярным повторением одних и тех же паттернов (схем и шаблонов) поведения.

Если человек ведет себя подобным образом всегда или ведет себя так большую часть времени, то это действительно неизжитое ЧСВ, небрежность и др. Если же человек ведет себя по разному, не зависая на одном и том же типе поведения, то это классный сталкер, и, возможно, что он уже близок к тому самому 0,1% :o).

Ну вот, вроде и все.

Источник:
Сайт Валерия Чугреева
Валерий Чугреев, 29.10.2006