На пути к новой цивилизации

Факты глобального кризиса говорят о том, что нам трудно обвинить себя в излишнем пессимизме. Они утверждают, что распространение депрессии, самой «модной» болезни в развитых странах не остановить продукцией фармакологических фирм. Исследования ученых, выводы комиссий, мнения специалистов и статистические данные ООН, обращения и призывы великих людей современности, таких, как Эрвин Ласло, говорят об одном: мир подходит к системному кризису.«Не следует думать, что новые идеи побеждают путем острых дискуссий, в которых создатели нового переубеждают своих оппонентов. Старые идеи уступают новым таким образом, что носители старого умирают, а новое поколение воспитывается в новых идеях, воспринимая их как нечто само собой разумеющееся» (Макс Планк).

Существует притча о группе людей, которые заблудились в пустыне и страдали от голода и жажды. Один из них нашел наполненную всеми благами обитель, и вспомнил тогда о своих несчастных собратьях. Однако он уже настолько удалился от них, что не знал, где они находятся. Что же он сделал? Стал громко кричать — может быть, несчастные голодные товарищи услышат его голос, приблизятся к нему и тоже войдут в эту обитель, полную всех благ.

Для кого эта статья?

Факты глобального кризиса говорят о том, что нам трудно обвинить себя в излишнем пессимизме. Они утверждают, что распространение депрессии, самой «модной» болезни в развитых странах не остановить продукцией фармакологических фирм. Исследования ученых, выводы комиссий, мнения специалистов и статистические данные ООН, обращения и призывы великих людей современности, таких, как Эрвин Ласло, говорят об одном: мир подходит к системному кризису. Сообщениями о нем, фактами и серьезными предупреждениями испещрены страницы книг и научных журналов, газет и сайтов в мировой Сети, они звучат в интервью, радио- и телепередачах, на их основе снимаются фильмы и проводятся съезды и конференции.

Обнаруживается кризис в институте семьи, в самом человеке, в религиях, в науке — во всех сферах. Сегодня человечество уже не ожидает чего-то хорошего впереди — все подсчитывают, сколько времени нам еще осталось. Еще десять лет? Еще двадцать или пятьдесят лет? И этот мир, мир, старчески подсчитывающий оставшиеся дни жизни, мы хотим оставить в наследство нашим детям?

И все-таки большинство из нас еще далеки от реальной оценки ситуации. Мы просто не осознаём угрозу. Тому есть несколько причин. Самая главная из них — мы не видим выхода. Наше сознание, — деятельное, готовое осмыслить, проанализировать любую проблему, найти решение и разработать план его осуществления, — молчит. В глубине души мы понимаем, что в данном случае частными практическими решениями, погоней за проблемами на том уровне, на котором мы их видим, не обойтись.
Особенность нынешнего состояния цивилизации в том, что кризис, охвативший все стороны ее жизни, невозможно свести к сумме экологических, общественно-политических, нравственных и иных проблем. Правда состоит в том, что кризис носит системный характер и является проявлением нарушения нами неких глубинных механизмов взаимоотношений человека, цивилизации и природы. Таким образом, эта статья для тех, кто ищет выход.

Глобализация как инструмент природного управления

Все человечество представляет собой единый организм и объединено общим замыслом. Но ведь человек этого не чувствует? Человек, конечно, не может так чувствовать. Чтобы ощутить это, он должен работать над этим. Но, не используя свою свободу воли и не прилагая усилий, он не сможет этого ощутить.

Человеку не раскроется случайно, что все мы — одно целое. Это раскроется ему, но в отрицательной форме, которая называется путь страданий, — так, как это раскрывается сейчас. Сейчас обнаруживается очень нежелательное для меня состояние — я понимаю, что зависим от всех. Я вижу, что никого не могу просто так уничтожить, даже если бы захотел, я начинаю раскрывать общую структуру всей действительности, в которой все зависят от всех. Это пугает, это вызывает желание защититься. Мне нужны ООН, ЮНЕСКО, различные всемирные организации, может быть, объединенное правительство континента, всего мира.

Я вижу, что банк становится всемирным, промышленность, торговля охватили все точки земного шара: то, что я ем, производят в одном месте, то, что я надеваю — в другом. Дело не в том, что я останусь без кофе, если страна — производитель моего кофе уйдет под воду. Все в мире стало настолько связано одно с другим! Глобализация — это не столько то, что мы сейчас с большей легкостью можем услышать один другого посредством разных средств связи. Мы зависим друг от друга.

То, что лежит у меня на столе, то, что меня окружает и вообще все, что существует в мире, стало всеобщим. Если в Тайване произойдет землетрясение, остановится все компьютерное производство, поскольку там расположено большинство предприятий. И пока эта промышленная отрасль будет создана в другом месте, еще неизвестно, что произойдет. Представьте себе, какое действие это окажет на экономику, а ведь экономика влияет на все. Мы не можем себе представить, насколько все переплетено.

Не случайно, если где-то вспыхнет война или серьезное стихийное бедствие, вся Европа, весь мир начинает волноваться. Почему? Все ощущают, что в такой ситуации не способны контролировать мир, смотреть в будущее.

Глобализация — это взаимная зависимость, и мы даже не пониманием, до какой степени. Это общая взаимосвязь раскрывается нам не только с точки зрения экономики или наличия определенных продуктов. Нам раскрывается, пока без нашего ведома, нечто другое. Мы еще не знаем о том, как мы зависимы друг от друга на истинно человеческом уровне, там, где мы действительно составляем одно целое.

Когда мы это узнаем, что нужно для этого? Нельзя сказать, что мы и вправду этого хотим. Эти раскаты глобализации — еще только начало, но мы уже недовольны всей этой зависимостью, поскольку у нас нет возможности ее контролировать. Если бы мы были морально готовы к раскрытию нашей зависимости друг от друга, если бы мы иначе относились к этому, ждали этого! Тогда бы мы увидели, насколько мудро природой уготованы, уже в процессе нашего пока еще эгоистического развития, технические, информационные, материальные основы для нашего единения, в котором каждый живет отдачей обществу.

Кризис — это постоянное столкновение двух противоположных сил. Нам необходимо понять, какие силы столкнулись в мире, в чем они противоположны, в чем связь между ними. Только тогда мы сможем выйти из этого противостояния, только тогда хоть в чем-то начнем подниматься к замыслу, к исходной точке происходящего. Ведь только в замысле нет разделения на природу и на человека, и обе эти категории действуют как одно целое.

В замысле, как в условной исходной точке, нет пока никакого воплощения — словно у человека, задумавшего построить дом. Всё у него объединено в одной этой мысли, в одном желании. Человек просто желает, чтобы у него был дом. И лишь для воплощения, то есть для того, чтобы этот замысел действительно поселился в чем-то, что было бы для него домом, нужны уже отдельно сила природы, дающая всему наполнение, некая негэнтропия, и противоположное ей желание наполниться, насладиться. Это конкретные свойства, которые уже могут воплотиться в силах, их связях, в их противоположности, вызывающей развитие, проявление все большего количества свойств, целой иерархии законов их взаимодействия, что уже выглядит как план. Это и дает возможность силе природы, в основе которой воплощен закон альтруизма, или же желания насладить все что «вне», осуществить свою программу, «построив» себе дом в средоточии противоположного ей желания насладиться, в человеке. И реализованный подобным образом замысел как бы поднимает человека на уровень самое себя. Поэтому приходится повторять вновь и вновь, что кризис, постигший человечество, — это не кризис в самом механизме природы, в ней все «идет по плану», кризис этот искусственный. Искусственный, значит направленный извне на нас, для того, чтобы заставить нас измениться.

Мир не сможет существовать, если человек не изменит своего отношения к миру с получения на отдачу. Ведь наш эгоизм — это единственная разрушающая сила, которая существует в мире. Все силы в мире, кроме нашего эго — это природные силы, находящиеся между собой в равновесии. Среди них тоже есть якобы «положительные» силы и якобы «отрицательные». Мы еще не знаем, каковы они в действительности, но так нам кажется, так мы оцениваем их относительно себя и потому так называем. Мы еще не в состоянии представить себе, как выглядит мир, все действующие в нём силы , когда человек изменяет свое отношение к окружающему.

А пока человек идет по пути эгоистического развития и эгоистического использования своих желаний, сама природа направленно создает вокруг него и всего общества угрожающую обстановку. В результате человек вынужден будет осознать свое место в системе природы, осознать свой эгоизм как единственное зло. Сам эгоизм, вызывая страдания, толкает нас к поиску методики его исправления и правильного взаимодействия с природой.

Сила общественного мнения

Для того чтобы изменить свое поведение с эгоистического на альтруистическое, человек должен изменить приоритеты, иерархию ценностей, убедиться в том, что отдавать обществу намного важнее, выгоднее, чем получать от него. Другими словами, человек должен ощутить намного большее наполнение от отдачи обществу, чем от любых эгоистических обретений.

Для достижения этой цели у нас есть только одно средство — общественное мнение. Нет ничего важнее для человека, чем мнение окружающих. Заслужить одобрение общества — цель жизни.

Человек обычно отрицает, что им движет желание добиться одобрения своих поступков. Вопрос о мотивации того или иного поступка застает его врасплох. Человек указывает на любознательность, даже на деньги, но не признается, что его мотив — общественное одобрение. Потому что общественное признание для него — самое главное!

Человек создан природой таким образом, что окружение определяет все его вкусы и ценности, он поневоле и полностью находится под властью общественного мнения. А потому общество способно навязать человеку любую, даже абстрактную ценность и любой вид поведения. Ради известности, славы, уважения, почета человек готов на все.

Общество также формирует в человеке критерии оценки собственного достоинства и самоуважения. Поэтому человек готов на все ради положительной самооценки, даже зная, что никто никогда не узнает о его поступке.
Такова сила единственного имеющегося у нас инструмента — общественного мнения.

Принцип объединения

В естественном механизме развития человечества действуют два фактора: эгоистические силы, негативно влияющие на общество, и силы альтруистические, влияние которых на общество позитивно.

Исследуя этот механизм, К. Маркс принял к сведению лишь результаты деятельности позитивной и негативной сил, т.е. созидание и разрушение, производимые в обществе. В соответствии с этим он и спланировал свою тактику, но не обратил внимания на причинные факторы, приводящие к подобным последствиям. Это похоже на действия врача, который не обращает внимания на корень болезни, а лечит больного, исходя лишь из внешних ее проявлений (подобно основному принципу современной медицины).

Такая методика скорее принесет больше вреда, чем пользы, поскольку в расчет нужно принимать оба фактора: и причину болезни, и саму болезнь. Только тогда можно будет отыскать надежное лечение.

Тот же недостаток присутствует и в тактическом методе марксизма, который совершенно не принял в расчет сами силы субъектов в обществе, обратив внимание лишь на их созидательное и разрушительное действие.

Это привело к тому, что выбранное Марксом тактическое направление вело в противоположную от построения «общества справедливого распределения» сторону. Ведь ясно, что коллективный строй обязан держаться альтруистического направления, поскольку в самой сути слов «справедливое распределение» заложено чисто альтруистическое восприятие, полностью сбрасывающее рамки эгоизма. Эгоист стремится использовать ближнего себе во благо, и с его точки зрения, в жизни нет ни малейшей справедливости, если человек не действует на пользу самому себе.

Однако в тактике марксизма обнаруживается наиболее узкое эгоистическое направление, обратное направлению к цели. Взращивание ненависти к противоположному классу, разрушение институтов старого строя и преследование его представителей, насаждение в сердцах пролетариев такого чувства, словно весь мир наслаждается и благоденствует за их счет — всё это чрезмерно увеличивает эгоистическую силу пролетариев и совершенно выхолащивает из них альтруистическую силу. А если маневр устремлен в сторону, противоположную цели — разве можно когда-нибудь достичь ее!?

Должен быть предусмотрен более высокий уровень, цель, во имя которой человек соединяется с обществом. Иначе, это называется обществом преступников.

Разве в России не хотели достичь любви между товарищами? И разве понятие товарищ пришло не отсюда? Хотели сделать это по-хорошему, не получилась, стали действовать силой, но вначале они действительно хотели это сделать, это было хорошее желание.

Природа вынуждает нас соединиться в одно тело. Каждый должен почувствовать, насколько не только бесперспективно, но и опасно ощущение отделенности, и соединиться с другими. Чтобы обеспечить их знанием и пониманием основ природы альтруизма, то есть буквально обеспечить их будущим, возможностью выжить и жить во имя жизни всеобъемлющей природы, всего организма.

Так происходит даже в нашем биологическом теле, где связи между клетками создаются не для того, чтобы просто существовать, эта связь призвана обеспечить жизнь на более высоком уровне, на уровне Человека. Так происходит и с каждым даже в жизни нашего, эгоистического общества. Человек способен воспринять цели общества, его референтной группы в качестве цели своей жизни вплоть до готовности жертвовать ради нее личными интересами и даже жизнью. Проблема только в том, что сам человек, все чудо организма которого, чудо слаженной работы множества факторов, клеток и органов готово обеспечить физическую основу для достижения им высокой цели в жизни, — этой цели не имеет. И буквально сжигает свою жизнь по пустякам или ради эфемерных выдуманных целей. Кто же даст человеку высокую цель в жизни, если не общество? Но мы видим, что само сообщество людей в любой форме руководствуется эгоистическими целями выживания, захватов и жизни за счет других или, того хуже, целями лидеров и отдельных партий, которые эгоистичны по определению.

То есть общество просто обязано познать альтруистичность Природы, принять слияние с ней, организацию жизни в подобии ее высшему принципу как цель жизни. И, таким образом, дать каждому возможность соединить в осознанном подобии Природе все уровни существования — от жизни клеток и органов в каждом отдельном организме до цели жизни человечества.

Чего хотят люди?

Любое, самое подробное и интеллектуальное объяснение того, почему мы страдаем, сводится, в конце концов, к чувственному пониманию. Тут не требуется большой мудрости, развитого интеллекта, обучения на специальных курсах или по книгам. Речь идет лишь о том, чтобы вкратце объяснить любому человеку причину его страданий. А об этом хочет услышать каждый. Всех волнует вопрос: почему они страдают, почему им плохо, почему не идут дела? Этому есть простое объяснение, с которым согласны все религии и методики: причина в том, что мы погружены каждый в собственное эго и наши эго ненавидят друг друга. Об этом говорят все, однако предлагаемый метод исправления ситуации в мире, спасения от кризиса, отличается тем, что качественно и изнутри объясняет нам, откуда проистекает причина страданий и как на данном этапе можно исправить ситуацию, чтобы их избежать.

Мир полон отверженных, страдающих и умирающих от голода людей. Проблема в том, что мы предпочитаем от них откупиться, лишь бы забыть о них и с чувством выполненного долга вернуться к собственным делам. Мы не хотим посвятить им свое желание, любовь, чувство, отношение. Нам хочется избавиться от этих забот за деньги. Мы были бы рады, если бы этих людей не было вовсе — тогда не пришлось бы им помогать. Однако они существуют, и, не имея выхода, мы по разным причинам приходим им на помощь. Мы не относимся к ним как к членам собственной семьи, как к своим близким. Я не люблю их, я не отдаю им своего сердца, я не чувствую их так, словно они живут у меня в доме. Я просто готов заплатить, чтобы отделаться от этой проблемы, спрятать ее и не подпускать их себе.
Однако общая альтруистическая природа обязывает меня жить вместе со всем человечеством одной семьей.

На деле выходит следующее. Отдав на благотворительность, скажем,
8000
тысячу долларов, я перестаю думать о нуждающихся, да еще горжусь и кичусь собой: «Посмотрите, какой я хороший». Тем самым я совершаю ошибку, но никто в мире не может убедить меня в том, что я сделал что-то плохое или поступил неверно. В результате, я лишаю себя возможности понять, что же в действительности мне нужно делать.

Я не обеспечил нуждающихся лекарством, я не разрешил их проблему на человеческом уровне, где и кроется изъян, суть которого — отсутствие связи и любви меж нами. Наоборот, я дал «решение» на простом материальном уровне: кусок хлеба, мешок муки. Разумеется, этим я не решу проблему, поскольку она относится к человеческой ступени, к связи между нами. И потому люди, пытающиеся накормить Африку и Азию — пускай даже они сделают в миллион раз большего того, что делают сейчас, — не остановят нищету, пока не позаботятся о любви между народами.

Прием иммигрантов из бедных стран и прочие действия такого рода лишь усиливают ненависть среди народов. Ты сближаешься с другими людьми благодаря своей отдаче, но осуществляешь ее не на уровне самой проблемы. Вместо того, чтобы давать им свою любовь, ты предоставляешь им рабочие места, пропитание и национальное страхование, как это сделали, например, во Франции. Так проблема не решается. Наоборот, ты лишь еще больше обостряешь ее, и тогда она прорывается в виде террора или, скажем, недавних беспорядков, сопровождавшихся сжиганием машин и прочими бесчинствами.

То же касается и Африки. Никто в Африке не любит благодетелей, поставляющих туда еду, — как будто поставки эти являются не актом благотворительности, а выполнением прямого долга. Чего же требуют африканцы, в своей ненависти к европейцам? По сути, они требуют любви, равенства: «Я хочу не хлеба, я хочу быть как ты». Тут имеется в виду не хлеб в прямом смысле, ведь это минимальный уровень существования. Конечно же, речь идет о том, что лежит над уровнем пропитания. А потому умирающие с голоду благодарны нам за то, что мы даем им хлеб, однако если они получают что-то сверх «хлеба насущного», сверх того, что требуется для выживания — на этом уровне, уже обеспечив как-то свое тело, они начинают требовать любви.

Каждый требует любви. Если же вместо любви ты по французской схеме предоставляешь человеку возможность учиться, национальное страхование, крышу над головой, то в ответ получаешь ненависть. Ведь подсознательно, сами того не понимая, люди требуют именно любви и не получают ее.

Любовь можно давать, исходя из чувства необходимости, осознавая, что все мы — одна семья. Пока мы не наладим свои взаимоотношения так, чтобы стать одной семьей, человечество будет лишь всё глубже и глубже погружаться в кризис.

Альтруистические организации

Альтруистические силы общества, действующие уже сейчас, из природы своей, из той меры беспокойства, которую они проявляют о других, о мире, в принципе, кажутся наиболее приспособленными для восприятия идеи альтруистической перестройки системы общественных ценностей.

Эти силы сосредоточены не в каком-то одном народе или в одной стране — эти люди рассеяны по всему земному шару. Они являются активными, действующими членами всевозможных организаций, правительств, комитетов по образованию и культуре.

Однако, смогут ли такие разные организации как «Amnesty International», «Друзья Земли», «Гринпис»,
Международный комитет Красного Креста, масса других альтруистических объединений понять необходимость единого для всех людей решения, дающего выход из кризиса? Ведь у них, в общем-то, разные виды и направления деятельности и мышления.

Ни у одной из них нет развернутой программы выхода из системного кризиса, изменения жизни на планете к лучшему. Каждая организация и каждый человек внутри организации имеют свое собственное мнение. Однако, мне кажется, все они способны понять, что наша общая проблема только выглядит для одного в виде тающих ледников, для другого — в виде голода, для третьего — в виде потепления или цунами, ураганов или землетрясений, войн, террора или наркотиков, — в виде тысячи всевозможных проблем. Вполне реально показать им, что все эти проблемы связаны с одной причиной, и с устранением этой причины проблемы исчезнут. Причем этих проблем не просто не будет, а вместо них придет процветание, мир и любовь.

При встрече с представителями альтруистических организаций, таких как ООН, беседуя с ними по всем больным вопросам, обнаруживается, что они приходят к осознанию, что их деятельность не приносит ожидаемых плодов. Так называемые доноры, которые поддерживают эти организации солидными суммами, начинают видеть, что хотя и работают эти организации, но это практически не приводит к видимым положительным изменениям в мире, в стране. Возникает вопрос о пересмотре всей доктрины. В этой готовности осознать узость концепции и заключается добро.

И сейчас намечается очень серьезный пересмотр всех направлений, ревизия концепций у многих этих добровольных альтруистических организаций.

Объяснение методики исправления

Наш эгоизм является единственным нашим врагом, злом, которое, подобно раковой опухоли, разросшейся в теле, убивает нас. Он лицемерно обкрадывает нас, вплоть до того, что уводит в могилу без какой-либо награды за все наши страдания в этом мире.

Даже сейчас, в эгоистическом состоянии, мы неосознанно отдаем, а не получаем, поскольку не забираем произведенных нами излишков в могилу, а только испытываем фальшивое наслаждение, гордясь приобретенным.

Мы отдаем все, что вне меры необходимого, т.е. ведем себя абсолютно альтруистически. Проблема только в том, что по замыслу Природы мы должны поступать так добровольно, осознанно, с желанием.

Доказательство того, что и сегодня мы альтруисты поневоле, хотя этого и не осознаем: если усилия, затраченные в течение целого рабочего дня, приводят к наслаждению протяженностью даже в полдня, то на самом-то деле это ведь отдача, а не получение, поскольку отданные усилия намного больше полученного наслаждения. Поэтому все мы, согласно простому арифметическому расчету, являемся отдающими, а не получающими.

Как это ни странно, но именно сегодня, при столь большой эффективности и производительности труда, освободившись от рабства и гнета периода капитализма, мы оказываемся более порабощенными, чем прежде. Все мы мечтали когда-то — еще несколько десятков лет назад — о коротком рабочем дне, о продолжительном отдыхе и полноценном досуге, теряясь в догадках — чем же человек будущего будет заниматься в свое освободившееся время!

Однако сегодня, в результате порабощения современным обществом, мы прикладываем усилия ради удовлетворения своих потребностей, по меньшей мере, 14 часов в день, с муками и страданиями, как работали сотни лет назад рабочие в период начала эпохи индустриализации. Все это является следствием того, что и государство, и его представительские органы, все наши лидеры также есть продукт порабощения самого общества новым классом государственных чиновников-бюрократов.

Жаждущие проявить себя, свою единственность, показать себя обществу, заслужить одобрение, восхищение, славу и почет получают в альтруистическом обществе еще большие возможности для реализации своей личности и индивидуальности.

Это похоже на историю про богача, который не хотел содержать своего старого отца. Но суд постановил, чтобы он содержал отца с уважением не меньшим, чем свою семью. А в противном случае он будет строго наказан судом. Разумеется, он взял отца в свой дом и был вынужден обеспечивать его всеми благами. Однако сердце его наполняла печаль. Сказал ему отец: «Так или иначе, ты даешь мне все со своего стола. Так какая тебе разница и что ты потеряешь, если у тебя к тому же будет хорошее намерение, приемлемое для всякого приличного человека — радоваться тому, что имеешь возможность выразить уважение своему отцу, который истратил на тебя все силы и сделал тебя уважаемым человеком среди людей? Зачем упрямиться в глубине сердца и сожалеть? Можешь ли ты как-то избавить себя от этого?»

Таково положение дел. В конечном счете, мы совершаем отдачу обществу, и лишь общество остается в выигрыше от нашей жизни, «ибо всякий человек от мала до велика пополняет запасы и обогащает общественную кассу». Когда сам человек взвесит страдание и наслаждение, которое он получает, то результатом будет большой дефицит. Следовательно, мы поневоле совершаем отдачу ближнему — только с болью в сердце, с большими и горькими страданиями. Все изменение — психологическое, и итогом его станет то же действие только осознанное, с хорошим намерением, в дополнении с ощущением вечной и полной жизни.

Поскольку деятельность альтруистических сил мира будет вести его к равновесию с Природой, мир получит естественную поддержку в виде ослабления всех проявлений кризиса. Природа чутко реагирует на альтруистические изменения в человеке, потому что они направлены в сторону подобия ей. Все большее подобие Природе приведет к изменениям окружающей среды и общества.

***

У большей части человечества существует некая вера в будущее, то есть стремление знать, что есть нечто выше всего того, что он может определить как его жизнь с ее реалиями.

Однако то, что выше этой жизни, на сегодняшний день разбилось, страдания в этом мире настолько сильны, что человек все меньше их связывает с чем-то, находящимся выше этой жизни. Тяга к мистике, вместо тяги к религии очень характерна для того состояния, когда человек пребывает не просто в смятении, а когда он страдает душевно, ощущая, что есть более высокий смысл в его существовании, но между ним и тем, что он вынужден называть реальностью, стоит какая-то непреодолимая преграда. Поэтому он ищет выход, и не знает, чем себя наполнить сегодня, поэтому гонится за временными, случайными решениями, ищет предсказателей будущего. Но на самом деле, будущее заключено в сегодняшнем выборе. Наш выбор — быть пассивным или активным элементом программы управления. То есть, иными словами, выбрать долгий путь страданий или короткий путь исправления.

Все мы действуем по программе, которая заложена в природе, только мы не понимаем эту программу, хуже того, мы часто даже не подозреваем, что она существует. И эта наша «наивность» проявляется в том, что причины проблем повседневности мы по привычке относим или к случаю, или к злой судьбе, к плохому начальству и нерадивому правительству. Она и в том, что мы, отворачиваясь от системного характера кризиса, решаем частные проблемы. Мы не понимаем, как мы развиваемся, как развивается природа, как развиваются человечество, общество, окружение.

Человек называется человеком, когда он что-то добавляет от себя в природное течение событий. Так где же здесь «от себя»? В сложившейся ситуации «добавить от себя» возможно только в том случае, если мы возьмем высшую силу природы, альтруизм, и с ее помощью совершим изменения в нашей природе. Если же мы действуем только с помощью сил, которые природа выделила нам, то называемся «подобными животным смертным». И тогда мы просто более развитые животные, «социальные животные», как угодно, — но не более того.

Направления работы

Хотя человеку кажется, что он свободен, действует по собственному желанию, он выполняет указания генетической программы, заложенной в нем, и желания среды, которая навязывает ему свои ценности и стандарты: выгоду и преимущества быть сильным, властным, преуспевающим. И человек всю свою недолгую жизнь тяжело трудится только для того, чтобы общество оценило, насколько он преуспевает в выполнении его установок. Получается, что он вообще не живет ради себя, а насилует себя, чтобы достойно выглядеть в глазах общества. Путь к свободе начинается в избавлении от диктата искусственных общественных стандартов. А затем — в собственном свободном выборе пути к равновесию с Природой и достижении тем самым совершенства и вечности. Поэтому создание условий для реализации свободы воли возможно лишь путем выработки новых общественных стандартов, не расходящихся с естественным законом альтруизма и формирования нового общества, обусловленного сформированными принципами.

Переход человечества от эгоистических действий к альтруистическим происходит в два этапа:
— объединение альтруистических сил планеты (организаций и личностей)
— присоединением к ним всего человечества

По мере объединения альтруистических сил, как единой глобальной общественной силы, станет возможно:
— работа со СМИ,
— включение в правительства в качестве решающей силы,
— противостояние неальтруистическим организациям,
— влиянием на отдельные личности и, в целом, на привлечение к этой идее всего человечества.

Если объединение альтруистических организаций мира превратится в реальную силу, оно сможет влиять своим мнением на глобальные решения во всем мире.

Объединенные альтруистические организации создадут такое сильное общественное мнение о предпочтительности только альтруистических поступков, что общество поневоле начнет перестраиваться под новые ценности. Таким образом, возможно постепенное создание новой альтруистической цивилизации. В результате подобия человечества единому общему альтруистическому закону природы, исчезнут все проблемы, как в едином здоровом организме.

Шансы принятия программы общества будущего

Сегодня весь мир в результате глобализации, внедрения интернета и развития интегральной науки, включающей в себя все ее отдельные отрасли, находится в состоянии столь глубокой и разносторонней взаимозависимости отдельных стран и народов, что все люди Земли связаны друг с другом, как одна семья. Это пока еще не столь очевидно, но скоро будет заметно все больше и больше.

Выходит, что даже самый большой эгоист будет готов воспринять идею построения альтруистического общества, поскольку на него, как и на всех людей, влияют общечеловеческие проблемы. Невозможно достичь наслаждения, адекватного приложенным усилиям. Существует реальная опасность уничтожения цивилизации в результате экологической катастрофы, термоядерной войны, массированной террористической атаки. Ничего невозможно запланировать на будущее: всемирный банк постоянно колеблется и неизвестно, что с ним будет. Семьи, как таковой, уже не существует: дети уходят от родителей, употребляют наркотики. И так далее. Получается, что человек не находит никакой опоры под ногами.

И здесь самое время сказать «Знаешь, в противоположность всему ты можешь почувствовать себя самым наилучшим образом, комфортно и хорошо, и твое «Я» при этом останется».

Ведь строя свои действия на основе эгоизма, человек уверен, что тем самым сохраняет собственное «Я». Только об этом он и беспокоится. Только об этом!

Это с одной стороны.

С другой стороны, эти системы уже давно существуют в человеке. Если посмотреть на то, как на протяжении тысячелетий процесса развития человечества выстроилась структура отношения к ближнему — самая эгоистическая, наиболее скрытая внутри человека с альтруистической внешней формой, то это просто чудо! И все это исходило только из стремления к сохранению собственного «Я».
На сегодняшний день нельзя сказать, что все люди — полные эгоисты. Среди них есть много групп и объединений, осознающих, что в отдаче приобретают больше. Нынешняя ситуация совсем не та, что была сто или двести лет назад. Кроме того, влияет также и накопившееся отчаяние. Воздействие идет с двух сторон.

Поэтому идея альтруизма не бессильна. Сегодня никто не может прийти и посмеяться над этим, потому что эгоизм не выигрывает. Мы видим по молодому поколению, насколько глубоко они понимают, что эгоизм не приносит выгоды, а отдача может дать какую-то альтернативу этой жизни. Человечество готово воспринять идею построения альтруистического общества.

А. Козлов