К вопросу о вере

Сразу кажется, что статья будет о религии – это немного пугает. Типа догматы и директивы и все такое. Все практически с точностью до наоборот. Любая религия предполагает уверовать, а затем с точки зрения Веры рассматривать окружающий мир и события в нем. В этом случае любой новый опыт соответствующим образом интерпретируется, а Вера остается незыблемой.Сразу кажется, что статья будет о религии – это немного пугает.
Типа догматы и директивы и все такое.
Все практически с точностью до наоборот.

Любая религия предполагает уверовать, а затем с точки зрения Веры рассматривать окружающий мир и события в нем.
В этом случае любой новый опыт соответствующим образом интерпретируется, а Вера остается незыблемой.

Любое событие, каким бы оно ни было, может быть не только объяснено, но и воспринято с позиции Веры. Психологи в подобных случаях предлагают поверить во что-нибудь хорошее, только поверить по-честному. Тогда мир соответственно будет подтверждать событиями эту новую Веру. (А как поверить в то, чего пока нет? Поверить в возможность? Именно! И это как раз и предлагал Христос!)
Тогда что же такое реальность, и как с ней познакомиться?

Долгое время раздумывая над этим и работая с клиентами, я считала, что максимум, чего мы можем достичь в этой жизни, это выбрать себе Верования, в которых нам будет здорово жить.

Например, «Чтобы ни случилось, все к лучшему», а потом отыскать, в чем это «лучшее» заключается.
Потом оказалось, что делать выводы на основании уже имеющихся фактов и не ошибаться при этом практически невозможно. Каждый следующий факт достраивает, а то и перестраивает общую картину.
Тогда вспомнилось словосочетание «толерантность к неопределенности».

Вера нужна для того, чтобы было, на что опереться, чем «прикрыть спину». Она снимает или хотя бы снижает самый глубокий страх, существующий на уровне убеждений, выученный на ранних этапах развития и надежно вытесненный из сознания. Самой интимной зоной внутреннего пространства является зона убеждений.

Соответственно, мало кто сколько-нибудь всерьез задумывается о своих убеждениях.
И если даже это происходит, то объяснить почему убеждение именно таково, а не «другово», практически невозможно. Вернее невозможно совсем, это вопрос Веры.

Как в анекдоте:
« — Ты умер.
— Нет, я жив.
— Нет, ты умер.
— У мертвецов течет кровь?
— Нет.
— Ну вот, а у меня течет, видишь?
— Значит, у мертвецов течет кровь.»

Вера препятствует получению нового опыта.
А любая попытка расширения зоны верования вызывает в лучшем случае раздражение, в худшем панику.
Но все не так брутально, как кажется.

Детская способность воспринимать мир непосредственно может постепенно возвращаться.
Помните, как красив танец полиэтиленового мешка на ветру?
Как удивительны звезды в лужах?

И как это приятно, строить рожи перед зеркалом? И месить грязь?
Если я перестаю запрещать (начинаю разрешать) себе новые впечатления, переживания, состояния, мой мир становится шире( или глубже). Как это сделать? Попробовать!
Что это дает?

Если моему маленькому мирку грозит маленькая угроза, это может стать крушением моего мира.
Если же мой мирок становится хоть чуть-чуть больше угрозы, я могу это выдержать и победить, и стать сильнее.
За счет таких простых и приятных вещей, например, как разглядывание снежинок или сосулек, наблюдение за своим дыханием, или дыханием любимого человека, или любимой собаки, слушание ветра или тишины.
Вы скажете, это неважно и слишком мелко? Ну так ведь это тоже вопрос Веры.

Источник:
Алена Сагадеева
Самопознание.Ру